Учебное пособие, написанное академиком Я. К. Гротом, «Русское правописание», изданное в 1894 г.


Книга Г. Роледера «Онанизм», вышедшая из печати в 1927 г. и рассказывающая о лечении пагубной привычки.


Развлекательная и познавательная книга Г. Вагнера и К. Фрейера «Детские игры и развлечения», изданная в 1902 г.


Книга Н. Тяпугина «Народные заблуждения и научная правда об алкоголе», вышедшая из печати в 1926 г.

Субъективный идеализм И. Фихте


Краткий очерк истории философии
Под ред. М. Т. Иовчука, Т. И. Ойзермана, И. Я. Щипанова.
М., изд-во «Мысль», 1971 г.
OCR Biografia.Ru


Иоганн Готлиб Фихте родился в 1762 г. в крестьянской семье, рано выделился своими способностями и благодаря случайным обстоятельствам получил образование. Приглашенный в 1794 г. занять кафедру философии в Иенском университете, Фихте развернул там в период 1794—1799 гг. энергичную деятельность. Однако в 1799 г. он был обвинен в пропаганде атеизма и уволен из университета. Фихте переехал в Берлин. Берлинский период жизни Фихте характеризуется спадом прежнего его увлечения французской революцией. Он развивает буржуазно-националистические воззрения и становится одним из идеологов немецкого буржуазного освободительного движения. Во время оккупации Германии армией Наполеона он прочитал в Берлине публичный цикл «Речей к немецкой нации». В них Фихте призывал немецкий народ к возрождению, к объединению, а также к реформе системы воспитания. При этом он сформулировал тезис о первенстве народа над государством. Во время новой войны с Наполеоном (1813) Фихте вступил в ряды добровольцев и в 1814 г. умер, заразившись тифом в одном из военных госпиталей.
Начав с критики немецких феодальных отношений, став борцом за воссоединение Германии, Фихте в своем учении выдвигает на первый план вопросы «практической» философии — исследование морали, а также государственного устройства. Как и Кант, он исходит из положения, что в соотношении между теоретическим и «практическим» разумом первенство, примат принадлежит последнему.
Неразвитость капиталистических отношений в Германии, политическая слабость, отсталость немецкой буржуазии приводили к тому, что даже у таких глубоких умов, каким был Фихте, понятие о «практике» извращалось и приобретало идеалистический характер. Фихте сводил практику к деятельности лишь нравственного сознания. Свои политические требования он развивает в виде требований абстрактного разума, нравственного сознания.
Предпосылкой «практической» философии Фихте было убеждение в том, что принципы морали должны опираться на твердые теоретические основы, связанные в строго научную систему. Для этого необходимо выяснить, что такое философия как наука или — в еще более общей постановке — что делает науку наукой. В соответствии с этим Фихте излагал свое философское учение как теорию науки, или наукоучение (Wissenschaftslehre). В качестве теоретической «науки о науке» философия должна указать основоположение всякого знания. Это основоположение — высшее, безусловное для всех наук и должно выражать собой действование. Науки не исходят из него непосредственно, но оно лежит в основе их всех. Из него могут быть выведены основоположения всех специальных наук.
Главное произведение Фихте — «Наукоучение» (1794)— не трактат о бытии, а трактат о науке. Твердо убежденный в познаваемости бытия, Фихте в отличие от Канта основывает в своем «Наукоучении» теорию познания на субъективно-идеалистической теории бытия. Фихте отбрасывает кантовское положение о непознаваемости «вещи в себе». Он критикует Канта, однако, не с точки зрения материализма, а с точки зрения субъективного идеализма, более последовательного, чем кантовский. Первичная, всеобъемлющая, определяющая реальность — это, по учению Фихте, абсолютное «Я». Этот идеалистически понимаемый субъект есть «метафизически переряженный дух в его оторванности от природы...».
По убеждению Фихте, в философии возможны только две основные точки зрения: материализм (который Фихте именует догматизмом) или идеализм. Философа делает сторонником той или другой точки зрения не теоретическое исследование вопроса, а практическая склонность. Материалист идет от бытия к сознанию. Однако, по Фихте, невозможно объяснить, каким образом материальное бытие способно превращаться в сознание, в представление. Напротив, идеалист идет от сознания к бытию. Переход этот, по мнению Фихте, вполне осуществим, так как я могу направить свое сознание на деятельность моего мышления. В этом случае мышление становится бытием по отношению к моему сознанию. Таким образом, полагает Фихте, идеализм, идущий от сознания, в этом отношении имеет преимущество перед материализмом.
Фихте начинает свое учение с рассмотрения непосредственно данного факта — с интуиции деятельного субъекта, или «Я», которое обнимает в себе все, что может быть мыслимо.
Развивающуюся деятельность «Я» Фихте понимает как движение от первоначального положения или утверждения мысли к противоположному положению, а от этого последнего — к третьему положению, которое есть единство, или синтез, их обоих. Кроме исходного «Я» должно быть, по Фихте, предположено и какое-то «не-Я», иначе говоря, кроме «сознания» должна быть «природа», кроме «субъекта» — «объект». Фихте признал, что это «не-Я», эта «природа», этот «объект» не только должны быть признаны как существующие, но они действуют на «Я» и в каком-то смысле определяют его деятельность. Необходимо, чтобы само «Я» испытало на себе некий «толчок» со стороны противостоящего ему «не-Я».
