Учебное пособие, написанное академиком Я. К. Гротом, «Русское правописание», изданное в 1894 г.


Книга Г. Роледера «Онанизм», вышедшая из печати в 1927 г. и рассказывающая о лечении пагубной привычки.


Развлекательная и познавательная книга Г. Вагнера и К. Фрейера «Детские игры и развлечения», изданная в 1902 г.


Книга Н. Тяпугина «Народные заблуждения и научная правда об алкоголе», вышедшая из печати в 1926 г.

А. А. Фадеев


Н. М. Боровикова. "А. А. Фадеев"
Издательство ВПШ и АОН при ЦК КПСС, Москва, 1962 г.
OCR Biografia.Ru

24 декабря 1961 года исполнилось шестьдесят лет со дня рождения выдающегося советского писателя Александра Александровича Фадеева. Все свое творчество Фадеев беззаветно отдал народу, родной Коммунистической партии.
«Мы, советские писатели, — говорил он, — дети советского народа, воспитанники нашей партии, великой партии большевиков. И это обстоятельство сделало из нас писателей нового типа. Да,- мы... сознательно отдали свое перо народу и государству и не имеем других интересов, кроме интересов нашего советского народа и государства» (1).
А. Фадеев был активным политическим и общественным деятелем. Депутат Верховного Совета СССР, один из руководителей Союза писателей, видный деятель всемирного движения сторонников мира, критик и теоретик литературоведения, простой, чуткий и отзывчивый человек — таков облик писателя, заслужившего любовь и уважение народа.
Принятая XXII съездом Программа партии торжественно провозглашает: нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме! И сегодня, окидывая взглядом героический путь, пройденный нашим народом под руководством партии, заглядывая в будущее, которое мы созидаем своим каждодневным трудом, мы вспоминаем А. Фадеева, отдававшего все силы своего писательского таланта, все силы своей души воспитанию нового, советского человека.
-----------------------------------------------
1. А. Фадеев. За тридцать лет. Избранные статьи, речи и письма о литературе и искусстве. «Советский писатель», 1959, стр. 954.
-----------------------------------------------
Фадеева сегодня нет с теми, кто строит коммунизм. Но его произведения живут, они продолжают служить делу воспитания советских людей в духе коммунизма.
А. Фадеев был, есть и остается в рядах тех, кого Никита Сергеевич Хрущев тепло назвал верными помощниками партии в деле коммунистического воспитания трудящихся. Произведения писателя имеют непреходящую ценность. На них и сегодня воспитываются миллионы советских юношей и девушек. Герои Фадеева учат молодежь беззаветно любить свою Родину, отдавать все свои силы, энергию, талант делу строительства коммунистического общества в нашей стране.

