Чоновцы


В.Л.Кротов "Чоновцы"
Издательство политической литературы, Москва, 1974 г.
OCR Biografia.Ru

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

...Вечером 12 февраля 1920 года в народном доме города Бугульмы Самарской губернии силами местного культурно-просветительного кружка давался спектакль. Внезапно представление было прервано. Со сцены прозвучали грозные слова приказа об объявлении боевой тревоги. Коммунисты и комсомольцы немедленно вызывались в уездный комитет партии. В помещении партийного комитета они получили оружие, патроны.
— Товарищи! — обратился к построившимся секретарь уездного комитета партии.— Получено сообщение о том, что в Мензелинском уезде вспыхнул контрреволюционный мятеж. Во главе его стоят правые эсеры и черносотенная организация, именующая себя «Черный орел». В захваченных селах мятежники зверски расправляются с коммунистами и советскими работниками, грабят государственные ссыпные пункты, разгоняют сельскохозяйственные коммуны. Сегодня крупные силы мятежников вторглись и в наш уезд. Они захватили села Кудашево, Кичуй и двигаются к городу. Единственная сила, способная защитить город,— это мы — коммунистический отряд особого назначения. Задача состоит в том, чтобы немедленно выступить навстречу мятежникам, сдержать их силы до подхода частей Красной Армии, защитить население от бандитов.
Из числа коммунистов и комсомольцев тут же были созданы два подвижных отряда. 72 человека под командованием уездного военкома И. К. Чуйкова выступили к селу Кичуй. Второй отряд, состоявший в основном из комсомольцев, направился к Кудашеву. Те немногие, кто остался в городе, перешли на казарменное положение; им была поручена охрана города.
Так по тревоге в морозную зимнюю ночь коммунистический отряд особого назначения города Бугульмы выступил против контрреволюционных сил мятежников.
...Бойцы комсомольского отряда ехали на запряженных лошадьми санях. Спешили быстрее преградить бандитам путь к уездному центру. Каждый понимал всю меру ожидающей их опасности. Знали коммунары, что силы неравные и борьба будет нелегкой.
В село Кудашево отряд добрался на рассвете. А бандиты уже знали о приближении чоновцев. Впустив отряд в село, они окружили его. С ходу бойцы вступили в бой. Мятежников было намного больше. Они все теснее сжимают кольцо окружения. Нужно во что бы то ни стало прорваться. Короткая штыковая атака. Ряды бандитов прорваны. Но не все вышли из окружения. Шесть бойцов погибли от пуль бандитов. Среди них секретарь уездного комитета комсомола Г. Хикматов.
Тяжелая обстановка сложилась и для другого отряда. На подступах к селу Кичуй бандиты устроили засаду, в которую попал отряд Чуйкова. Чоновцы вынуждены были принять бой в открытом поле. Ночь, жгучий мороз. Зарывшись в снег, бойцы мужественно отстреливаются от наседающих со всех сторон бандитов. Бой длится до рассвета. На исходе патроны, среди коммунаров немало раненых и обмороженных. Командир принимает решение: вернуться назад и подготовиться к новым боям.
Несмотря на неудачу первых схваток с бандитами, отряды особого назначения остановили наступление бандитов, не дали им захватить город. Но положение оставалось угрожающим. Отряды заняли круговую оборону. Неделю чоновцы мужественно оборонялись. Отбиты все атаки мятежников. Не достигнув успеха и получив известие о прибытии красноармейских частей, бандиты поспешили отступить на свои основные базы.
Ранним утром 20 февраля объединенный отряд особого назначения, пополненный коммунистами уезда, вместе с бойцами Красной Армии повел наступление на главную базу мятежников — село Карабаш. Перед отрядом ЧОН была поставлена задача — нанести удар во фланг мятежникам в направлении местечка Нижние Чиршилы.
К наступлению готовились тщательно. Провели разведку, установили численность бандитов, уточнили их место нахождения. Получив боевой приказ, отряд выступил на врага. Но глубокий снег снижал темп наступления, сильный мороз затруднял стрельбу, а кое у кого из-за мороза оружие вообще отказало. Видя слабость наступления чоновцев, бандиты перешли в контратаку. Вот они уже пытаются захватить их подводы. Но не дрогнули коммунары. Метким огнем они встретили врага. Вместе с бойцами огонь ведут медицинские сестры Е. Раскина и Г. Белоклокова. Противник отбит. Более 20 бандитов остались лежать на снегу.
