Учебное пособие, написанное академиком Я. К. Гротом, «Русское правописание», изданное в 1894 г.


Книга Г. Роледера «Онанизм», вышедшая из печати в 1927 г. и рассказывающая о лечении пагубной привычки.


Развлекательная и познавательная книга Г. Вагнера и К. Фрейера «Детские игры и развлечения», изданная в 1902 г.


Книга Н. Тяпугина «Народные заблуждения и научная правда об алкоголе», вышедшая из печати в 1926 г.

Дмитрий Николаевич Анучин


Г. В. Карпов, "Д. Н. Анучин"
Издательство географической литературы, Москва, 1954 г.
OCR Biografia.Ru

Почетный академик Дмитрий Николаевич Анучин занимает в истории науки видное место. Это был всесторонне, энциклопедически образованный ученый, в равной мере крупный специалист в области географии, антропологии, этнографии и археологии. В этих отраслях науки Анучин на протяжении нескольких десятилетий конца прошлого и начала нынешнего столетий был одним из наиболее видных ученых.
В очерке дается краткая характеристика деятельности Д. Н. Анучина в области географии и лишь частично освещается огромная научная и общественная деятельность ученого в других областях знания.
Расцвет русской научной мысли во второй половине XIX в. ознаменовался деятельностью таких ученых, как Д. И. Менделеев, В. В. Докучаев, К. А. Тимирязев, Н. Е. Жуковский, И. М. Сеченов, И. П. Павлов, В. И. Вернадский и другие. Среди этой плеяды славных имен деятелей русской научной мысли, прославивших отечественную науку, должно быть названо и имя Дмитрия Николаевича Анучина — «создателя русской университетской географической школы» (1).