* * *
Александр Александрович Фадеев родился 24 декабря 1901 года в деревне Кимры Тверской губернии (ныне Калининская область). Родители, а затем и отчим (отца Фадеев лишился рано) принимали активное участие в революционной борьбе против самодержавия. Преследуемая царским правительством семья Фадеевых в 1908 году переезжает на Дальний Восток, в деревню Саровку, а затем поселяется в живописнейшей Сучанской долине в селе Чугуевке Южно-Уссурийского края.
Природа Дальнего Востока с ее грозной суровостью и трепетной красотой воспитывала в чутком юноше чувство прекрасного. А люди, чей труд преобразовывал эту природу и придавал ей особую одухотворенность, рабочие и земледельцы, портовые грузчики и таежные охотники, дровосеки и рыбаки, — были близки сердцу юноши, привыкшего с малых лет уважать людей труда.
«Мы учились на медные деньги своих родителей, — писал он. — Мой отец и мать, фельдшер и фельдшерица в глухой деревне, еще сами обрабатывали землю. Таковы были и мои немногочисленные товарищи по школе. Жизнь рабочих и крестьян была нам близка» (1).
В коммерческом училище Владивостока, где несколько лет занимался Фадеев, многие из его друзей были настроены революционно. А его двоюродные братья и их мать — Сибирцевы, в доме которых жил в эти годы Фадеев, связали свою судьбу с революционной борьбой против самодержавия. Будущий писатель горячо и восторженно разделял их свободолюбивые взгляды.
И когда на Дальнем Востоке развернулись бои за установление Советской власти, Фадеев в числе многих юношей оказался в гуще революционных событий.
«Мы... — вспоминал впоследствии писатель, — ринулись в подпольную работу, и у нас появилась тайна, которая была уже не нашей тайной и которой мы не имели
--------------------------------------------
1. А. Фадеев. За тридцать лет, стр. 462.
--------------------------------------------
права поделиться даже с лучшим другом, даже с любимым человеком, если он не работал вместе с нами. В большевистском подполье Владивостока мы были самыми молодыми, нас так и звали: «соколята»» (1).
Осенью 1918 года семнадцатилетним юношей Фадеев вступает в Коммунистическую партию, верным и славным сыном которой остается всю жизнь.
В апреле 1919 года по решению дальневосточной партийной конференции С. Лазо, А. Фадеев, И. Сибирцев и ряд других коммунистов организовывают в Приморской области партизанское движение. В 1919—1920 годах молодой дальневосточный партизан Булыга (подпольное имя Фадеева) был пламенным агитатором и мужественным бойцом в борьбе против белогвардейцев и иностранных интервентов.
Вместе с партизанами будущий писатель совершал длительные переходы по сопкам и таежным тропам, вел большую массово-политическую работу в отрядах и среди местного населения. В задушевных беседах с бойцами он рассказывал о значении Октябрьской социалистической революции, о первых декретах Советского правительства.
Принимая непосредственное участие в вооруженной борьбе против врагов революции, Фадеев пристально наблюдает жизнь и быт народа, познает мысли и чувства окружающих его людей, их характеры, неповторимые в своей индивидуальности. Здесь в огне революционных битв рождался писатель, который с полным правом мог сказать: «Как писатель, своим рождением я обязан этому времени. Я познал лучшие стороны народа, из которого вышел. В течение трех лет вместе с ним я прошел тысячи километров дорог, спал под одной шинелью и ел из одного солдатского котелка...
Я понял значение партии для судьбы народа и горжусь, что был принят в ее среду» (2).
После разгрома Колчака Фадеев находился на политической работе в Красной Армии. В феврале 1921 года большевики Дальнего Востока избирают его делегатом на X съезд РКП (б), и в марте 1921 года Фадеев впервые попадает в Москву. Когда вспыхнул белогвардейский мятеж
---------------------------------------------
1. А. Фадеев. Письма дальневосточникам. А. Фадеев в воспоминаниях. Приморское книжное издательство. Владивосток, I960, стр. 35.
2. А. Фадеев. За тридцать лет, стр. 463.
----------------------------------------------
в Кронштадте, вместе с другими делегатами съезда А Фадеев пошел штурмовать неприступную Кронштадтскую крепость, на подступах к которой был тяжело ранен (1). Потянулись долгие месяцы лечения.
Раздумья, воспоминания о боевом прошлом, еще таком недавнем, ярком, теснились в голове, тревожили. И Фадеев задумал написать роман о гражданской войне, запечатлеть в книге образы замечательных героев и события этих лет.
Хотелось рассказать людям о величии лет гражданской войны и подвигов простых, сдержанно-суровых ее участников. Материала было много, но из него надо было отобрать главное — то, что определяло сущность событий и поступки людей, пробужденных к новой жизни великой революцией. Однако Фадеев не сразу смог художественно воплотить свой замысел. После выздоровления Фадеев демобилизуется из Красной Армии и поступает учиться в Московскую горную академию. Он мечтал стать инженером и вернуться на Дальний Восток к своим товарищам по оружию — шахтерам Сучана. В академии он пробыл с 1921 по 1924 год, одновременно работая инструктором Замоскворецкого райкома партии Москвы и секретарем парткома одного из московских заводов. Партийная работа для Фадеева в эти и последующие годы, когда он работал на Кубани и Северном Кавказе, была большой жизненной школой. В 1926 году Фадеев возвратился в Москву; он становится одним из активнейших деятелей советской литературы.
Формирование нового человека — вот то главное, к чему приковано внимание Фадеева-художника. И герой фадеевских книг — человек «в большом походе, в движении к коммунизму» — навсегда вошел в литературу и жизнь. Это наш современник, с его романтической устремленностью в будущее, реалистически оценивающий свою практическую деятельность, мужественно встречающий смерть в бою с врагами, с непоколебимой верой в торжество великого дела строительства коммунизма.
Художественные произведения А. Фадеева, отразившие нашу героическую эпоху революционного преобразования общества, правдиво показавшие нового человека,
----------------------------------------
1. Это второе ранение; первый раз он был ранея в бою против японских интервентов под Спасском в апреле 1920 года.
----------------------------------------
богатство его духовных интересов, нашли путь к сердцу читателя.
«Разгром», «Последний из удэге», «Молодая гвардия» — книги, раскрывающие романтику борьбы народа против старого мира, за лучшее и прекрасное общество на земле — коммунизм. В них раскрыта великая организующая и вдохновляющая роль Коммунистической партии.