Оправившись от первой неудачи, мятежники предпринимают еще несколько контратак, чтобы остановить наступление чоновцев. Они перебрасывают к Нижним Чиршилам часть своих сил из села Карабаш. Но коммунары вновь и вновь мужественно отбивают контратаки бандитов. Бой длится более суток. Своей самоотверженностью и стойкостью особый коммунистический отряд сковал крупные силы мятежников, чем облегчил наступление частей Красной Армии на их логово. 23 февраля бандиты были разбиты. Большинство их сдалось в плен. Лишь немногим удалось бежать. Мелкими группами бандиты рассеялись по уезду.
Из состава отряда коммунистов создается подвижная группа. Шесть дней и ночей ее бойцы не знали покоя. С помощью жителей они вылавливали укрывшихся в селах и деревнях бандитов, пока пожар мятежа не был потушен полностью. Лишь 1 марта коммунары вернулись в Бугульму.
Три недели отряды коммунистов непрерывно находились в боях. Борьба была нелегкой. Более 20 бойцов-чоновцев погибло, около 40 были ранены и обморожены. Но поставленная боевая задача была выполнена. Ценою собственной жизни коммунары защитили уезд от контрреволюционных мятежников. Кто же такие чоновцы? Откуда и почему появились части особого назначения? Обо всем этом и пойдет речь в предлагаемой брошюре. Описанные эпизоды приводятся по воспоминаниям бывших чоновцев — участников событий (см. «Были пламенных лет». Куйбышев, 1963, стр. 220—229).

«ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ»

История возникновения частей особого назначения и их боевая деятельность неразрывно связаны со всей гигантской борьбой ленинской партии, рабочего класса против иностранной интервенции и внутренней контрреволюции, за упрочение Советской власти.
Первые военно-партийные отряды родились по инициативе местных организаций вскоре после победы Октября. Появление их было обусловлено небывалой остротой и разнообразием форм борьбы, какие применяли свергнутые эксплуататорские классы против победившего пролетариата. Позднее, говоря о причинах возникновения первых таких отрядов, один из видных советских военных руководителей — Н. И. Подвойский в докладе ЦК РКП(б) писал: «Наблюдающаяся в период реорганизации Красной гвардии в Красную Армию в некоторых частях политическая неустойчивость привела Петербургский и Московский партийные комитеты и другие местные организации к мысли создания надежных частей из коммунистов и передовой части пролетариата, которые смогли бы с оружием в руках выступить на защиту завоеваний Октябрьской революции». Начало массовому формированию военно-партийных отрядов особого назначения положила изданная в марте 1918 года директива ЦК РКП(б) партийным организациям о вооружении коммунистов и обучении их военному делу. Уже в марте — апреле 1918 года отряды формируются в Москве, Петрограде, Иваново-Вознесенске, Самаре и некоторых других крупных промышленных городах Советской республики; появляются они и в ряде городов Украины.
18 мая 1918 года ЦК РКП(б) дал указание, чтобы все члены партии немедленно приступили к обучению военному делу. Не сразу военно-партийные отряды приобрели четкую организационную структуру и достаточную боеготовность. Первые из них в большинстве случаев были временными, имели различную структуру и численность. Не была упорядочена система военного обучения, плохо обстояло дело с вооружением. Создавались отряды преимущественно в городах и, как правило, при непосредственной опасности наступления сил контрреволюции.
Но уже в 1918 году отряды коммунистов — партийные дружины, как они тогда нередко назывались, сыграли немалую роль в подавлении контрреволюции. Они являлись, как отмечал, например, Уральский областной комитет РКП(б), «безусловно целесообразной формой организации обороны революционного тыла». Так, сформированная Самарским губкомом партии в мае 1918 года коммунистическая дружина сыграла важную роль в подавлении выступивших против Советской власти анархистов-максималистов в Самаре. Коммунисты, объединившись в боевую дружину под руководством А. А. Масленникова, разгромили главные силы и штаб мятежников.
Столь же мужественно вели борьбу военно-партийные отряды и в других районах страны. Опыт боевой деятельности первых отрядов вскоре позволил партии выработать более широкий подход к формированию коммунистических воинских подразделений из числа членов партийных организаций тыла. В 1919 году военизация партийных организаций и создание частей особого назначения диктовались всей военно-политической обстановкой этого труднейшего этапа гражданской войны. Борьба советского народа с иностранными интервентами и белогвардейцами достигла наивысшего напряжения. Заправилы Антанты в своих планах удушения Советской власти делали тогда главную ставку на использование вооруженных сил соседних с Россией государств и внутренней контрреволюции. Готовился объединенный поход созданных и вооруженных империалистами белогвардейских армий Колчака, Деникина, Юденича. Молодая Советская республика переживала тот период своей жизни, который Ленин характеризовал как очень сложный и трудный момент в русской и всемирной пролетарской революции.