* * *
«Все мое детство,- писал в своих «Воспоминаниях» Д. Н. Анучин,— связано с нашим домом на Петербургской стороне, в Колтовской».
--------------------------------------
1. Из Постановления Совета Министров СССР от 10 августа 1948 года «Об увековечении памяти академика Д. Н. Анучина».
--------------------------------------
В этом доме 7 сентября (нового стиля) 1843 года родился Дмитрий Николаевич Анучин — будущий выдающийся русский ученый. Он был шестым и последним ребенком в семье. Ко времени его рождения из детей оставались в живых только два его старших брата — Михаил и Александр.
Отец Д. Н. Анучина — солдат Отечественной войны 1812 года — прошел вместе с главными силами русской армии весь ее славный боевой путь. Отличившись в боях, он был произведен в офицеры и вскоре после окончания войны вышел в отставку, женился и поселился в Петербурге.
Мать Дмитрия Николаевича — крестьянка по происхождению, для своего времени была достаточно образованна.
Рос Д. Н. Анучин одиноко. Старшие братья уже не могли разделять его детских интересов: Александр учился в гимназии, а Михаил — в Инженерном училище.
Предоставленный самому себе, Анучин рано пристрастился к чтению, в семилетнем возрасте он уже свободно писал. В 1854 году он поступил во второй класс Ларинской гимназии, которая отличалась передовой для того времени постановкой учебной работы.
Среди педагогов гимназии наиболее яркой личностью был учитель географии В. С. Парамонов. Его вдохновенные, творческие уроки навсегда запечатлелись в памяти Анучина и были одной из причин проявления у него раннего интереса к географии. В своем дневнике Анучин писал: «Из всех наук я больше всех любил географию. Особенно же я любил географию с приключениями...» На уроках географии учитель Парамонов знакомил своих учеников с запрещенной революционной литературой и привил им передовые революционно-демократические взгляды в духе прогрессивных идей 60-х годов прошлого столетия. Благодаря редкому стечению обстоятельств Анучин услышал впервые новые для него революционные идеи именно от учителя географии, пользовавшегося в его глазах абсолютным авторитетом. На уроках географии, писал впоследствии Анучин, «в 6—7 классах мы уже читали герценовские «Колокол» и «Полярную звезду».
В гимназические годы Анучин живо интересовался не только беллетристикой, но и литературой по истории, географии и этнографии.
В 1860 году Анучин успешно окончил гимназию. Незадолго до этого события умерли его родители и брат Александр. Из близких родных остался только старший брат Михаил. Надеяться на чью-либо помощь не приходилось, надо было самому думать о продолжении образования. Осенью 1860 года Анучин поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета.
В начале 60-х годов, отличавшихся общим подъемом революционного движения в России, революционно-демократические идеи Чернышевского, Добролюбова, Герцена нашли особенно горячий отклик в университете. Попав в это бурное время в университет, Анучин был целиком захвачен происходившими в нем событиями. В феврале 1861 года он был участником первого в истории Петербургского университета организованного выступления студентов «за политические свободы».
Анучин с увлечением слушал лекции известных профессоров, которыми славился в те годы Петербургский университет.
Пребывание в университете сыграло большую роль в формировании мировоззрения Анучина. В Петербургском университете, по словам академика Л. С. Берга, «молодой Анучин впитал в себя те прогрессивные идеи шестидесятых годов, которым он оставался верен до конца жизни».
Весной 1861 года Анучин заболел. Врачи, предполагая у него туберкулез легких, настоятельно рекомендовали ему ехать за границу в более благоприятные по климату места.
Лето 1861 года Анучин провел в Германии, в Гейдельберге. Здесь он подружился с университетской молодежью, особенно с русскими студентами. Сближение Дмитрия Николаевича с Бородиным, впоследствии известным композитором и профессором химии, с братьями Ковалевскими, с Воейковым и другими талантливыми русскими молодыми людьми, увлекавшимися естественными науками, склоняло интересы Анучина в область этих наук. Но, помимо научной литературы, он с интересом следит за вольной русской прессой за границей, регулярно читает «Колокол» А. И. Герцена и другие издания.
В конце сентября 1861 года, через Швейцарию, Анучин едет в Рим. Посещая музеи и галлереи Рима, он занялся изучением истории итальянской литературы и искусства. Но пребывание вдали от родины начинает тяготить его. Он мечтает скорее вернуться в Россию. «Я могу только сказать,— писал он брату,— что я хочу быть честным, образованным русским человеком. А чтобы русским быть, надо знать, что такое эта Русь, и поэтому я употреблю все силы мои, чтобы узнать ее» (1).
В начале июня 1863 года он вернулся в Петербург, а потом переехал в Москву.
Заинтересовавшись естественными науками, еще за границей Анучин твердо решил поступить на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета.
Своей узкой специальностью он избрал зоологию; слушал лекции А. П. Богданова по зоологии беспозвоночных, С. А. Усова — по зоологии позвоночных и Я. А. Борзенкова — по сравнительной анатомии. Эти три профессора оказали наибольшее влияние на формирование будущего ученого; их руководство определило его первые шаги в науке.
