Учебное пособие, написанное академиком Я. К. Гротом, «Русское правописание», изданное в 1894 г.


Книга Г. Роледера «Онанизм», вышедшая из печати в 1927 г. и рассказывающая о лечении пагубной привычки.


Развлекательная и познавательная книга Г. Вагнера и К. Фрейера «Детские игры и развлечения», изданная в 1902 г.


Книга Н. Тяпугина «Народные заблуждения и научная правда об алкоголе», вышедшая из печати в 1926 г.

Иван Владимирович Мичурин


Акад. И.И.Презент, "И. В. МИЧУРИН - ОСНОВОПОЛОЖНИК СОВЕТСКОГО ТВОРЧЕСКОГО ДАРВИНИЗМА"
Издательство "Правда", Москва, 1951 г.
OCR Biografia.Ru

Стенограмма доклада, прочитанного в Центральном лектории Общества в Москве на торжественно-траурном собрании Всесоюзной академии с.-х. наук: имени В. И. Ленина, Биологического отделения Академии наук СССР и действительных членов Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний, посвящённом 15-летию со дня смерти И. В. Мичурина.

«Главный недостаток всего предшествующего материализма (включая и фейербаховский) заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта или созерцания, а не как чувственно-человеческая деятельность, практика...
Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его» (1).
Эта преобразовательная установка в отношении процесса познания, обоснованная и осуществлявшаяся великим основоположником марксизма К. Марксом, является рубежом во всей истории философии.
Эта установка является рубежом и в истории биологических наук: следуя ей, Иван Владимирович Мичурин, великий советский учёный-новатор, положил начало преобразованию биологической науки, создал основу для преобразования дарвинизма в творческую теорию развития живой природы. Дарвин впервые поставил биологическую науку на вполне научную почву, доказав факт историчности живой природы и материалистически объяснив целесообразность организмов. Именно за этот величайший вклад в естествознание классики марксизма-ленинизма высоко оценили труды Дарвина.
В то же время теория Дарвина, будучи связана с идеологией капиталистического строя, несла на себе не только груз ошибочных положений вроде пресловутого мальтузианства, но и общую методологическую ограниченность.
Классики марксизма-ленинизма указали на эту ограниченность понимания развития в теории Дарвина и на необходимость в дальнейшем её модифицирования:
«...Сама теория развития, — писал Энгельс, — еще очень молода, и потому несомненно, что дальнейшее исследование должно весьма значительно модифицировать нынешние, в том числе и строго дарвинистические представления о процессе развития видов» (2).
Товарищ Сталин в своей классической работе «Анархизм или социализм?» указал на самый основной недостаток в теории Дарвина — на плоский эволюционизм. Этот плоский эволюционизм
-------------------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. IV, стр. 689, 591.
2. Фридрих Энгельс. Анти-Дюринг, стр. 70—71. Госполитиздат. 1948.
-------------------------------------------
в понимании исторического процесса был связан у Дарвина с созерцательным отношением к истории живой природы, объяснением тёмного прошлого которой и ограничивал Дарвин свою задачу.
Великий Ленин, характеризуя метод исследования марксизма, указывает, что марксизм ставит исследования «на ту же историческую почву, не в смысле одного только объяснения прошлого, но и в смысле безбоязненного предвидения будущего и смелой практической деятельности, направленной к его осуществлению...» (1).
Такого рода практически-преобразовательный подход к исследованию живой природы, ставящий своей целью не просто объяснение её тёмного прошлого, но предвидение и созидание её светлого будущего, следуя методу марксизма, внёс в биологическую науку И. В. Мичурин.
* * * * *
Истоки мичуринского учения были связаны с теми же самыми условиями, которые определяли взлёт мысли в самых разнообразных сторонах интеллектуальной деятельности прогрессивной русской интеллигенции начала второй половины XIX века.
Феодально-крепостнический строй России переживал глубокий кризис. Массовая революционная борьба крестьянства против крепостного права колебала устои помещичье-крепостнического строя. И после вынужденного для царского правительства так называемого «освобождения» крестьян пресс угнетения продолжал своё ещё более ужасающее действие.
Массовая революционная борьба крестьянства вызвала оживление революционно-демократического движения среди передовой части русской интеллигенции, выдвинувшей из своей среды славную плеяду великих просветителей-демократов.
В 1855 году, в год рождения Мичурина, темноту крепостничества осветила герценовская «Полярная Звезда», а через два года, в 1857 году, зазвучал герценовский «Колокол», призывая чистых сердцем людей встать на защиту попранных царизмом прав русского народа.