Готовя объединенное наступление на фронтах гражданской войны, империалисты Антанты и русская белогвардейщина для обеспечения себе военного успеха особую надежду возлагали на организацию восстаний, заговоров, террористических актов внутри страны; они рассчитывали, как указывал Ленин, совместным наступлением белогвардейских армий, мятежами и диверсиями внутри страны сбросить большевиков. В связи с этим задачи защиты социалистического Отечества потребовали от партии и государства мобилизации всех сил и средств. 11 апреля 1919 года была объявлена мобилизация в Красную Армию в девяти центральных губерниях. 13 апреля Пленум ЦК РКП (б) объявил партийную мобилизацию, по которой на фронт отправлялось от 10 до 20 процентов состава организаций. В прифронтовых районах мобилизации подлежало 50 процентов коммунистов, а там, где возникала непосредственная угроза оккупации, мобилизовывались все коммунисты. Мобилизовывал свои силы и комсомол.
Массовые мобилизации коммунистов, комсомольцев, рабочих в Красную Армию значительно ослабили партийные и советские организации, военные силы, охранявшие тыл. Этим попытались воспользоваться враги Советской власти. В различных районах страны вспыхивают вооруженные мятежи, организуются заговоры и диверсии. В марте 1919 года белогвардейские и кулацкие мятежи охватили ряд уездов Самарской и Симбирской губерний, возникли в городах Брянске, Гомеле. Только на Украине вооруженная контрреволюция выступила весной 1919 года в Житомире, Коростене, Самгородке, Радомысле, Черняхове, Триполье, Кагарлыке и других городах, а всего, по неполным данным, с апреля до середины июня в Украинской Советской Республике произошло 328 таких выступлений. Наиболее опасными были мятежи атаманов Зеленого на Киевщине, Григорьева на Херсонщине, Махно на Екатеринославщине.
Положение осложнялось еще тем, что в самой Красной Армии имелась часть офицеров царской армии, привлеченных на службу в Советских Вооруженных Силах, которые, оставаясь сознательными врагами Советской власти, использовали трудности борьбы для нанесения удара в спину революции. Под воздействием контрреволюционной и анархистской пропаганды и измены бывших белогвардейских офицеров некоторые части Красной Армии оказывались ненадежными и даже были случаи, когда посланные для борьбы с кулацкими бандами проявляли колебания, действовали недостаточно решительно. Как отмечалось в политическом отчете ЦК РКП(б) VIII Всероссийской партийной конференции, внутренние заговоры, восстания, террористические покушения со стороны контрреволюционеров, измена на фронтах шли волной, по мере обострения военного положения.
Сложившаяся в советском тылу обстановка со всей настоятельностью диктовала, чтобы партийные и советские органы на местах располагали необходимыми вооруженными силами, достаточно подготовленными в военном отношении, способными оперативно бороться с внутренней контрреволюцией, бойцы которых обладали бы высоким классовым сознанием, непоколебимой твердостью в борьбе с врагами и преданностью Коммунистической партии. В связи с этим VIII съезд РКП(б), состоявшийся в марте 1919 года, принял специальное обращение, в котором призвал всех работников партии «удвоить бдительность и энергию», и подчеркнул, что «партийные и советские организации должны немедленно мобилизовать свои силы и быть готовыми ответить беспощадным ударом на всякую попытку использовать трудные месяцы для срыва государственного строительства пролетариата».
Выполняя это указание партийного съезда и учитывая накопленный военно-партийными отрядами опыт борьбы с контрреволюцией, ЦК РКП(б) 17 апреля 1919 года принял постановление о создании частей особого назначения (ЧОН). «Центральный Комитет РКП признал необходимым принять срочные меры к мобилизации всех сил партии для защиты революции и ее завоеваний»,— писала в те дни «Правда».