«Нам первым, — говорил Фадеев, — выпало на долю счастье рассказать людям о социалистической жизни и о том, как она была завоевана. Нам выпало на долю счастье — детскими еще губами произнести такие слова в художественном развитии человечества, какие до нас не мог сказать ни один, даже самый крупный, из художников прошлого».
Сильная сторона первых вещей А. Фадеева — повести «Разлив», рассказа «Против течения» — в богатстве жизненных наблюдений, в устремленности его героев в будущее.
В 1924 году «Разлив» был напечатан в альманахе «Молодогвардейцы». Хотя критикой повесть была встречена положительно, сам писатель не был удовлетворен своим первым литературным опытом. И после нескольких изданий повести в 20-х годах и одного издания в начале 30-х годов Фадеев больше не переиздавал ее. Несмотря на то что повесть малоизвестна, она представляет интерес для понимания творческого пути писателя.
В повести изображается жизнь глухого, затерянного в южно-уссурийской тайге села. Жизнь в нем течет медленно и неторопливо. Формы ее как будто раз и навсегда устоялись. Тяжелый труд, кабальная зависимость бедноты от кулаков — доля, как бы предопределенная самой судьбой. Но и в это затерянное на краю света село приходит весть о Великой Октябрьской социалистической революции. В селе появляется крестьянин-большевик Иван Неретин, вернувшийся с фронта. Он борется за установление Советской власти в родном селе, поднимает бедноту против кулаков. Кульминационным моментом в повести является разлив реки Улахе, который угрожает гибелью жителям деревни. Иван Неретин возглавляет спасение людей. Повесть заканчивается победой бедняков.
Фадеев воспевает в «Разливе» победу человека над стихийными силами природы, труд людей, преобразующий не только землю, но и отношения между ними. Название повести символизирует неодолимость народного революционного движения.
Герой Фадеева Иван Неретин — мужественный, волевой человек, глубоко убежденный в правоте революционного дела, преданный партии и народу. Он мечтает о замечательном будущем своего родного края, «о том, как неумолимые стальные рельсы перережут когда-нибудь Улахинскую долину, а через непробитные сихотэ-алиньские толщи прямой и упорный, как человеческая воля, проляжет тоннель. Раскроет тогда хребет заповедные свои недра, заиграет на солнце обнаженными рудами, что ярки и червонны, как кровь таежного человека. По хвойным вершинам впервые застелется горький доменный дым, и новые жирные целики глубоко взроет электрический трактор».
Образом Неретина молодой писатель-коммунист как бы говорит: смотрите, каких замечательных крестьянских вожаков воспитывает большевистская партия в деревне.
В художественном отношении первая вещь писателя еще во многом несовершенна. Автор почти не раскрывает внутреннего мира героев. Нет четкости в композиции повести: даются отдельные картины, изображающие события деревенской жизни; некоторые места повести растянуты. В языке произведения много диалектных выражений, вычурных сравнений. Например: «Вызванивая подковами о камень никому не понятную песню, побежал с горы Неретин — многоликий и живучий, синеглазый и красноперый ирис на Улахинских болотах». И все же эти погрешности не заслоняют революционного пафоса повести.
Писатель Ю. Либединский вспоминал впоследствии о том, какое сильное впечатление произвела на него первая повесть Фадеева.
«Лето 1923 года было дождливо до крайности, — писал он, — земляника в перелесках Кунцева, где я с семьей своей жил тогда на даче, так и не созрела.
Я работал тогда в редакции журнала «Молодая гвардия», два раза в неделю ездил на поезде в Москву и каждый раз привозил кипу рукописей, чтобы читать их дома. В такой вот дождливый день взялся я за чтение одной из них. Это была рукопись в буквальном смысле слова — не напечатанная на машинке, а написанная от руки, очень аккуратно и старательно, разборчиво и грамотно. Называлась она «Разлив». Фамилия автора мне ничего не сказала.
Читая, я все поглядывал за окно, обтекающее дождевыми каплями, впдел там кунцевскую довольно чахленькую дачную природу. А рукопись рисовала природу необыкновенную — с высоченными кедрами, горами-сопками, долинами-падями и буйной рекой, сокрушительный разлив которой описывался в этой маленькой повести. И люди, о которых рассказывал автор, были под стать природе: сильные и смелые, страстные и правдивые. Конечно, я и тогда заметил некоторые недостатки композиции, стилистические погрешности, но все это покрывалось общим ощущением свежести и силы юного своеобразного таланта.
В этой повести радовало все — и то, что новый писатель еще молод, и то, что он близок к народной жизни и советской современности. При всем своем дальневосточном, «экзотическом» колорите произведение это было по-настоящему русское, а если что-то в нем напоминало Джека Лондона... то это объяснялось просто тем, что жизнь на Дальнем Востоке дикостью природы и суровостью условий существования во многом сходна была с жизнью на Аляске...» (1).
В 1923 году в журнале «Молодая гвардия» появился рассказ «Против течения» (2), посвященный коммунисту Игорю Сибирцеву. Это было второе произведение молодого писателя.
Сюжет рассказа прост. Полк, сформированный из партизан, во главе с командиром Семенчуком, покинул боевые позиции. Но под влиянием большевиков — комиссара Челнокова и других, которые мужественно идут «против течения», в полку преодолеваются анархические настроения, и он выступает на фронт для выполнения заданий командования, готовый до конца драться с врагами революции. Об этих людях полка автор пишет, что они не были «ни врагами, ни предателями. Вся их беда заключалась в том, что они были темны, как взрастивший их чернозем, смертельно устали воевать, а дома их
----------------------------------
1. Ю. Либединский. Современники. Воспоминания. М., 1958, стр. 200.
2. Рассказ имеет несколько редакций; в последней, относящейся к 1934 году, автор дал ему другое название — «Рождение Амгуньского полка».
----------------------------------
ждали собственные земли, избы, семьи и талой заманчивый семейный уют».
Большевики в рассказе Фадеева решительно выступают против анархических настроений. Это волевые люди, требовательные к себе и другим, стойкие солдаты революции. «Я подвинчиваю себя каждый день невидимыми гайками до последней степени, до отказа, — говорит Соболь. — Я все время иду против течения и тащу за собой всех, кого только можно тащить...».
В утверждении организованной большевистской воли идейная сила рассказа «Против течения». Герои его — коммунисты Челноков, Соболь, Никита Селезнев с полным основанием могут быть отнесены к числу первых положительных образов в молодой советской литературе.
Рассказ написан Фадеевым в более реалистической манере, чем повесть «Разлив». Художественная убедительность «Против течения» бесспорна. Однако и это произведение не удовлетворило молодого писателя.