В 1867 году Анучин окончил университет. Несмотря на все старания профессора Усова, при университете он оставлен не был. Прямой путь в науку был, таким образом, закрыт. Решив посвятить свою жизнь науке, Дмитрий Николаевич начал самостоятельно работать в области зоологии позвоночных, антропологии и этнографии.
Вскоре после окончания университета Анучин женился. По мере роста семьи надо было серьезно думать о добывании средств к существованию. А пока приходилось перебиваться мизерными, случайными заработками.
В январе 1871 года С. А. Усов предложил Анучину занять должность ученого секретаря Общества акклиматизации животных и растений. Вся деятельность Общества была неразрывно связана с организованным на добровольные пожертвования Московским зоологическим садом. В связи с организационными недостатками и злоупотреблениями административно-хозяйственного аппарата дела сада шли плохо:
-----------------------------------
1. Все цитаты, источники которых не указаны в сносках, взяты из опубликованных работ Анучина, частью из рукописных материалов, хранящихся в архивах.
-----------------------------------
животные погибали, посещаемость сада падала. Анучин энергично взялся за дело. Он наладил связи с окраинными районами России и с русскими заграничными посольствами. В результате этих мероприятий зоологический сад пополнился редкими экземплярами африканских, среднеазиатских и сибирских животных.
На материалах наблюдений Анучин написал свои первые научные работы, опубликованные в периодическом сборнике «Природа». В «Очерках африканской фауны» он впервые в русской литературе дал описания некоторых видов хищных африканских птиц, с достоверной и точной их характеристикой. Уже в первой своей работе Дмитрий Николаевич выступил сторонником комплексного исследования природы.
На протяжении 1873—1876 годов Анучин поместил в сборнике «Природа» ряд статей, главным образом зоогеографического и этнографического содержания, а также большую работу, посвященную проблеме происхождения человека — «Антропоморфные обезьяны и низшие типы человечества». Применяя историко-сравнительный метод, Анучин в этой работе пытался с позиций дарвинизма разрешить проблему происхождения человека.
В начале 1873 года Анучину предложили держать экзамен на магистра. Экзамен состоялся в начале 1875 года и прошел блестяще. На основе собранных с большим трудом материалов Анучин пишет антрополого-этнографическую монографию об айнах. Классическая по методике монография явилась вкладом в молодую науку — антропологию.
Вскоре Дмитрия Николаевича избирают в действительные члены Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. С этого времени и до конца жизни, почти полвека, продолжается его деятельное участие в работах Общества.
По инициативе А. П. Богданова в 1876 году в Московском университете была организована кафедра антропологии. Совет Университета, организуя кафедру, счел необходимым учесть опыт работы подобных кафедр за границей и вынес решение для этой цели командировать туда Д. Н. Анучина.
Работая в музеях Западной Европы, главным образом в Париже и Берлине, он собирал материалы для университета и для своей диссертации. Наряду с работой в музеях он прослушал ряд курсов в высших учебных заведениях Парижа, Берлина и в других городах Европы.
По поручению Московского общества любителей естествознания Анучин организовал в 1878 году на Всемирной парижской выставке русский антропологический отдел, который по богатству выставленных научных материалов явился одним из лучших антропологических отделов выставки и получил высокую оценку мировой научной общественности.
В том же году Д. Н. Анучин совершил поездку по Южной Франции и вместе с французскими учеными участвовал в раскопках в окрестностях Тулузы, Лиона, Брива и в Пиренейских горах. В отчете об этой поездке Анучин не ограничился описанием курганов, пещер и дольменов (могильных сооружений, созданных в глубокой древности), но дал также и подробную физико-географическую характеристику местности. Найденные при раскопках вещи пополнили коллекции Московского университета ценными материалами.
В январе 1879 года Анучин вернулся в Москву и стал деятельно участвовать в организации Антропологической выставки. В нескольких номерах газеты «Русские ведомости» была опубликована его большая работа «Антропология, ее задачи и методы». В этих статьях Анучин изложил содержание антропологии как «особой отрасли знаний, посвященной изучению видоизменений человечества».
По общему признанию, выставка свидетельствовала о прогрессе русской науки и о тех больших возможностях, которые открываются перед русской антропологией в ближайшем будущем. Собранные на выставке коллекции явились основой для организации Антропологического музея Московского университета. Заведующим этим музеем был назначен Анучин.
В 1881 году Анучин защитил магистерскую диссертацию на тему «О некоторых аномалиях человеческого черепа и преимущественно об их распространении по расам».
Несмотря на ряд недостатков, спорность выводов, да и, пожалуй, самой темы исследования, эта работа Анучина занимает видное место в антропологической литературе. Ряд его выводов вошел в русские и иностранные учебники анатомии и в специальные анатомо-антропологические работы.