Главными принципами строительства частей особого назначения были: милиционно-территориальное комплектование, коммунистический состав, непосредственное партийное руководство. ЧОН создавались по типу строевых частей Красной Армии при каждом заводе, фабрике, при районных и городских комитетах партии. Основной организационной единицей была рота. В тех партийных организациях, где было мало коммунистов, формировались взводы или отделения. Партийным комитетам разрешалось объединять отдельные небольшие отряды в масштабе города в более крупные подразделения. В этом постановлении военно-партийным силам было дано название «части особого назначения», однако на практике до середины 1921 года они именовались отрядами особого назначения. В состав ЧОН включали в первую очередь коммунистов с дореволюционным партийным стажем, а всех остальных членов РКП(б) — по рекомендации райкомов партии. Исходя из местных условий партийным комитетам разрешалось расширять состав ЧОН. Все зачисленные в коммунистические части особого назначения назывались коммунарами.
Постановлением ЦК РКП (б) определялись порядок и сроки обучения коммунистов военному делу. Программа обучения была рассчитана на месяц-полтора. Для руководства формированием и использованием частей особого назначения при Центральном Комитете партии был назначен ответственный организатор на правах заведующего отделом, а в каждом местном партийном комитете — нструктор-организатор. 8 мая 1919 года ЦК РКП(б) разослал письмо партийным организациям, в котором указывал, что военное обучение коммунисты должны проходить в нерабочее время и что зачисление в ЧОН не может служить причиной для освобождения коммуниста от партийной мобилизации в Красную Армию. В этом письме говорилось также о том, что части особого назначения организуются лишь в столичных и губернских городах.
Однако в дальнейшем в связи с повышением роли частей особого назначения в охране тыла и борьбе с контрреволюционными выступлениями ЦК РКП(б) счел возможным не ограничивать их рост. С августа 1919 года в отряды ЧОН стали приниматься сочувствующие коммунистам, зарегистрированные в установленном порядке в партийных организациях, женщины-коммунистки, комсомольцы. Обострение классовой борьбы, рост внутренних трудностей в Советской республике обусловили также зачисление в отряды особого назначения в ряде районов страны, кроме коммунистов и комсомольцев, также передовых рабочих, членов профсоюзов. Отряды стали формироваться не только в губернских городах и крупных промышленных центрах, но и в уездах, селах.
Особое внимание обращалось на поддержание в коммунистических отрядах строгой дисциплины. В частях особого назначения «должна быть самая строгая дисциплина»,— требовал ЦК РКП (б). Служба в них рассматривалась как выполнение важнейшей партийной обязанности. Исключение из отряда особого назначения означало одновременно исключение из партии.
Руководствуясь этими требованиями и учитывая конкретную обстановку, местные партийные комитеты проделали большую работу, проявили творческий подход в деле создания коммунистических отрядов. Они разрабатывали инструкции по формированию и обучению коммунаров, назначали организаторов и командиров ЧОН, рассматривали вопросы боевого использования отрядов. Большую помощь в укреплении и обучении частей особого назначения оказали коммунисты Красной Армии, военные органы.
Коммунисты объединялись в отряды по месту своей работы, в масштабе района и города сводились в более крупные подразделения. Основной костяк каждого отряда составляла партийная организация данного предприятия или учреждения. Ввиду того что все коммунисты, мобилизованные в отряды, работали и жили на квартирах, для быстрого сбора роты разбивались на взводы, взводы — на отделения, отделения — на десятки. Старший десятки оповещал бойцов о сборе по тревоге, у него же хранились винтовки, гранаты и патроны. В каждой роте имелась санитарная команда.
На основе решений Центрального Комитета РКПб) летом 1919 года части особого назначения были созданы в Московской, Петроградской, Рязанской, Тульской, Ярославской, Тамбовской, Тверской, Пензенской, Псковской, Самарской, Саратовской, Витебской, Гомельской, Вятской, Пермской, Владимирской, Вологодской, Воронежской, Нижегородской, Олонецкой, Череповецкой губерниях. К сентябрю 1919 года ЧОН имелись в 33 губерниях; общая численность особых отрядов составляла в декабре того же года около тридцати с половиной тысяч бойцов.
Части особого назначения не были регулярными воинскими формированиями и предназначались главным образом для несения охранной службы на местах. Особое назначение ЧОН состояло в том, что они использовались для охраны в тылу важнейших политических, экономических и военных объектов, для поддержания революционного порядка в своих районах, для подавления любых выступлении контрреволюционных элементов. Порядок привлечения коммунистических отрядов к вооруженной борьбе был определен Центральным Комитетом партии.
В телеграмме ЦК РКПб) в Реввоенсовет республики от 21 июля 1919 года, подписанной секретарем ЦК Е. Д. Стасовой и ответственным организатором отрядов собого назначения при ЦК РКП(б) В. Янушевским, указывалось, что «принцип формирования отрядов особого назначения не допускает возможности выделения ими пополнений фронту» и что коммунисты могут быть откомандированы в порядке партийной или военной мобилизации отнюдь не как члены отрядов.