Все виденное и пережитое им в годы гражданской войны на Дальнем Востоке, все осмысленное и прочувствованное в годы партийной и газетной, работы требовало широких художественных полотен, больших обобщений. И Фадеев все больше и больше думает о романе с его необозримыми возможностями типизации характеров, проникновением во внутреннюю сущность человеческих мыслей и поступков, глубоким раскрытием содержания эпохи. И роман этот должен был быть о гражданской войне, в пламени которой закалялись люди. Это должен был быть рассказ о тяжких днях испытаний, о героической гибели бойцов за революцию и о том, как все более крепнет вера людей в победу правого дела.
Так возник замысел романа, которому писатель дал название «Разгром». В этом сказалось умение писателя Фадеева видеть в явлениях жизни их сущность, ускользающую от поверхностного взгляда, видеть ростки победы в явном, казалось бы, поражении.
Роман «Разгром» вышел отдельным изданием в 1927 году. Он принес Фадееву широкую известность и признание читателей. По словам автора, он стремился показать в этой книге, как «все враждебное сметается революцией, все неспособное к настоящей революционной борьбе, случайно попавшее в лагерь революции, отсеивается, а все поднявшееся из подлинных корней революции, из миллионных масс народа, закаляется, растет, развивается в этой борьбе. Происходит огромнейшая переделка людей. Эта переделка людей происходит успешно потому, что революцией руководят передовые представители рабочего класса — коммунисты, которые ясно видят цель движения и которые ведут за собой более отсталых и помогают им перевоспитываться» (1). Герои «Разгрома», участники партизанского отряда, — люди самых различных характеров и убеждений. Но всех их цементирует и направляет воля командира отряда коммуниста Левинсона.
Характерными чертами этого вожака народной массы являются высокая идейность, сильная воля, целеустремленность, безграничная любовь к народу, неразрывная связь с ним, преданность делу революции. «Он получил возможность управлять событиями, — пишет Фадеев, — тем полней и успешней, чем ясней и правильней он мог прощупать их действительный ход и соотношение сил и людей в них». Сила командира в абсолютном доверии к нему бойцов. Левинсон убежден в том, что он должен быть всегда впереди, быть всегда твердым. Партизаны считали его «человеком особой, правильной породы», учились у него. Например, Бакланов, — «коренастый парнишка лет девятнадцати, в суконной защитной гимнастерке и с недремлющим кольтом у пояса», старался во всем подражать командиру. Однако «Бакланов перенимал у него не только внешние манеры, но и старый жизненный опыт — навыки борьбы, работы, поведения. И Левинсон знал, что внешние манеры отсеются с годами, а навыки, пополнившись личным опытом, перейдут к новым Левинсонам и Баклановым, а это — очень важно и нужно».
Прочная, неразрывная связь командира с партизанами раскрывается в одной из лирических сцен романа. Проверяя ночью посты, Левинсон увидел дневального, который, сидя на корточках, грел руки, протянув их ладонями к огню. В этот момент боец ничего не слышал, его мысль была сосредоточена на чем-то своем, заветном, его «глаза были задумчиво, широко раскрыты, и он чуть улыбался доброй детской улыбкой». И боясь спугнуть эту
--------------------------------
1. А. Фадеев. За тридцать лет, стр. 912.
--------------------------------
улыбку — выражение самого лучшего и чистого в человеке, Левинсон, не сделав замечания, проходит мимо, не сомневаясь, что этот боец честно выполнит свои обязанности в бою. Человечность, забота о людях у Левинсона неотделимы от высокой требовательности к себе, к бойцам. Поэтому для укрепления дисциплины в отряде Левинсон прибегает, когда это нужно, и к принуждению. Он силой заставляет бойцов рубить ольху и устилать проход через болото в момент паники, когда отряд, настигаемый идущим по пятам врагом, неожиданно попадает в глубокую трясину.
Фадеев показывает Левинсона не только как командира, но я как талантливого воспитателя. Левинсон устраивает суд над партизаном Морозкой, для того чтобы повысить классовую и политическую сознательность бойцов отряда; он всячески поощряет инициативу партизан. При обсуждении плана отступления Левинсон, соглашаясь с выступлением Метелицы, выдвигает более простой и осторожный план операции. «Но он сделал это так искусно и незаметно, что его новое предложение голосовалось как предложение Метелицы». В своей деятельности политического воспитателя и военного руководителя он опирается на людей отряда и горячо верит в их революционный энтузиазм. «Левинсон глубоко верил в то, что движет этими людьми не только чувство самосохранения, но и другой, не менее важный инстинкт, скрытый от поверхностного глаза, не осознанный даже большинством из них, по которому все, что приходится им переносить, даже смерть, оправдано своей конечной целью, и без которого никто из них не пошел бы добровольно умирать в Улахинской тайге».
С большой любовью Левинсон относится к людям, хотя и видит, как несовершенен человек в этом еще не устроенном мире. Он мечтает о человеке будущего, свободном от пережитков старого мира, о человеке, который вырастет в битвах за социализм. Он понимает, что борьба за преобразование жизни есть в то же время и борьба за «нового, прекрасного, сильного и доброго человека» и что его не будет «до тех пор, пока громадные миллионы вынуждены жить такой первобытной и жалкой, такой немыслимо скудной жизнью». Мечта Левинсона о прекрасном человеке будущего не оторвана от реальной действительности. Действенное отношение к миру в смысле революциоиной перестройки его выражено в знаменательных словах: «Видеть все так, как оно есть, — для того, чтобы изменять то, что есть, приближать то, что рождается и должно быть», — вот к какой — самой простой и самой нелегкой — мудрости пришел Левинсон».
Внешне Левинсон не наделен чертами героя. Автор, на наш взгляд, даже слишком подчеркивает внешнюю непривлекательность командира партизанского отряда. «Он был такой маленький, неказистый на вид — весь состоял из шапки, рыжей бороды да ичигов выше колен». У Левинсона была «чуть ковыляющая походка», «ноющая боль в боку», выступающие порой слезы на глазах.
Портрет Левинсона, по мысли автора, должен был еще резче подчеркивать его волю, его большую нравственную силу.
Роман заканчивается потрясающей сценой: партизанский отряд разгромлен, в живых осталось только 19 человек, погибли замечательные, беззаветно преданные революции бойцы. Но отряд выполнил боевую задачу, и эти 19 человек будут ядром возрожденного отряда.
В отряд придут другие Баклановы и Морозки, ибо революция, несущая освобождение простому народу, имеет миллионные резервы, поднимает на борьбу за правое дело все новые и новые людские массы. Такая революция непобедима.