В. И. Ленин писал:
«Полярная Звезда» подняла традицию декабристов. «Колокол»... встал горой за освобождение крестьян. Рабье молчание было нарушено» (2).
В этой революционно-просветительной деятельности большая роль принадлежала естествознанию.
— Созидать естественные науки, нести светоч естествознания в массы! — этот девиз со всей силой прозвучал в России.
«Одна из главных потребностей нашего времени,— писал Гер-
------------------------------------------
1. В. И. Ленин. Соч., т. 21, стр. 56. Изд. 4-е.
2. В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 12.
------------------------------------------
цен,— обобщение истинных, дельных сведений об естествознании.... надобно втолкнуть их в поток общественного сознания; надобно их сделать доступными, надобно дать им форму живую, как жива природа; надобно дать им язык откровенный, простой, как ее собственный язык, которым она развёртывает бесконечное богатство своей сущности в величественной и стройной простоте. Нам кажется почти невозможным без естествоведения воспитать действительно мощное умственное развитие...» (1).
Великие просветители — революционные демократы — сами стояли на вершине естественно-научного знания их времени. Они не только умели критически анализировать естественно-научные положения. Своими глубокими высказываниями они будили творчески-критическую мысль тех русских естествоиспытателей, которые находились под влиянием передовой общественной мысли революционных демократов.
Чернышевский, например, в работе, знаменательно подписанной им «Старый трансформист», отмечал, что «дарвинизм для меня — не новость своими справедливыми сторонами» (подчёркнуто мною.— И. П.).
Будучи подготовлен к восприятию справедливых сторон дарвинизма, Чернышевский резко критиковал несправедливые, ошибочные стороны этого передового учения. Отмечая большую заслугу книги Дарвина «О происхождении видов», указывая, что это книга, «разрушившая соединенную с учением о катастрофах теорию неизменности видов», Чернышевский сумел обнаружить крупнейшее заблуждение теории Дарвина — мальтузианскую предпосылку закона видообразования.
«...Дарвин,— писал Чернышевский,— вырвал из аргументации Мальтуса очаровавшую его мысль, не потрудившись рассмотреть мыслей, с которыми она соединена у его учителя и которыми определяется ее смысл. Он предположил в ней смысл, соответствующий его привычным понятиям о вещах... и построил на фальшиво понятом обрывке публицистической защиты торийского министерства, поддерживаемого большинством вигов, теорию развития органической природы. Таков источник теории благотворности борьбы за жизнь; он — грубое недоразумение» (2).
Несомненно, под влиянием идей великих русских просветителей — революционных демократов — передовые русские учёные-естествоиспытатели закладывали твёрдые основы материалистического естествознания. Такие, крупные биологи, как профессор Московского университета К. Ф. Рулье, о лекциях которого тепло отзывался Герцен, закладывали ещё до Дарвина основы исторического понимания живой природы. И. М. Сеченов и А. Н. Бекетов, И. И. Мечников и братья Ковалевские, критически восприняв-
--------------------------------------------
1. А. И. Герцен. Избранные философские сочинения стр. 219. Соцэкгиз. 1940.
2. Н. Г. Чернышевский. Полное собрание, сочинений, т. X, ч. 2, стр. 42. Спб. 1906. Статьи последнего времени (1885—1883).
---------------------------------------------
шие учение Дарвина, развивали передовые, прогрессивные стороны дарвинизма.
Об этом времени, овеянном идеями славных мыслителей — революционных демократов,— К. А. Тимирязев писал:
«Поколение, для которого начало его сознательного существования совпало с тем, что принято называть шестидесятыми годами, было, без сомнения, счастливейшим из когда-либо нарождавшихся на Руси. Весна его личной жизни совпала с тем дуновением общей весны, которое пронеслось из края в край страны, пробуждая от умственного окоченения и спячки, сковывавших ее более четверти столетия... Позади, в даль прошлого уходила длинная и благодаря своему гнетущему однообразию, казалось, бесконечная вереница лет, начавшаяся трагедией на глассисе Петропавловской крепости и достигшая своего апогея в бесчеловечной трагикомедии Семеновского плаца... Всё в эту мрачную эпоху было принесено в жертву плац-параду, но потребовалось с небольшим пять лет для того, чтобы эта мрачная фантасмагория разлетелась, как дым. Впереди — впереди были только розовые мечты, опиравшиеся, однако, на вполне реальный, неотразимый аргумент,— что так далее итти нельзя, что надо отправляться от чего-то иного. В числе этого иного оказалась и наука... Это движение, конечно, охватило самые разнородные отрасли умственной деятельности и творчества — искусство так же, как и науку, но всего более, всего заметнее отразилось оно на развитии естествознания... И вот почему те, кто сознают себя созданием этой эпохи, неизменно хранят благодарную память о тех, кто были ее творцами» (1).