Но партии не раз приходилось привлекать коммунистические отряды к участию во фронтовых операциях и для борьбы с бандитизмом в других районах. Особенно такие случаи были частыми во второй половине 1919 года, когда в связи с наступлением деникинцев в стране сложилась чрезвычайно тяжелая обстановка.
В тот грозный час прозвучал призыв Ленина, партии «Все на борьбу с Деникиным!». Страна стала боевым лагерем. Учитывая особенно тяжелое положение на Украине, Политбюро ЦК РКП(б) 6 августа на заседании, проходившем под председательством Ленина, определило меры по борьбе с бандами, которые разрушали тыл и срывали работу по формированию частей Красной Армии на Украине. Политбюро постановило направить для укрепления тыла на Правобережной Украине 500 коммунистов из отрядов особого назначения Москвы, а также отряды из других партийных организаций.
30 августа в связи с надвинувшейся угрозой захвата деникинцами Тулы ЦК РКП(б) принял решение об отправке из ближайших к Москве губернских городов войск ЧОН для укрепления обороны Тулы. В соответствии с директивой Центрального Комитета в конце августа — начале сентября в распоряжение реввоенсовета Тульского укрепленного района были посланы первые отряды особого назначения Московской, Орловской, Иваново-Вознесенской, Пензенской, Северодвинской и Вятской партийных организаций.
Как отмечал ЦК партии в отчете о своей работе с 1 июля по 15 сентября 1919 года, «в текущем периоде получили боевое крещение организованные после съезда (VIII съезда РКП(б).—В. К.} отряды особого назначения. Хотя эти отряды не представляют из себя регулярных воинских частей и предназначены лишь для охранной службы на местах, тем не менее ЦК были вызваны из ближайших губерний по 10% состава отрядов и часть их была направлена с отрядом тов. Петерса на Украину. Другой раз отряды особого назначения были двинуты в Тульскую губернию во время движения на Тулу корпуса Мамонтова».
Коммунистические отряды особого назначения Москвы и некоторых центральных губерний привлекались также для оказания помощи петроградским рабочим при защите города от банд Юденича осенью 1919 года.
Однако такое использование коммунистических отрядов было чрезвычайной мерой, носившей временный характер. Уже в связи с отправкой отрядов особого назначения на Украину 13 августа 1919 года Реввоенсовет Республики, руководствуясь указаниями ЦК РКП(б), разъяснял, что ЧОН должны использоваться лишь по прямому назначению, то есть для несения внутренней охраны, и ни в коем случае не должны вливаться в полевые части Красной Армии и по выполнении поставленных перед ними задач обязаны возвращаться в свои города и губернии.
Части особого назначения выполняли боевые задачи самостоятельно или совместно с отрядами ВЧК и частями Красной Армии. Обстановка требовала, чтобы они постоянно находились в состоянии боевой готовности. Поэтому чоновцы не расставались с оружием. В дни, когда непосредственно угрожала опасность, они переводились на казарменное положение, располагаясь, как правило, в помещениях уездных (городских) комитетов партии или Советов. Ночью выставлялись усиленные караулы и посты наблюдения, назначались конные дозоры, усиливалась охрана важнейших объектов.
Вот как описывает становление коммунистического отряда писатель В. А. Долин в своей повести «Чоновцы на Осколе», в основу которой положены подлинные события, происходившие летом 1920 года в Воронежской губернии.
...Недалеко от слободы Уразовская в казенном лесу скрывалась крупная кулацкая банда Булатникова, а в Боркинском лесном массиве — банда атамана Турка. Бандиты имели связь с кулаками и другими контрреволюционными элементами в самой Уразовской. Местному ревкому стало известно о готовящемся мятеже. Нужно было упредить выступление кулаков и разгромить банды, не дав им возможность уйти и установить связь с Антоновым, поднявшим контрреволюционный мятеж в Тамбовской губернии.
...С утра во двор ревкома стали собираться не только коммунисты и комсомольцы, но и беспартийные — молодые рабочие, батраки, школьники старших классов.
Военком Алексей Гораин и Миша Шорников разбили людей по ротам, по взводам, назначили командиров, составили именные списки и тут же вооружили всех винтовками, выдали каждому по три десятка боевых патронов, построили бойцов в три шеренги.