«Левинсон обвел молчаливым, влажным еще взглядом это просторное небо и землю, сулившую хлеб и отдых, этих далеких людей на току, которых он должен будет сделать вскоре такими же своими, близкими людьми, какими были те восемнадцать, что молча ехали следом, — и перестал плакать; нужно было жить и исполнять свои обязанности». В этом ясном сознании необходимости жить и бороться до полной победы революции — художественная правдивость и ценность образа командира-большевика Левинсона.
В 20-х годах Фадеев был одним из первых, кто поставил себе задачу коренной важности — создание советского положительного героя, — и выполнил эту задачу в романе «Разгром».
Можно согласиться с критиком К. Зелинским, отметившим в образе Левинсона прежде всего качества человека, действующего «в непрестанном бою жизни, в непрестанном преодолении всяческих трудностей, которые вырастают при каждом его шаге вперед. И в этом жизненность образа командира. Левинсона мысленно можно перенести в другую, хотя бы и сегодняшнюю, обстановку, видеть его на месте, например, директора совхоза или завода. И на новом месте это был бы человек целеустремленной воли к коммунизму, самоотверженного труда, человек, не чурающийся ничего будничного, живущий жизнью масс» (1).
Рассказывая о жизни партизан отряда Левинсона, Фадеев все время стремится раскрыть в глубоко индивидуальных и вместе с тем типичных образах процесс формирования нового человека. Поучительна в этом отношении судьба другого героя романа — шахтера Морозки. Морозка — лихой сучанский шахтер — своевольный, недисциплинированный: он мог грубо выругаться, нехорошо обойтись с женщиной, соврать. Но Фадеев не ограничивается изображением лишь недостатков Морозки. «Процесс участия его в революционной борьбе был процессом формирования его личности, освобождения его от наследия проклятого прошлого и приобретения новых качеств революционного борца...» (2), — писал А. Фадеев позднее.
Образ молодого партизана раскрывается перед читателем в движении, в развитии, в борьбе унаследованного Морозкой от собственнического мира с тем, что пробуждалось и воспитывалось в нем революцией. Писатель хорошо показывает это в сцене общественного суда над Морозной, забравшимся на бахчу за дынями.
«Да разве бы я... — начал он тихо и смолк, не находя слов, — сделал такое... ну, дыни эти самые... сделал бы, ежели б подумал... со зла или как? А то ведь сызмальства это у нас — все знают, так вот и я... А как сказал Дубов, что всех я ребят наших... да разве же я, братцы!.. — вдруг вырвалось у него изнутри, и весь он подался вперед, схватившись за грудь, и глаза его брызнули светом, теплым и влажным... — Да я кровь отдам по жилке за каждого, а не то чтобы позор или как!..».
На переправе во время панического бегства крестьян, подстрекаемых дезертирами, Морозка «вдруг почувство-
----------------------------------
1. «Советская литература». Сборник статей. Учпедгиз, 1950, стр. 186
2. А. Фадеев. За тридцать лет, стр. 913.
----------------------------------
вал себя большим ответственным человеком». Он останавливает крестьян, умело наводит порядок. С полной силой раскрылись его прекраснейшие душевные качества в разведке:
«Ему (Морозке.— Н. Б.) жаль было не того, что он умрет сейчас, то есть перестанет чувствовать, страдать и двигаться, — он даже не мог представить себя в таком необычайном и странном положении, потому что в эту минуту он еще жил, страдал и двигался, — но он ясно понял, что никогда не увидеть ему залитой солнцем деревни и этих близких, дорогих людей, что ехали позади него. Но он так ярко чувствовал их в себе, этих уставших, ничего не подозревающих, доверившихся ему людей, что в нем не зародилось мысли о какой-либо иной возможности для себя, кроме возможности еще предупредить их об опасности... Он выхватил револьвер и, высоко подняв его над головой, чтобы было слышнее, выстрелил три раза, как было условлено...».
В романе «Разгром» Фадеев показывает типическое явление эпохи — духовное обновление простых тружеников, закалявшихся в огне революционных битв. У взводного командира Метелицы революция пробудила недюжинные военные способности; у Вари осознание прав человека на личную свободу, настоящую любовь и уважение. Партизаны-шахтеры Дубов, Гончаренко, Бакланов — мужественные люди. Они глубоко понимают высокую честь и обязанности, которые на них накладывает звание пролетариев, они являются примером для многих бойцов отряда.
Метелица, Бакланов, Дубов, Гончаренко, Варя различны по своим индивидуальным чертам и особенностям, но глубоко едины по своим идейным стремлениям.
В их образах перед читателем встает народ со всеми его неповторимыми чертами: простотой, искренностью, недюжинным умом и той смекалкой, которая присуща прожившим нелегкую трудовую жизнь людям.
Выше уже указывалось, что отряд Левинсона не представлял собой монолитного целого. Костяк его — шахтеры Сучана. Им автор резко противопоставляет таких людей, как Мечик, Чиж, Пика, «героев на час». Сущность подобного конфликта очень хорошо определена М. Горьким в его романе «Жизнь Клима Самгина».
«С героями на час надобно проститься, потому что необходим героизм на всю жизнь, героизм чернорабочего, мастерового революции. Если вы на такой героизм неспособны — отойдите в сторону».
Именно в этом конфликт Мечика с партизанами, с Левинсоном. Фадеев не упрощает образ Мечика. Вскрывая истинные мотивы его поведения и поступков, он рисует человека, который не является прямым врагом социалистической революции. Переживания Мечика, его непримиримая вражда к Морозке, беседы с Левинсоном показывают, что такие никчемные и нищие духом люди, как Мечик, могут «произрастать» только на земле, где царит эксплуатация человека человеком.
Типичный буржуазный интеллигент-индивидуалист Мечик разглагольствует о праве личности на свободу и чтит культ собственного «я», презирая «серую» массу партизан. Это малодушный, трусливый человечек, и его путь закономерно завершается предательством. Фадеев противопоставляет Мечика Морозке, показывает, как по-разному относятся эти два человека к народу и революции, к коллективу бойцов, к выполнению воинского долга, и это противопоставление проходит через весь роман. Конфликт между ними ярко изображен Фадеевым в одном из последних эпизодов романа. Поставленные в равные обстоятельства, Морозка и Мечик едут в разведку. Мечик позорно предает отряд, предает Морозку, который, пренебрегая опасностью, спас однажды раненого Мечика. После измены Мечик еще пытается разыграть романтического героя: «Он (Мечик. — В. Б.) машинально вытащил револьвер и долго с недоумением и ужасом глядел на него. Но он почувствовал, что никогда не убьет, не сможет убить себя, потому что больше всего на свете он любил все-таки самого себя — свою белую и грязную немощную руку, свой стонущий голос, свои страдания, свои поступки — даже самые отвратительные из них. И он с вороватым тихоньким паскудством, млея от одного ощущения ружейного масла, стараясь сделать вид, будто ничего не знает, поспешно спрятал револьвер в карман». Страх смерти, мелкое и эгоистичное себялюбие берут верх. Мечик начинает помышлять о возвращении в город. «Вдруг там белые?.. — думал он тоскливо...». «А не все ли равно?» — вдруг подумал Мечик с той прямотой и трезвостью, которую он теперь сам умел находить под ворохом всяких добрых и жалостливых мыслей и чувствований». В образе Мечика воплощено то чуждое и неспособное к революционной борьбе, что сметается ходом событий.