Летом 1881 года, Дмитрий Николаевич Анучин начал работать в качестве постоянного сотрудника в газете «Русские ведомости».
В том же году он выехал в Тифлис на V археологический съезд, где прочитал два реферата: «О породах собак каменного периода на побережье Ладожского озера», посвященный вопросу о происхождении домашних животных, и «О вариациях форм древних наконечников стрел», явившийся основой для напечатанного в 1887 году капитального исследования «О древнем луке и стрелах».
На скромном материале по доисторической археологии Анучин создал развернутую картину древнего мира.
В 1882 г. Московское археологическое общество совместно с Русским географическим обществом организовало экспедицию в Дагестан. Экспедиция должна была исследовать пещеры и имела своей задачей отыскать в них следы жизни первобытного человека. Руководителем экспедиции был назначен Д. Н. Анучин.
В окрестностях Владикавказа (г. Орджоникидзе) он осмотрел пещеры, сделал раскопки, но следов пребывания человека каменного периода не обнаружил. Тогда Анучин решил предпринять поездку в глубь Дагестана. Ознакомившись с жизнью и бытом местного населения, он был поражен глубоким социальным расслоением кавказской деревни.
Останавливаясь в различных по национальному составу селениях, он записывал легенды, предания, сказки и древние обычаи. Следуя по намеченному маршруту, Анучин побывал в ауле Кубачи. Здесь он осмотрел памятники старины, оригинальные барельефы, изображавшие львов, всадников, геральдических птиц и т. п.
Экспедиции удалось собрать много этнографических материалов о народах Дагестана. Анучин был первым русским ученым, начавшим в широких масштабах систематическое археолого-этнографическое изучение этого района.
В эти годы весьма многообразна деятельность Анучина в ученых обществах.
Он принимает участие в подготовке к печати трудов антропологического отдела Общества любителей естествознания, много занимается археологией. Редактируя перевод английской работы Леббока «Доисторические времена, или первобытная эпоха человечества», Анучин переработал и даже написал заново некоторые главы книги. В них ему удалось показать достижения русской археологической науки и неразрывную связь древнерусской культуры с культурой соседних славянских народов. В этой работе Анучин дал первую сводку материалов о русских памятниках доисторической культуры.
Наряду с этим он опубликовал ряд этнографических очерков о народах, населяющих Сибирь, о своеобразных нравах и обычаях народов, стоящих на низшей ступени культурного развития, а также несколько статей по географии.
В августе 1884 года был опубликован новый университетский устав. Кафедра антропологии в университете им не была предусмотрена. Вместе с тем в уставе значилась новая кафедра географии на историко-филологическом факультете.
В то время Анучин был, пожалуй, единственным ученым, который мог возглавить первую в России университетскую кафедру географии, поэтому он был назначен экстраординарным профессором этой кафедры. Появлению в составе университетов кафедры географии предшествовала длительная борьба прогрессивных общественных сил за достойное положение географии в системе высшего университетского образования. До возникновения первой в России университетской кафедры географии преподавание этой науки в университетах или вообще не велось, или же носило догматический характер, да и по своему содержанию было далеко от современного понимания сущности этой науки.
Содержание курсов географии как в XVIII веке, так и в первой половине XIX века в основном ограничивалось «статистикой», т. е. отдельными сведениями по экономической географии. Описания стран и губерний России отличались шаблонностью и сухостью и сводились чаще всего к названиям и определениям. Так же велось преподавание географии и в школе.
В 70-е годы в университетах была учреждена отдельная кафедра «физической географии». Но под названием географии обычно по этой кафедре читалась одна метеорология.
Создавая курсы географии, Анучин, следуя материалистическим традициям Ломоносова и других передовых деятелей русской культуры и русского естествознания, в понятие географии как науки вкладывал чрезвычайно широкое содержание. Географию он подразделял на два больших взаимосвязанных раздела: общую географию, или общее землеведение, и частную географию, или страноведение. «Первая имеет объектом изучения всю землю, всю ее поверхность, вторая — отдельные части этой поверхности, страны и области». В задачу общего землеведения входит, таким образом, «изучение земной поверхности,— суши, океана и атмосферы и влияния их условий на органический мир». Общее землеведение дает материал для развития страноведения, так же как в свою очередь это последнее служит основой, на которой развивается весь комплекс отраслей знания общего землеведения. Страноведение занимается изучением отдельных территорий.
К изучению территории Анучин подходил исторически, ибо «надлежащее понимание представляемых страной форм поверхности, ее ландшафтов и явлений жизни может быть получено только путем расследования ее прошлого и изучения тех процессов, которые вызвали последовательное преобразование».
Чтение лекций по кафедре географии Анучин начал в 1885 году с курса истории землеведения. Курс сопровождался демонстрацией специально им же выполненных карт и других наглядных пособий.