На высокое крыльцо ревкома вышел Стрижов. В руках он держал красное шелковое знамя. Солнце озарило его бледное, с ввалившимися от бессонницы глазами лицо. Военком подал команду «Смирно!» и, взяв под козырек, лихо отрапортовал:
— Товарищ председатель ревкома, первый коммунистический отряд ЧОН Уразовской партийной и комсомольской организаций построен. В отряде одиннадцать коммунистов, шестьдесят два комсомольца и сто тридцать четыре беспартийных...
— Дорогие товарищи! — обратился Стрижов к отряду.— Советскому населению нашего районного центра угрожает опасность. Нами раскрыт тайный заговор местной буржуазии, кулаков, бывших купцов и помещиков. Некоторых мы уже арестовали и обезоружили, но не исключена возможность нападения бандитов на слободу. Так будем же готовы в любую минуту дать им бой!
— С сегодняшнего дня мы встали в строй бойцов коммунистического отряда особого назначения. От имени нашей коммунистической партийной организации вручаю вам боевое знамя. Командиром отряда назначаю секретаря комсомольской организации товарища Шорникова.
Стрижов передал знамя Шорникову. Шорников отдал его стоящему на правом фланге высокому белокурому парнишке, секретарю комсомольской организации кожевенного завода Пронину.
— Впредь до особого распоряжения вы все будете находиться на казарменном положении,— закончил Стрижов. Принявший на себя командование отрядом Михаил Шорников объявил распорядок дня.
— С этого момента нашим домом становится ревком. Под казарму нам отвели весь первый этаж. Ни коек, ни пуховых перин, конечно, здесь нет, но соломы и сена на постели хватит. Харчиться будем по-солдатски, из общего котла. А сейчас дежурный по отряду командир первой роты товарищ Иванов объявит список назначенных на сегодня в наряд. Остальные пойдут на тактические занятия.
Через несколько минут Первый Уразовский коммунистический отряд особого назначения, вооруженный винтовками и двумя ручными пулеметами, под развернутым красным знаменем с песней вышел из ворот ревкома...
Местные партийные отряды нередко первыми принимали на себя удары контрреволюционных банд. Сдерживая натиск мятежников до прихода частей Красной Армии, они затем совместно с ними под общим командованием участвовали в вооруженной борьбе до полного разгрома врага.
Вспоминая о первых шагах практической деятельности отрядов в 1919 году, бывший командир Лебедянского отряда особого назначения С. Л. Алексеев чисал: «Военную подготовку мы проходили под руководством бывших унтер-офицеров старой службы... Что же касается боевой тактики, то, насколько помнится, мы почерпнули от своих учителей только способ отражения конной атаки в пешем строю: надо построиться в два ряда, передние с колена бьют по всадникам, задние стоя — по лошадям; стрелять обязательно залпами... Вот и вся военная премудрость, с которой мы пошли в бой. И, представьте себе, в критический момент отбили наступавших белоказаков генерала Мамонтова, только пух от них летел!
Нехватку военных знаний с лихвой восполнил наш юношеский революционный энтузиазм, а военные тонкости мы постигли на практике, в бою».
К концу 1919 года в деятельности частей особого назначения выявился и ряд существенных недостатков. Организационная структура и численность их не были постоянными, не хватало подготовленных командиров и инструкторских кадров, отсутствовал единый руководящий центр, вооружение было слабым. Бывали случаи, когда коммунисты-чоновцы гибли из-за недостаточной военной выучки, а подчас и потери революционной бдительности в борьбе с коварным и изворотливым врагом. Но, несмотря на это, части особого назначения внесли существенный вклад в укрепление боеспособности советского тыла, приняли активное участие в выполнении указания Ленина о превращении республики Советов в единый военный лагерь.
Успехи в борьбе с врагами революции в 1919 году показали, что коммунистические отряды особого назначения стали серьезной военной силой на местах. Но выявившиеся недостатки мешали их развитию и укреплению. Кроме того, раздельное от остальных трудящихся обучение коммунистов военному делу ослабляло партийное руководство и влияние на работу органов Всевобуча, которые готовили население страны для защиты социалистического Отечества.
Поэтому в ноябре 1919 года ЦК РКП (б) принял решение о включении ЧОН в систему Всевобуча. Принимая это решение, Центральный Комитет преследовал цель усилить партийное влияние в военном обучении трудящихся, а также укрепить ЧОН военными работниками. Коммунистические части в системе Всевобуча сохранялись в таком виде, чтобы их можно было в любой момент ввести в действие самостоятельно, а в необходимых случаях объединить в особые отряды по указанию местных партийных организаций. Таким образом, право создания и боевого использования частей особого назначения сохранялось в руках партийных комитетов.