Идейность содержания, стройность сюжета, простота композиции, мастерство реалистической обрисовки характеров, ясный и точный язык — все это связывает «Разгром» с лучшими художественными традициями русских писателей-реалистов.
На книгу А. Фадеева обратил внимание М. Горький. В письме к Сергееву-Ценскому в 1927 году он писал: «Заметили Вы «Разгром» Фадеева? Неплохо» (1). Несколько позже М. Горький оценил А. Фадеева как крупного художника слова, давшего вместе с другими советскими писателями «широкую, правдивую и талантливейшую картину гражданской войны» (2).
В историю советской литературы роман Фадеева «Разгром» вошел как одно из выдающихся произведений социалистического реализма. В нем автор талантливо изображает пафос революционной борьбы народа за Советскую власть, духовное обновление человека, принимающего участие в этой борьбе, высокие моральные качества вожаков массы — коммунистов.
После появления «Разгрома» критики много писали о влиянии на Фадеева творчества Л. Толстого. Этого не отрицал и сам Фадеев. «Толстой всегда пленял меня живостью и правдивостью своих художественных образов, большой конкретностью, чувственной осязаемостью изображаемого и очень большой простотой. Работая над произведением «Разгром», я в иных местах в ритме фразы, в построении ее невольно воспринял некоторые характерные черты языка Толстого» (3).
Для писательской судьбы Фадеева большое значение имел Горький. В статье «Как я работал над романом «Разгром»» Фадеев пишет: «Я скорее чувствовал идейную преемственность с Горьким. И такие образы, как Варя, Морозка... были близки образам Горького» (4). Фадеев по-своему творчески развивал эстетические идеи Горького о положительном герое социалистической эпохи, он показал героизм, душевную красоту и величие советских людей.
--------------------------------
1. М. Горький. Собрание сочинений, т. 30, 1955, стр. 32.
2. М. Горький. Собрание сочинений, т. 25, 1955, стр. 253.
3. А. Фадеев. За тридцать лет, стр. 914.
4. «Литература в школе» № 2 за 1950 год, стр. 22.
--------------------------------
Литературная борьба, споры, которые велись вокруг романа «Разгром», имели принципиальное значение. Это были споры о путях развития советской литературы, ее творческом методе, связях с классической литературой, с традициями критического реализма. Большинство исследователей творчества Фадеева считают «Разгром» этапным произведением для своего времени.
Закончен и опубликован «Разгром», в котором писатель с такой художественной убедительностью поведал читателям о мужественной борьбе небольшого партизанского отряда против японских оккупантов. Фадеев приступает к работе над романом «Последний из удэге», первая часть которого появилась в журнале «Октябрь» в 1929 году.
«Я люблю монументальную форму старого реалистического романа с его обилием социальных типов, подробными, точными описаниями быта и всего материального мира, среди которого протекает жизнь людей...» (1),— признавался Фадеев в одном из писем А. Упиту.
Новое произведение писателя — «Последний из удэге» — большое эпическое полотно о судьбах народов и классов в революции, о руководстве Коммунистической партии народом, об историческом развитии страны, о неизбежной победе мира труда над миром эксплуататоров.
В предисловии к первому изданию «Последнего из удэге» Фадеев писал, что тема романа зародилась у него под большим влиянием книги Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства».
«Известны те восторженные и мужественные строки, которые посвятил Энгельс изображению древнего родового быта, — писал Фадеев. — Известна далее та критика, которой Энгельс вслед за Марксом подверг древний родовой быт, впервые научно доказав всю закономерность и неизбежность исчезновения родового строя, замены его новым периодом общественной жизни, цивилизацией и разоблачив и высмеяв все и всяческие мелкобуржуазные иллюзии о возможности возвращения человечества к этому первобытному состоянию на прежней основе... Известно, наконец, что именно Марксу и Энгельсу принадлежит та гени-
--------------------------------------
1. А. Фадеев. За тридцать лет, стр. 776.
--------------------------------------
ально развитая и претворенная Лениным и ставшая теперь ведущей для миллионов эксплуатируемого народа мысль что единственным путем освобождения человечества от рабской нищенской жизни является путь насильственного ниспровержения пролетариатом, ведущим за собой все угнетенные массы народа, строя, основанного на эксплуатации человека человеком, путь установления диктатуры пролетариата, путь построения нового коммунистического общества... Все вышеизложенное и есть в сжатом виде основная тема или идея романа «Последний из удэге»» (1).
В основу романа «Последний из удэге» легли действительные события, происшедшие в период гражданской войны на Дальнем Востоке весной 1919 года. Повествование в отличие от предшествующих произведений Фадеева изобилует отступлениями от хронологического развития действия. Для более четкой обрисовки характеров автор вводит материал о прошлом, о жизненных путях основных героев. Заглавие книги связано с одной из ее сюжетных линий — рассказом о племени удэгейцев, о том, что принесла революция для одного из самых отсталых, обреченных при царизме на вымирание народов — народа удэге. В мировой литературе не раз поэтизировалась жизнь народов, дохранивших патриархальный образ жизни. Их простота, непосредственность, искренность и правдивость противопоставлялись продажности, распущенности нравов и моральной опустошенности, присущих современной буржуазной цивилизации. Буржуазные художники, которые чувствовали противоречия эксплуататорского общества, выход из этих противоречий видели в возвращении человечества назад, к природе и первобытному обществу.