В последующие годы Анучин читал курсы общего землеведения, древнюю географию, курсы частной географии, преимущественно России и прилегающих к ней частей Азии и Западной Европы. С января 1889 года кафедра географии была переведена на естественное отделение физико-математического факультета. Это решение Министерства просвещения также явилось результатом предложения Анучина, так как положение кафедры на историко-филологическом факультете ставит ее «в изолированное и несоответствующее ее целям и потребностям положение».
В эти же годы Анучин заканчивает капитальное исследование о географическом распределении роста мужской части населения Европейской России. Работа имела не только теоретическое, но и практическое значение, так как была связана с комплектованием армии и с воинской повинностью. Это исследование обогатило русскую науку новыми антропологическими данными, вскрывающими этнические особенности населения России, и было отмечено золотой медалью Русского географического общества.
23 сентября 1889 года за совокупность научных трудов по антропологии, этнографии и географии Совет Московского университета единогласно присудил Анучину степень доктора географии (ввиду того, что он занимал тогда именно эту кафедру) «без представления диссертации».
В 1890 году Анучин был избран президентом Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. В том же году он организует в составе Общества географическое отделение, нризванное содействовать развитию в России географической мысли и воспитывать кадры географов — энтузиастов отечественной науки.
Лето 1890 р. Дмитрий Николаевич проводит в экспедиции в районе истоков Днепра, Западной Двины и Волги. Отыскав на Валдайских горах «приблизительно наивысший пункт и посредством анероидов убедившись, что он действительно лежит выше всех других пунктов в окрестностях Валдая», Анучин обнаружил, что вошедшее во все географические учебники утверждение, будто бы высшей точкой Валдайских гор является Попова гора, неверно.
Высота Поповой горы, по определению Анучина, оказалась 110 сажен (234 метра) над уровнем моря, что значительно меньше тех данных, которые указывались в различных учебниках географии. Стремясь найти причину неверного представления о высшей точке Валдайской возвышенности, Анучин, между прочим, считал, что в данном случае налицо один «из географических мифов, которые, раз возникнув, с течением времени принимают более грандиозный размер и усваиваются, наконец, всеми без критической проверки». Анучин установил, что высшей точкой Валдайской возвышенности следует считать гору Каменник высотой 150 сажен (321 метр), на наших картах долго носившую искаженное название «Каместик».
Найденные Анучиным высотные отметки дали возможность по-новому осветить вопрос о наивысших точках района Валдайской возвышенности и об орографии района истока крупнейших рек Европейской России. По возвращении из экспедиции Анучин передал собранные им отметки для обработки геодезисту и картографу А. А. Тилло, который использовал их в своем труде «Каталог высот русских рек».
В том же году Дмитрий Николаевич совершил вторую поездку на Кавказ. Он отправился по Военно-осетинской дороге в район Центрального Кавказа. Он посетил Садонский свинцово-цинковый рудник, совершил длительную поездку к Мамиссонскому перевалу, по дороге поднимаясь на ледники и огромные конечные морены. Особенно сильное впечатление на Анучина произвел подъем на Цейский ледник. Последнюю длительную экскурсию Анучин совершил на станцию Казбек и оттуда — на Девдоракский ледник.
Поражает разносторонность интересов Дмитрия Николаевича. В 1890 году им опубликованы две работы: «Сани, ладья и кони как принадлежности похоронного обряда. Археолого-этнологический этюд» и «К истории ознакомления с Сибирью до Ермака. Древне-русское сказание «О человецех незнаемых в восточной стороне». Археолого-этнографический этюд». Эти работы являются примером всестороннего сочетания плодотворных научных исследований с умелым применением историко-сравнительного метода научного анализа, основанного на огромной эрудиции ученого. В последней работе Анучин фантастическое содержание древнего сказания воплотил в реальные образы народов, обитавших в Сибири в далеком прошлом.
Выдающимся событием в научной жизни Москвы явилась географическая выставка, организованная Анучиным в 1892 году.
Русское географическое общество дало высокую оценку выставке. Совет Общества принял решение «засвидетельствовать проф. Д. Н. Анучину чувства живейшей признательности Русского географического общества за блестящее устройство первой в России географической выставки поднесением ему приветственного адреса». В этом адресе, между прочим, сказано: «Выставив в сердце России на всенародное обозрение наиболее выдающиеся результаты изучения русскими людьми в географическом отношении великой Русской земли и сопредельных с ней стран Азиатских, Вы тем самым оказали существенную услугу делу популяризации географии среди всех слоев русского народа и сделали почин, с блестящим успехом которого Совет старейшего в России Географического общества считает долгом единодушно поздравить Вас». Впервые наглядно ознакомив русскую публику с содержанием землеведения, выставка в то же время положила основание новому университетскому учебно-вспомогательному учреждению — географическому музею.