Программа обучения бойцов ЧОН была конкретизирована на VIII Всероссийской партийной конференции, состоявшейся в декабре 1919 года. В решениях конференции было указано: «Все члены партии привлекаются в отряды особого назначения, поголовно обучаются владению оружием, кроме того, необходимо обучение владению квалифицированными родами оружия (броневое дело, пулеметы, аэропланы и т. д.), а также усвоение начал военной науки» .
В 1920 и в начале 1921 года вопросы организации и военного обучения личного состава частей особого назначения решались работниками Всевобуча, политическое же руководство оставалось за партийными комитетами. Партийные органы определяли масштабы привлечения коммунистов для охраны государственных предприятий, партийных и советских органов, порядка в городах, назначали дни занятий коммунистов-чоновцев по военной подготовке.
Вхождение ЧОН во Всевобуч улучшило дело военного обучения населения, подготовки резерва для Красной Армии, придало более четкую политическую направленность работе Всевобуча. Увеличилось число коммунистов среди командного состава и в штабах территориальных войск Всевобуча. С другой стороны, это положительно сказалось и на деятельности частей особого назначения, совершенствовании их военной подготовки. Расширились обязанности коммунистов-чоновцев. Они выступали теперь и в роли политических руководителей трудящихся в организации их военного обучения, показывали пример в овладении военным искусством.
Вместе с тем в деятельности ЧОН при существовании их в системе Всевобуча наметились серьезные пробелы. Это выразилось прежде всего в том, что инструкторские кадры Всевобуча, имея многочисленные обязанности по военному обучению трудящихся, допризывной подготовке молодежи, физкультуре и т. д., недостаточно внимания уделяли обучению коммунаров. Но главное заключалось в том, что в известной мере утрачивалась специфика отрядов особого назначения, особенности их обучения. Мало имели они оружия, крайне недостаточно было пулеметов и совеем не было бронеавтомобилей, бронепоездов, артиллерии и других технических средств ведения боевых действий.
И когда коммунистическим отрядам приходилось вступать в сражения, подчас недостаточная военная выучка, слабое вооружение, плохо организованные сборы по тревоге и т. д. дорого обходились чоновцам. Бывали случаи, когда в полном составе гибли партийные ячейки при внезапном налете белобандитов. Все более и более остро ощущалась необходимость в четкой организации боевых сил партии.
Изменившаяся обстановка, появление новых форм борьбы контрреволюции против Советской власти в конце 1920 — начале 1921 года поставили перед партией после победоносного завершения гражданской войны задачу коренного улучшения организации отрядов особого назначения.
Таким образом, создание в годы гражданской войны наряду с Красной Армией и другими отрядами Вооруженных Сил Советского государства военно-партийных отрядов — частей особого назначения было связано с небывалой остротой и размахом классовой борьбы. В наиболее опасные для революции моменты требовалось иметь в тылу сражающейся на фронтах Красной Армии вооруженные отряды, организованные на основе не только военной, но и партийной дисциплины. Такими вооруженными силами стали возникшие в 1918 году военно-партийные отряды, которые переросли затем в части особого назначения.
И несмотря на свою молодость, нередко отсутствие четкой организации и достаточной боевой подготовки, вооруженные отряды коммунистов тыла с честью выполняли возложенные на них партией задачи по борьбе с многочисленными врагами революции.

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ЧОН В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Как уже было сказано, вооруженная борьба молодой Советской республики с силами внешней и внутренней контрреволюции достигла в 1919 году огромного размаха и напряжения. Количество фронтов увеличилось до шести, а их протяженность — до 8 тысяч километров. На всех фронтах героическая Красная Армия вела ожесточенные кровопролитные бои. В успех этой борьбы немалый вклад внесли отряды коммунистов местных партийных организаций.
Коммунистические части особого назначения вместе с войсками ВЧК и внутренней охраны стойко охраняли советский тыл, ликвидировали белогвардейско-кулацкие банды, диверсантов, всех других врагов трудового народа. На протяжении всей гражданской войны чоновцы были надежной опорой Советской власти в борьбе с контрреволюцией. В раз личных районах страны — на Украине и в Белоруссии, на Северном Кавказе и в Поволжье, в Сибири и Средней Азии — всюду самоотверженно, не щадя своей жизни, они вступали в бой с контрреволюцией. Перелистаем лишь некоторые страницы славной летописи боевых действий коммунаров-чоновцев, исполненные героизма и мужества, а порой и трагизма.