Созданием этой эпохи был юноша Тимирязев, всю жизнь отдавший борьбе за науку народу. Славным веяниям этой же эпохи обязан истоками своих устремлений и юноша Мичурин, обуреваемый страстным стремлением поставить живую природу на службу трудящемуся человеку.
«Говоря о пробуждении естествознания,— отмечает Тимирязев,— мы, конечно, должны здесь иметь в виду не только развитие его в тесном круге специалистов, изучивших и двигавших науку, но и то общее движение, которое охватило широкие круги общества, наложило свою печать на школу (высшую и среднюю), на литературу, повлияло более или менее глубоко на общий склад мышления» (2).
И хотя Мичурин в своей анкете пункт 11 «Интеллектуальное развитие и образование» оставляет незаполненным, несомненно, что просветительные идеи доходили и до Пронского уездного училища, где учился Мичурин, и до Рязанской казённой гимназии, где некоторое время Мичурин продолжал своё обучение. Недаром же Мичурин был изгнан из этой гимназии «за непочтитель-
----------------------------------------------
1. К. А. Тимирязев. Соч., т. VIII, стр. 139, 140, 141, 139. Сельхозгиз. 1939.
2. Там же, стр. 144.
----------------------------------------------
ность к начальству». Казённый дух Рязанской гимназии не убил светлых устремлений Мичурина Ивана Владимировича, как и казённый дух Рязанской же семинарии не смог убить научных устремлений земляка Мичурина Павлова Ивана Петровича — великого русского физиолога, преобразовательные установки которого глубоко родственны мичуринскому учению.
С двадцатилетнего возраста у Мичурина определилась мечта его жизни.
«Печальная картина былого русского садоводства,— писал Мичурин,— вызывала во мне острое до боли желание переделать все это, по-иному воздействовать на природу растений...» (1).
При решении этой задачи Мичурин мог отталкиваться, как от трамплина, от всех достижений биологической науки: от учения Дарвина, от достижений русских естествоиспытателей, от развернувшихся во второй половине XIX века работ в области селекционной науки таких крупных русских деятелей селекции, как, например, профессора первого земледельческого училища в России М. В. Рытова.
Профессор Рытов, о котором тепло отзывался И. В. Мичурин, боролся с капитулянтской установкой Эдуарда Регеля, главы немецких ботаников в Петербурге, провозглашавшего в своей «Помологии», что «мы не в состоянии изменить свойств, данных растениям самим творцом».
Но все эти передовые устремления и достижения, связанные со славными в науке именами прогрессивных биологов и деятелей селекции, не обеспечивали решения совершенно и принципиально новой задачи, которую поставил себе Мичурин:
Переделывать живую природу согласно преднамеренно выработанному плану.
Перед Мичуриным встала задача разработать принципы и методы, которые дали бы возможность создавать по плану совершенно новые растения, «передвинуть юг на север», опережая и исправляя естественный ход событий в живой природе.
«Мы должны уничтожить время,— писал Мичурин,— и вызвать в жизнь существа будущего, которым для своего появления надо было бы прождать века...» (2).
Следует специально отметить, что Мичурин ставил задачу разработать методы, на основе которых каждый трудящийся крестьянин мог бы сам создавать для себя сорта. Такие сорта обязательно должны были обладать долговечностью и общей стойкостью к невзгодам. Мичурин мечтал, чтобы нежные по вкусу плоды
------------------------------------------------
1. И. В. Мичурин. Соч., т. I, стр. 605. Сельхозгиз. 1948.
2. И. В. Мичурин. Соч., т. IV, стр. 188. Сельхозгиз. 1941.
------------------------------------------------
перестали быть редким десертом, а стали бы дополнительным питанием для трудящихся.
Такая задача в корне отличалась от задач торгово-капиталистических питомников. Торгово-капиталистические питомники и торгово-семенные фирмы не были заинтересованы в том, чтобы выпускать долговременно-продуцирующий материал. Скорее наоборот: заинтересованные в наиболее быстрой оборачиваемости капитала, торгово-садоводческие и семенные фирмы заинтересованы в том, чтобы покупатели их посадочного и семенного материала вынуждены были повторно обращаться к ним как можно чаще. Поэтому такие фирмы и не ставили вопрос создания жизнестойких и долговечных сортов как коренную задачу селекционного и семенного дела. Недаром же в американской селекции последнего времени процветал инцухт — инбридинг метод (самоопыление растений и близкокровное разведение животных), приводивший к снижению жизненности пород и сортов, так как отрицательный эффект близкокровного разведения не устранялся соответствующими средствами воспитания инцухтируемых и инбридируемых форм. Самое большое, чего достигло американское семеноводство,— это ежегодный выпуск гибридных семян инцухт-линий (например, по кукурузе), которые нужно обновлять в посеве через небольшой срок.