* * *
Вместе с группой географов — членов географического отделения Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, в 1894 году Анучин основал журнал «Землеведение», который вскоре стал органом, объединившим вокруг себя разрозненные силы ученых, преподавателей и любителей географии. Анучину «удалось в своем журнале,— говорил А. А. Борзов,— соединить научную серьезность с большой доступностью, благодаря чему «Землеведение» так необходимо не только ученому работнику, но и преподавателю и всякому интересующемуся географией». Д. Н. Анучин, не имея ни одного штатного помощника, единолично вел все сложное дело издания; он изыскивал средства, неустанно заботился о подборе статей, редактировал и готовил журнал к печати. Среди работ, помещенных в журнале, немало статей принадлежит Анучину.
В 90-е годы мысли Анучина неотступно заняты журналом «Землеведение». Существование периодического географического органа часто «висело на волоске»: у журнала не было устойчивой материальной базы и он вынужден был существовать на пожертвования сочувствующих Анучину или журналу (а чаще и тому и другому) лиц.
«Анучин по справедливости считается отцом русской лимнологии»,— писал академик Л. С. Берг.
Участвуя в экспедиции 1894 года, организованной А. А. Тилло по исследованию истоков главнейших рек Европейской России, Анучин взял на себя обследование в верхнем течении собственно Западной Двины, ее истоков и правых притоков.
В результате проделанной работы удалось собрать интересные данные о не исследованных еще озерах. На основе этих данных, Анучин разработал классификацию озер. Он подразделил все изученные моренные озера на следующие типы: 1) широкие, неправильных очертаний, лопастные, более или менее значительного размера, но сравнительно небольшой глубины; 2) длинные, узкие озера более или менее значительной глубины; 3) значительно реже встречающиеся воронкообразные озера, т. е. небольшие округленные и сравнительно глубокие. Оказалось, что наибольшую глубину имеют озера длинного и узкого типа, а именно — озеро Улин (до 37 м) и озеро Отоловское (до 24 м). Большие по площади озера, например Двинское и Жижицкое, оказались глубиной не более 8 метров.
Интересную закономерность удалось обнаружить в вертикальном распределении температур в озерах. Оказалось, что до известного уровня (4—7 метров от поверхности) падение температуры совершается медленно, а затем на протяжении 2—3 метров происходит быстрое падение, «скачок температуры» на 7—10 градусов. Открытие слоя температурного скачка явилось наиболее крупным результатом исследования озер.
Чтобы результаты экспедиции 1894 года довести до сведения широкого круга читателей, Анучин в первой книге «Землеведения» за 1895 год помещает обстоятельную статью «Новейшее изучение озер в Европе и несколько новых данных об озерах Тверской, Псковской и Смоленской губерний». Результатам собственных исследований Анучин предпослал обширный исторический очерк развития науки об озерах — лимнологии. Он показал, как по мере выявления и уточнения целей и методов лимнологических исследований эта наука стала постепенно обособляться, «а в недалеком будущем,— предвидел Анучин,— лимнология выделится, вероятно, в особую отрасль гидрографии». Анучин утверждал, что Россия — одна из самых богатых озерами стран мира. Но изучение русских озер носит ограниченный и случайный характер. Поэтому Анучин полагал, что настало время приступить к более широкому, систематическому изучению наших озер и решил начать это важное и нужное для научных и практических целей дело.
Изучив 35 озер верховьев великих рек, Анучин пришел к заключению, что все они своим происхождением обязаны великому скандинаво-русскому леднику, создавшему моренный ландшафт, непременной частью которого являются озера, так как «холмистый пересеченный рельеф местности и водонепроницаемость валунных глин и суглинков составляют весьма благоприятные условия для скопления здесь вод в форме озер». Связав таким образом генезис озерных котловин с мореннохолмистой поверхностью, Анучин классифицирует их по типам, о которых говорилось выше.
Исследование «источников главнейших рек» Европейской России Анучин продолжал и в последующие годы.
В конце 1897 года вышел в свет капитальный труд Анучина, заключавший в себе полную и всестороннюю обработку результатов двухлетней экспедиции — «Верхневолжские озера и верховья Западной Двины». В работе дано не только подробнейшее описание географической среды и каждого озера в отдельности, но и раскрыта разработанная Анучиным методика лимнологических исследований, впоследствии положенная в основу работ многочисленных учеников его школы. Анучин работал по еще не возделанной «научной целине». Даже измерения глубины такого сравнительно большого и известного озера, как Селигер, до Анучина никто не производил, и эти данные приводились со слов рыбаков, притом часто противоречивых.
Исследование самого большого озера района показало, что «рельеф дна Селигера выказывает довольно значительную изменчивость, как бы чередование подводных гряд и углублений, подобно тем, которые характеризуют и моренный ландшафт суши». Анучин описал не только значительные озерные бассейны верховьев Волги, но и некоторые своеобразные, сопровождающие их маленькие, сильно вытянутые, узкие и глубокие озерки, сведения о которых никогда еще не появлялись в русской литературе.