Крайне опасная обстановка для республики Советов, отбивавшейся от наседавших со всех сторон врагов, сложилась весной 1919 года на Восточном фронте. В марте колчаковские армии общей численностью около 130 тысяч штыков и сабель, имевшие на вооружении 1300 пулеметов и 210 орудий, развернули наступление. Под бешеным натиском хорошо вооруженных и снаряженных империалистами Антанты армий Колчака советские войска отходили, неся большие потери. Враг приближался к Волге.
Первые успехи белогвардейцев активизировали борьбу против Советской власти контрреволюции в тылу наших войск. В первой половине марта вспыхнул крупный мятеж в Брянске. Это о нем говорил Ленин на VIII съезде РКП(б). Вождь революции на примере этого мятежа показал, что над подготовкой и организацией его работали меньшевики, что вместе с левыми эсерами они играют роль прямых агентов белогвардейцев. Контрреволюционеры захватили станцию Брянск, железнодорожный телеграф, разогнали Льговский совет.
На подавление мятежа были срочно брошены войска ВЧК, курсантские части, войска железнодорожной охраны, присланные из Москвы, Калуги, Смоленска, Курска. Активное участие в борьбе с мятежтаками принял коммунистический отряд Брянской партийной организации. Через три дня революционный порядок был в городе восстановлен.
Тогда же, в начале марта 1919 года, разгорелось пламя эсеровско-кулацкого восстания в пяти уездах Самарской и Симбирской губерний. М. В. Фрунзе, командующий 4-й армией Восточного фронта, сообщал из Самары В. И. Ленину и Реввоенсовету Республики о том, что мятеж носит организованный характер и его главари ставят целью овладеть Самарой, Ставрополем, Сызранью и тем самым облегчить выход Колчака к волжским рубежам. Руководители мятежа поддерживали связь с колчаковцами.
Главные силы мятежников составило кулачество приволжских сел. Основная масса среднего крестьянства осталась верной Советской власти. Однако некоторая его часть под влиянием эсеровской агитации, а также ввиду прямого принуждения оказалась втянутой в антисоветскую борьбу. В Самаре и Сызрани мятежников поддержали и отдельные распропагандированные эсерами подразделения Красной Армии, во главе которых стояли бывшие офицеры старой армии.
Но расчеты белогвардейских главарей провалились. Мятежные подразделения были быстро разоружены отрядами местных коммунистов, а обманутые красноармейцы под влиянием разъяснительной политической работы поняли свои заблуждения и приняли затем участие в борьбе с бандами.
На подавление эсеро-кулацкого мятежа был направлен отряд, состоявший из членов РКП(б) Самарской и Сызранской организаций. В первом бою отряд потерпел поражение. 32 человека попали в руки врагов и были зверски замучены кулаками. Мятежникам удалось захватить Ставрополь; возникла угроза падения Самары.
Вся Самарская партийная организация была мобилизована на борьбу с контрреволюцией. Из числа коммунистов, комсомольцев и рабочих города формируются три батальона. Одновременно создаются коммунистические отряды при уездных комитетах партии. Решением губернского исполнительного комитета был образован ревком, в распоряжение которого переданы все имеющиеся военные силы, в том числе и отряды коммунистов.
Предстояло прежде всего выбить мятежников из Ставрополя. Выполнение этой задачи ревком поручил сводному отряду самарских коммунистов во главе с членом ревкома Шевердиным. Бой с кулацкими бандами произошел у села Старая Бинарадка, где мятежники пытались преградить путь к Ставрополю. Белобандиты были наголову разбиты. На подходе к Ставрополю с самарским отрядом соединились коммунистические отряды Ставропольского и Мелекесского уездов. Объединившись, чоновцы повели наступление на город. Мятежники отчаянно сопротивлялись. Бой длился несколько часов. 13 марта Ставрополь был освобожден. В городе и уезде с помощью местного населения многие бежавшие бандиты были арестованы, у них было отобрано большое количество оружия.
А в апреле кулачье подняло новое восстание против Советской власти, центром которого стало волостное село Кануевка Самарской губернии. Мятеж охватил десять волостей. Во многих селениях бандиты зверски расправились с сельскими активистами. По указанию губкома партии в район мятежа был двинут особый коммунистический отряд, сформированный в Самаре еще в дни боев за Ставрополь. Более месяца отряд находился в городе Иващенково, где, усиленный за счет членов местной партийной организации, нес охрану предприятий и всего города.

продолжение книги...