Фадеев стремится показать, как революция открывает путь перехода от патриархально-общинного строя к социализму, минуя капитализм, для отсталых народов бывшей Российской империи. И в этом замысле — одна из животрепещущих идей современной эпохи. Маленький удэгейский народ оказывается в центре столкновения двух сил. Против него ведут борьбу представители старого мира — Гиммеры, Ланговые, Казанки; за него борются коммунисты, рабочие, крестьяне, передовая интеллигенция.
Революция — это не только ломка социально-экономи-
----------------------------------------
1. А. Фадеев. За тридцать лет, стр. 926, 928.
----------------------------------------
ческих отношений, но и воспитание нового, социалистического сознания. Это сложный процесс. В романе показано революционное пробуждение удэгейского народа под влиянием идей Великой Октябрьской социалистической революции.
Удэгейцы знали, что русские партизаны говорят правду, верили их словам о дружбе между народами, о том, что для всех людей будет счастливая жизнь. И они заявили, что «русские братья могут располагать их жизнями».
Фадеев с тактом большого художника показывает, что эти люди пойдут до конца с теми, кто объявил беспощадную борьбу миру угнетателей. Пойдут потому, что обреченные на вымирание, бесправные и отсталые во всех отношениях, они смелы и честны, уважают друг друга, всегда оказывают помощь в беде.
Один из героев романа говорит Сереже Костенецкому: «Ведь это же что за люди? Ты не смотри, что они дикие, ведь это же люди-братья. Они не считают, что это вот мое, а это чужое: один, что добыл, всегда другим дает. Когда из какого поселка ихнего долго вестей нет, они посылают своего узнать: как живы ли, здоровы, не нужно ли чего?». В романе с любовью нарисован образ удэгейца Сарла. Это умный, смелый, волевой, талантливый человек. Он мечтает о возрождении своего народа. В нем живет неиссякаемая вера в то, что партизаны одержат победу и удэге станут свободными. Сарл уже пытается приохотить сородичей к земледелию, к постройке деревянных домов, думает о сооружении мельницы. Он полон стремления преобразовать жизнь удэгейцев на новых, революционных началах. Сознавая необходимость вооруженной борьбы с угнетателями, Сарл становится разведчиком у русских партизан.
Именно он и является «последним из удэге». Не куперовским «последним из могикан», символизирующим физическое вымирание индейцев в условиях капитализма, а человеком, вместе с которым уходят в прошлое первобытное существование и рождается жизнь удэгейцев на новой социальной основе. Последний из удэге — это первый, кто еще примитивно, но решительно выступает как пропагандист нового, неодолимого, социалистического.
За торжество революции, за счастье трудящихся, за открытие удэгейскому народу путей к новой жизни ведут борьбу вооруженные рабочие и крестьяне, руководимые Коммунистической партией. Не случайно поэтому, образы коммунистов занимают в романе ведущее место.
Завоевание и построение социалистического общества ранее отсталыми народами невозможны без руководства марксистско-ленинской партии, ее огромной работы по воспитанию нового, социалистического сознания у людей, чья жизнь до революции не выходила за пределы их становья. А. А. Фадеев в «Последнем из удэге» показывает единство целей партии и народа, раскрывает истоки того огромного авторитета, который завоевала партия коммунистов в массах.
«Ни один король, царь, президент или какой-либо другой руководитель современного буржуазного государства и никакой папа, банкир или закон никогда не имели и не могли иметь такой власти над своими подчиненными, какую небольшая группа людей, сидящих за толстыми каменными стенами, за семью замками, за сонмом часовых и надзирателей, имела на Петра, Алешу и Мартемьянова, а через них на десятки, сотни, а через этих на десятки и сотни тысяч восставших людей.
Власть эта была признана Петром, Алешей и теми, кто шел за ними добровольно, и была основана на силе простой разумной мысли, очищенной от всяких побочных соображений и потому совершенно бесстрашной, мысли, настолько жизненно правдивой, то есть настолько соответствующей ходу самой жизни и стремлениям людей, что она приобрела характер материальной силы», — пишет Фадеев.
Коммунисты в романе Фадеева — люди особого склада. Разные характерами, они едины в своей любви и ненависти, революционной целеустремленности. В каждом из них Фадеев — тонкий и умный художник — находит то прекрасное, что рождено самыми высокими и светлыми идеалами революции: скупую на слова, но почти физически ощутимую любовь к товарищам по борьбе, высокую человечность помыслов и поступков, умение отказаться от всего личного для торжества правого дела.
Центральными в романе Фадеева являются образы коммунистов — руководителей партизанской борьбы — Петра Суркова и Алеши Маленького (партийная кличка Алексея Чуркина).
Фадеев нарисовал в образе Петра Суркова руководителя из рабочей среды, воспитанного нуждой и непрестанной борьбой за справедливость, против эксплуататоров. Путь такого человека в партию, его участие в революции закономерны. Вехи его биографии объясняют формирование его характера, его идейный и политический рост в огне революционной борьбы.
Петр Сурков — человек большой моральной силы. Каждый, кто встречался с ним, испытывал на себе его обаяние. Талантливый руководитель с большой выдержкой и самообладанием, Сурков — прежде всего человек практических действий. Этому мужественному, прямому, иногда резкому человеку свойственны глубокие чувства дружбы, любви, которые проявляются в отношениях к матери, Лене Костенецкой, Алеше Маленькому, Сене Кудрявому. Сурков — глубоко принципиален. Для него существует один закон, определяющий его отношения с людьми: верность партии, революции, народу. И если кто-либо отступает от этого высшего морального принципа, Петр готов во имя революционной истины вырвать у себя чувство дружбы, связывающее его с такими людьми.
Сурков — человек больших и высоких чувств. Но он не показывает их, только чуткие люди способны понять и почувствовать душу этого человека. Не могла понять этого Лена, она считала, что Петр хочет казаться перед нею и другими «более монументальным». И она, подавляя зародившееся в ней чувство любви, зло унижает Петра, напоминая о случае, когда он с матерью приходил просить капиталиста Гиммера, чтобы его оставили в коммерческом училище. И здесь гордое самосознание рабочего человека восстает против «барышни», которая не в состоянии понять его. И та нежность, которая непроизвольно, рассудку вопреки, зарождалась в сердце Петра, уходит, чтобы иногда болезненно напомнить о себе.
В душе своей Петр ведет спор с Леной, и в этом споре он выносит ей приговор. «Вы никогда не знали, что такое нужда, вы не сделали ни одной вещи своими руками, прекрасная барышня, и вы беретесь рассуждать о жизни! — гневно думал Петр. — Да, да, вы благородная барышня, как же. Вы обвиняете меня в бесчеловечности, в неправде. Но грош цена вашей правде! Даже самые дурные страсти лучше вашей правды на тонких ножках!..».