Ученый мир признал труд Анучина достойным высокой оценки. Директор главной физической обсерватории в Петербурге академик М. А. Рыкачев писал Анучину: «Богатый материал, Вами собранный и роскошно иллюстрированный картами, графиками и фотографиями, будет часто служить пособием для наших работ».
Однако правительственные сферы не усмотрели в проделанной экспедицией работе непосредственного практического результата и, несмотря на энергичные хлопоты А. А. Тилло, после двух лет работы субсидирование экспедиции было прекращено.
После экспедиции Анучин значительно изменил программу своего университетского курса общей физической географии. Он ввел в нее почти целиком вновь разработанный раздел об озерах, который, чтобы сделать его более доступным для студентов, напечатал в виде очерка в приложении ко второй книге «Землеведения» за 1896 год под названием «Воды суши. Озера».
В 1894 и 1895 годах Анучин одновременно работает над двумя капитальными сводными работами, призванными служить учебным пособием по географии для студентов естественного отделения университетов. Он печатает в журнале «Землеведение» «Рельеф поверхности Европейской России в последовательном развитии о нем представлений» и «Суша» (краткие сведения по орографии).
Обобщив огромный материал, Анучин в первой из этих работ показал, как исторически одни представления о рельефе Русской равнины сменялись другими и постепенно, по мере освоения территории страны, шел процесс познания ее рельефа. Анучин заканчивает работу описанием барометрических и геодезических исследований, ставших основой для составления гипсометрической карты А. А. Тилло, появление которой было крупным событием в развитии русской орографии и гипсометрии.
Другая работа Анучина — «Суша» — посвящена строению поверхности земли.
Современный рельеф земной поверхности сложился путем длительного воздействия на нее внутренних и внешних сил, в результате чего высокие части рельефа разрушаются и понижаются, а на низших происходит отложение осадков. Так как выравниванию противодействуют тектонические силы, то современный рельеф складывается в результате непрерывной борьбы внутренних и внешних сил. Говоря о вертикальном расчленении суши, Анучин делит ее поверхность на ряд ступеней. При этом различные части света имеют неодинаковое развитие тех или иных ступеней высот. Идея об уровнях рельефа суши получила свое дальнейшее развитие в трудах советского ученого, проф. К. К. Маркова.
В 900-е годы работа Анучина в области гидрологии вступила в новую фазу: от лимнологических исследований он перешел к изучению особенностей режима рек Европейской России, преимущественно с целью предсказания и своевременного предотвращения катастрофических последствий весенних разливов рек. Интерес к этой проблеме у Анучина был и раньше, но особенно обострился он в связи с разливом Москвы-реки в 1908 г. По инициативе Анучина Водомерная комиссия Академии наук предприняла подробное исследование причин наводнения 1908 года на территории Европейской России.
По замыслу Анучина, Академия наук должна была собрать и обработать данные о снеговом покрове и о влиянии быстроты его таяния на уровень воды в реках по крайней мере за последние 15 лет. Обобщение этих материалов Академия наук поручила Д. Н. Анучину.
В распоряжении Анучина были материалы комитета по оказанию помощи населению, пострадавшему от наводнения, и совета городских инженеров по благоустройству, который обследовал затопленную местность, выяснив размеры подмыва берегов, набережных, разрушение мостовых и других сооружений.
Результатом этих исследований была работа «Наводнение в Москве в апреле 1908 г. и вопрос об изучении наводнений в России».
В ней Д. Н. Анучин одобрительно относится к проекту В. Г. Михайловского, предложившего создать в верхнем течении р. Москвы и на ее притоках запасные резервуары, в которые бы собиралась весенняя вода и из которых эта вода могла бы пускаться, по мере надобности, в реку для поднятия ее уровня. Анучин считал это единственным надежным способом ограждения Москвы от сильных половодий весной и регулирования уровня воды в остальное время года.
Эта идея, как известно, получила осуществление в наше время, когда был прорыт Канал имени Москвы с его системой водохранилищ.
В качестве меры, не терпящей дальнейшего отлагательства, Анучин предлагал организовать водомерные посты в разных пунктах по течению рек. Эти станции должны вести гидрологические и метеорологические наблюдения. Из наблюдений за ряд лет можно было бы выяснить соотношение между толщиной снегового слоя в марте и размерами последующего половодья и установить ту мощность снегового покрова, превышение которой уже сигнализирует о таких размерах наводнения, которые грозят населению бедствием. Такие наблюдения следует производить в возможно большем числе пунктов, так как вода, стекающая в реку, собирается со всей площади бассейна, а поэтому на уровень реки при половодье оказывает влияние вся та масса снега, которая стаивает на этой площади. Положения Анучина легли в основу методики прогнозов весенних половодий на реках Европейской части СССР.