Фихте подчеркивал, что мы не может познать посредством понятий, каким образом «толчок» со стороны «объекта», «не-Я», определяет действие нашего «Я», «сознания». Это действие, определяемое «толчком» со стороны «не-Я», только непосредственно чувствуется нами, но не познается. Таким образом, в основе теоретической деятельности лежит бессознательная деятельность. Под деятельностью «Я» Фихте понимает прежде всего нравственное поведение субъекта. Цель деятельности человека— исполнение закона морали, выполнение долга. Этому исполнению противодействуют естественные склонности человека. Источник их — физическая природа человека, связанная со всем миром. Это и есть «не-Я», противостоящее «Я» и побуждающее его к действованию. По мнению Фихте, условием выполнения нравственного закона может быть лишь победа над чувственными склонностями. Чем сильнее действие чувственной природы на человека, тем более высокое моральное значение получает победа нравственного закона над склонностью.
При этом Фихте разъяснял, что его «не-Я» отнюдь не есть кантовская «вещь в себе». У Канта «вещь в себе» лежит за пределами или вне границ сознания. У него же (в противоречие с тем, что он утверждал выше) «не-Я» не может существовать в качестве независимой от сознания «вещи в себе». Оно необходимый продукт особой деятельности сознания. Деятельность эта такова, что в то время, когда она совершается, у нас нет сознания о ней. Поэтому обычное мышление ничего не знает о ее существовании, оно должно с необходимостью принимать ее продукты за вещи, которые будто бы существуют сами по себе, независимо от сознания и которые будто бы действуют на сознание.
Но философское мышление, утверждает Фихте, преодолевает эту неизбежную иллюзию обыденного мышления, которое полагает, что содержание наших ощущений дано нам извне. На самом же деле, по мнению Фихте, эта «данность» есть лишь необходимое представление, возникающее из продуктивной деятельности «Я». Первичной оказывается именно эта деятельность «Я», которая должна рассматриваться как основной постулат наукоучения. Фихте называет этот акт деятельности «дело — действованием» (Tat-Handlung).
Для того чтобы прийти к сознанию безусловной необходимости вышеуказанного постулата, нужна, по Фихте, особая способность ума. Это способность, для которой уже не существует обычной противоположности между деянием и его результатом, между субъектом и объектом. Она непосредственно созерцает, или «видит», их нераздельное единство. Эту высшую способность Фихте называет интеллектуальным созерцанием (или интеллектуальной интуицией). Только когда мы начинаем рассматривать мысль как начало деятельное, практическое, возникает возможность устранить противоположность субъекта и объекта. Таким образом, не теоретическая способность делает возможной практическую, а, наоборот, практическая способность делает возможной теоретическую.
В рамках субъективного идеализма Фихте развивает диалектическое понимание процесса деятельности. По его мысли, деятельное «Я» всегда приводится в движение и побуждается к действию чем-то противоположным. Необусловленная деятельность «Я» есть процесс беспрерывно воспроизводящихся противоречий между деятельностью и ее задачей: едва преодолено и снято одно препятствие, как тотчас же возникает другое, и этому снятию и отодвиганию границы по сути никогда не может быть положен конец. Фихте назвал свой метод не «диалектическим», а «антитетическим», он проводит этот метод через весь свой труд.
Изложение и формулировка основных положений теоретической философии сочетается у Фихте с систематическим выведением логических категорий. Следуя своему «антитетическому» методу, Фихте движется от теоретических основных положений — через рассмотрение ощущения, созерцания и воображения, а также мышления (рассудка, способности суждения и разума) — к основным положениям практического разума с его способностями, стремлениями.
Излагая порядок развития категорий, Фихте показывает, что субъект последовательно возвышается от самой низшей ступени теоретической деятельности до наивысшей. На ней он постигает, что самый объект, или предмет, мысли есть результат собственной активности мышления. Таким образом, по замыслу Фихте, метод «наукоучения» совпадает с естественным ходом развития человеческого ума и «наукоучение» оказывается своеобразной связной историей человеческого духа.
Метод Фихте отличается от диалектического метода Гегеля. У Фихте антитезис не выводится из тезиса, а ставится рядом с тезисом как его противоположность. Именно поэтому Фихте и назвал свой метод антитетическим.
В «практической философии» Фихте — в его учении о праве и государстве, учении о воспитании — центральным понятием является понятие свободы. Это понятие складывалось у Фихте под непосредственным впечатлением событий французской буржуазной революции 1789—1794 гг., краха феодальной системы в Германии, военного и политического разгрома Германии и последовавшего за ним буржуазного национального движения. Теоретически это понятие было подготовлено этикой Канта и социальными идеями Руссо.