Но как хорошо понимает Петра Алеша Маленький! Для него не нужно слов и объяснений: их дружба покоится на единстве идейных взглядов, требовательности и непримиримости к недостаткам друг друга. Какой душевной красотой овеяна сцена встречи Алеши с Петром после боя, в котором Сурков был ранен, а командование взял в свои руки Алеша.
«— Садись, расскажи все...
— Как раз самое время рассказывать, — садясь на край кровати, сурово сказал Алеша. И вдруг, не выдержав, он склонил голову и прижался к горячему лбу Петра.
- Я уж думал, что навеки потерял тебя, — сказал он тихо.
— Друг мой... — Петр крепко сдавил его руку. — Друг мой.
— Самое лучшее, что было в моей жизни, — это ты, — Сказал Петр, счастливо улыбаясь в темноте».
Рисуя образ Петра Суркова, Фадеев как бы говорит читателям: смотрите и радуйтесь Человеку, рожденному и воспитанному Коммунистической партией! Мир не знал еще таких людей. В образе Суркова, как в фокусе, сконцентрировалось все лучшее, чем богаты участники героической борьбы незабываемых лет гражданской войны.
Суркову присуще высокое чувство национальной гордости. Когда ему приходится вести переговоры с представителем американских интервентов — майором Грехэмом, он дает понять этому выхоленному, тучному, с двойным подбородком человеку, что хозяин на этой земле он, Петр Сурков, представитель великого русского народа. Именно это чувство хозяина позволяет Суркову без труда понять, что американец под маской вежливости и уважения хочет надуть его. И, прекрасно понимая это, Сурков в беседе с Грехэмом холоден, весел, презрителен и спокойно уверен. Таким может быть человек, чувствующий свое моральное превосходство, гордость за свою страну, свой народ, который знает, как нужно встречать незваных гостей и на каком языке разговаривать с ними.
Наряду с Петром Сурковым руководит партизанским движением в Приморье его друг, член областного комитета, Алексей Чуркин — Алеша Маленький. Человек такой же высокой идейности и партийной принципиальности, Алеша Маленький непохож на Суркова. Алеша — больше политик, воспитатель, агитатор. Сурков, как человек, непосредственно связанный с решением практических задач борьбы, резок и прямолинеен. Алеша, в словесных спорах более гибок, может схитрить. Но это его качество не вступает в противоречие с искренностью и правдивостью, свойственных коммунисту, оно является только средством, позволяющим нащупать слабое место у противника, чтобы нанести ему удар, продиктованный интересами дела. Алеша — живой, общительный человек, любящий пошутить, поговорить с людьми, он мягче, лиричней Суркова. Их несходство проявлялось во многом. Изображая в романе вооруженное столкновение с белогвардейцами, Фадеев показывает, как по-разному в это время держатся его герои. «Чем жарче разгорался бой и чем больше упорства проявлял противник, тем ожесточенней становился Петр и тем спокойней и даже как-то ласковей — Алеша». Алешу Маленького характеризует гибкий ум, отсутствие шаблона в оценке людей, трезвость этой оценки, самокритичность, уважение к товарищам по борьбе. Алеша умеет распознавать скрытых врагов революции, таких, как Тимофей Казанок, везущий Алешу и Лену из расположения белых к партизанам.
На вопрос Алеши Чуркина, какая власть ему более по душе, угрюмый возница, которого он заставил разговориться, ответил:
«— Сдается, коли б у нас, скажем, как в Америке, край бы наш теперь на все страны шумел...
— А не приходила тебе в голову мыслишка, — сказал Алеша, — что и в Америке той один выбивался вверх, а сотни тысяч шли и идут на дно. Значит, во-первых, нет и там справедливости, а, во-вторых, если и повезет тебе, где у тебя гарантия, что завтра не придет сильнейший и не пустит на дно и тебя?
— По крайности, один на один потягаться можно, — усмехнулся мужик, сверкнув белками. — В том, что умнейший и сильнейший верх берет над глупым, над слабым да над лодырем, в том несправедливости нету...
— Стало быть, по-твоему, сила и ум только одиночкам вроде тебя присущи, а сотни, тысячи и миллионы людей вроде скота? Не похоже это на правду! Мало ли людей золотого ума, завидного характера трудятся, как каторжные, а все их к земле гнет. Видно, сила и ум, кои ты славишь, не в голове и в руках, а в том самом чистогане».
В этой беседе Алеша определил не только настроение Казанка, не только его взгляды, но и сделал для себя вывод о возможном месте этого человека в жестокой классовой схватке.
Алеша в силу присущей ему скромности предпочитает оставаться в тени, ничем не проявляя своей личности. Он очень начитан, хорошо разбирается в вопросах экономики сельского хозяйства, интересуется медициной, любит заглянуть в завтрашний день нашей родины. Он мечтает о том, как после победы рабочие вскроют недра окрестных гор и добудут спрятанные там железную руду, медь и цинк, как будет освоена атомная энергия и осуществятся полеты на другие планеты. Он верит в безграничные возможности руководимого партией свободного народа, которому по плечу решение любых задач.
«Мужик удивленно покосился на Алешу, — не смеется ли тот над ним — но Алеша не смеялся. На фантазера Алеша тоже никак не походил, — он говорил о поездке на другие планеты спокойным, обыденным тоном, как о деле давно решенном, — и мужик снова стал внимательно слушать его, все более темнея лицом.
— Или вот атомную энергию использовать, — продолжал Алеша. — Силища какая! Об этом даже подумать страшно, а ведь используют когда-нибудь. Атомную энергию. А? — выкрикнул он и весело посмотрел на мужика».

продолжение книги...






Добавлена книга известного в прошлом географа Ю. Г. Саушкина «Москва», под редакцией члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского, изданная в 1955 г.


Добавлена книга М. Д. Каммари, Г. Е. Глезермана и др. авторов «Роль народных масс и личности в истории», изданная Гос. изд-м политической литературы в 1957 г.


Добавлена книга «На заре книгопечатания» В. С. Люблинского, изданная "Учпедгизом" в 1959 г. и повествующая о первых книгопечатниках.


Добавлена книга «Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи», изданная в 1939 г. и содержащая речи и статьи известного политического и государственного деятеля.


Добавлена книга «Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке», под редакцией М. Горького и др., изданная в 1935 г.


Добавлена брошюра М. Моршанской «Иустин Жук», напечатанная издательством "Прибой" в 1927 г. и рассказывающая о деятельности революционера.


Добавлена книга М. А. Новоселова «Иван Васильевич Бабушкин» о жизни Бабушкина, напечатанная издательством "Молодая Гвардия" в 1954 г.