* * *
В своей профессорской деятельности Д. Н. Анучин пользовался неизменно высоким авторитетом. Этому способствовали не только его широкая эрудиция, умение доходчиво передать свои знания, но и любовное, заботливое, отеческое отношение к своим воспитанникам. Студентов увлекали его интересные, глубокие по содержанию лекции-беседы. В последние годы его профессорской деятельности студенты тепло называли Дмитрия Николаевича «наш дедушка».
В лекциях Дмитрий Николаевич, последовательно развивая мысль, словно на нить нанизывал одно положение за другим; в результате перед слушателями вставала яркая, образная картина описываемого явления, раскрывалась сущность той или иной теории. Но никакая теория ни на минуту не загораживала живого явления и ни на минуту он не забывал, насколько большинство теорий уже той действительности, которую они хотят объяснить.
«Читаемые Вами курсы по географии, антропологии и этнологии,— писали в своем приветствии Д. Н. его ученики,— не мертвые и сухие лекции, а живые беседы, полные экскурсов во все области естествознания и гуманитарных наук. Беседы эти по своей всесторонности настолько своеобразны, интересны и увлекательны, что всякий из Ваших, даже случайных слушателей, становился не раз если не специалистом, то «любителем» и почитателем этих наук. Постоянная свежесть материала, которым Вы обновляете ежегодно свои курсы, свидетельствует о неустанной работе Вашей мысли и заботах поддержать в учениках своих интерес, уважение и любовь к научному прогрессу, а осторожность, с какой Вы относитесь ко всем новых фактам и научным гипотезам, заставляют нас вдумчиво и осмотрительно ко всему приглядываться, не принимая ничего на веру, как подобает натуралистам» (1).
Поразительная работоспособность Дмитрия Николаевича давала ему возможность, несмотря на целый ряд ответственных обязанностей, внимательно следить за научной литературой. Он обладал редкой способностью, при передаче того или другого учения, облекать сущность вопроса в такую краткую, ясную и выпуклую форму, что ей часто могли позавидовать и самые творцы того или другого учения.
------------------------------
1. Из приветствия от студентов по случаю 70-летнего юбилея Д. Н. Анучина.
------------------------------
Несмотря на легкость и простоту, с какой лилась речь Анучина, в действительности, читая лекции, он проделывал огромную работу, захватывая аудиторию в единый процесс мышления, тем самым увлекая даже самых пассивных студентов.

продолжение работы ...






Добавлена книга известного в прошлом географа Ю. Г. Саушкина «Москва», под редакцией члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского, изданная в 1955 г.


Добавлена книга М. Д. Каммари, Г. Е. Глезермана и др. авторов «Роль народных масс и личности в истории», изданная Гос. изд-м политической литературы в 1957 г.


Добавлена книга «На заре книгопечатания» В. С. Люблинского, изданная "Учпедгизом" в 1959 г. и повествующая о первых книгопечатниках.


Добавлена книга «Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи», изданная в 1939 г. и содержащая речи и статьи известного политического и государственного деятеля.


Добавлена книга «Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке», под редакцией М. Горького и др., изданная в 1935 г.


Добавлена брошюра М. Моршанской «Иустин Жук», напечатанная издательством "Прибой" в 1927 г. и рассказывающая о деятельности революционера.


Добавлена книга М. А. Новоселова «Иван Васильевич Бабушкин» о жизни Бабушкина, напечатанная издательством "Молодая Гвардия" в 1954 г.