Главной проблемой этики Фихте считал противоречие между необходимостью и свободой. Под влиянием Спинозы он признает, что воля человека и вся его духовная деятельность вообще детерминированы, так же как и физическая природа человека. Человек подчинен закону причинной обусловленности не только как часть или явление природы, но и как субъект гражданской истории. Эта обусловленность настолько необходима, что все называемое нами случайным оказывается лишь видимостью случайности и объясняется недостаточным познанием. Однако всеобщий характер необходимости, действующей в истории, не исключает, по Фихте, возможности свободы. Свобода состоит не в упразднении естественной и исторической необходимости, а в добровольном подчинении индивида законам и целям развития человеческого рода. Подчинение это основывается на познании самой необходимости.
Мысль о том, что условием свободы может быть не отмена необходимости, а только действие, основанное на познании необходимости, не была нова. Предшественниками Фихте были в античности стоики, а в философии XVII в. — Спиноза. Но у Спинозы вопрос об условиях достижения свободы ставился в зависимости от одного только познания необходимости. Вследствие этого свобода рассматривалась как достояние лишь мудреца. Фихте ставит вопрос о свободе исторически; он полагает, что существуют различные степени свободы, обусловленные различиями исторических эпох.
Фихте полагает, что наука о праве, определяющая внешние отношения между людьми, должна быть строго отделена от этики, задача которой — свобода во внутренней сфере человека. По мнению Фихте, право базируется не на нравственном законе, а на отношениях взаимности. Гарантией взаимного соглашения является добровольное подчинение каждого установленному в обществе закону, а это подчинение предполагает договор о гражданском общежитии.
Фихте отвергает теорию деления власти на законодательную, исполнительную и судебную и исключает из сферы государственного права вопрос о принципах государственного устройства как вопрос практической политики. Государство может требовать от каждого гражданина признания прав другого только при условии, если сама организация государства в состоянии достигнуть того, чтобы у каждого была собственность. Социальный мир Фихте — мир буржуазной частной собственности. Человечество, утверждает Фихте, распадается на собственников и несобственников, и государство есть организация собственников. Это положение содержит в себе глубокую догадку об экономической, классовой природе государства. Однако Фихте не видит» что эта организация собственников, по сути, есть политическое господство одного класса над другим. Фихтевская теория права основывается на буржуазной идеализации отношений частной собственности. Проницательность Фихте сказалась в том, что он ясно понимает определяющее для буржуазного общества и буржуазного государства значение частной собственности. Ограниченность Фихте — в идеализации этой частной собственности.
Разработанный Фихте проект устройства немецкого общества и государства заключает в себе ряд реакционных черт. Фихте порой выступает против тенденции исторического развития капиталистического общества. Так, он мечтает о сохранении средневековых перегородок между цехами ремесленников, между сословиями феодального немецкого общества, не понимая того, что капиталистическое развитие неумолимо уничтожает экономическую изолированность феодальных государств, создает международный капиталистический рынок. Фихте мечтает о создании «замкнутого» в себе, экономически изолированного от всего остального мира национального немецкого государства. Эти идеи он изложил в сочинении «Замкнутое торговое государство» (1800).
В своих позднейших работах Фихте рассматривает государство и право только как предварительную, хотя и необходимую, стадию нравственного существования человечества. Одной государственной организации, по мнению Фихте, для общества еще недостаточно, она должна быть дополнена системой общедоступных учебных и воспитательных заведений, направленных на развитие нравственного духа. С достижением полного господства нравственного закона право и государство становятся излишними и упраздняются.
Философские идеи Фихте способствовали росту политического самосознания радикальной части немецкой буржуазии. В области «теоретической философии» Фихте оказал сильное влияние на последующее развитие немецкого классического идеализма. Особенно значительное влияние имели его учение о развитии сознания, попытка систематического выведения категорий, антитетический метод их дедукции, утверждение прав разума на теоретическое познание, учение о свободе как о добровольном подчинении исторической необходимости, основанном на познании этой необходимости.

продолжение книги ...






Добавлена книга известного в прошлом географа Ю. Г. Саушкина «Москва», под редакцией члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского, изданная в 1955 г.


Добавлена книга М. Д. Каммари, Г. Е. Глезермана и др. авторов «Роль народных масс и личности в истории», изданная Гос. изд-м политической литературы в 1957 г.


Добавлена книга «На заре книгопечатания» В. С. Люблинского, изданная "Учпедгизом" в 1959 г. и повествующая о первых книгопечатниках.


Добавлена книга «Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи», изданная в 1939 г. и содержащая речи и статьи известного политического и государственного деятеля.


Добавлена книга «Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке», под редакцией М. Горького и др., изданная в 1935 г.


Добавлена брошюра М. Моршанской «Иустин Жук», напечатанная издательством "Прибой" в 1927 г. и рассказывающая о деятельности революционера.


Добавлена книга М. А. Новоселова «Иван Васильевич Бабушкин» о жизни Бабушкина, напечатанная издательством "Молодая Гвардия" в 1954 г.