В результате такой селекционной и семеноводческой направленности, которая не ставила себе цель обеспечения повышенной жизненности и долговечности, получены сорта растений и породы животных, как правило, намного отстающие по своей жизненности, т. е. по энергии жизнедеятельности, общей жизнестойкости и долголетию от произрастающих диких форм.
Ф. Энгельс указывал, что «так как отдельные капиталисты занимаются производством и обменом ради непосредственной прибыли, то во внимание могут приниматься в первую очередь лишь ближайшие, наиболее непосредственные результаты. Когда отдельный фабрикант или купец продаёт изготовленный или закупленный им товар с обычной прибылью, то это его вполне удовлетворяет, и он совершенно не интересуется тем, что будет дальше с этим товаром и купившим его лицом. Точно так же обстоит дело и с естественными последствиями этих самых действий. Какое было дело испанским плантаторам на Кубе, выжигавшим леса на склонах гор и получавшим в золе от пожара удобрение, которого хватало на одно поколение очень доходных кофейных деревьев,— какое им было дело до того, что тропические ливни потом смывали беззащитный отныне верхний слой почвы, оставляя после себя лишь обнаженные скалы! При теперешнем способе производства и в отношении естественных и в отношении общественных последствий человеческих действий принимается в расчёт главным образом только первый, наиболее очевидный результат» (1).
-----------------------------------------------
1. Фридрих Энгельс. Диалектика природы, стр. 143. Госполитиздат. 1949.
-----------------------------------------------
Сказанное Энгельсом в отношении капиталистической хищнической агрономии относится и к селекции в капиталистических странах. К этому следует ещё добавить, что выпускаемые сортовые семена и выведенные породистые животные сами являются для капиталистов товаром, в долголетнем существовании которого у покупателя продавец совершенно не заинтересован.
Отсюда следует, что проблема жизненности, долголетия и общей стойкости, как правило, чужда селекции капиталистических стран. Результат такой селекции — односторонне-специализированные формы, отвечающие капризам скоропереходящего рыночного спроса, но не обеспеченные большой жизненной стойкостью при большой продуктивности.
В рассматриваемом плане исключительное значение имеет указание В. И. Ленина о сортах и породах, явившихся результатом селекции, направляемой хищническим интересом:
«Старые породы растений и животных, созданные естественным подбором, заменяются «облагороженными» породами, которые созданы искусственным подбором. Растения и животные становятся более нежными, более требовательными; эпидемии при современных путях сообщения распространяются с поразительной быстротой...» (1).
В царской России одновременно с сортами маложизненными, изнеженными, непригодными для суровых условий средней, тем более северной полосы России были полудикие, малоокультуренные сорта плодовых. По существу, эти сорта создавались скорее естественным или же подобным естественному бессознательным подбором. «Антоновки» и «боровинки», «заячьи мордочки», различные «бели», «спасовки» и «поддульки» — вот несложный и малопривлекательный по вкусовым качествам сортимент, который заполнял сады средней полосы России. Многие из этих сортов обладали стойкостью, но потребительные их качества были весьма низкого уровня. Именно такие сорта заполняли приусадебные сады сельских хозяйств средней полосы России.
Перед Мичуриным встала дилемма: жизненность или вкусовые качества?
Мичурин решил: жизненность и вкусовые качества. Надо дать методы, которые приведут крестьянина и городского трудящегося, владельца сада на своей усадьбе, к созданию сортов долголетних и урожайных, с вкусовыми качествами южных, нежных сортов.
В решении этой задачи Мичурин мог опереться на высказывания ныне, к сожалению, забытого деятеля садоводства В. В. Беликова, члена Российского общества любителей садоводства и московского общества сельского хозяйства, который ещё в первой половине XIX века пришёл к выводам исключительной практической и теоретической важности по вопросу о долголетии деревьев.
---------------------------------------------
1. В. И. Ленин. Соч., т 4, стр. 133.
---------------------------------------------
Приведём некоторые из исключительно интересных высказываний В. Беликова, обобщившего материалы и из мировой литературы. «Все новоотведенные растения,— писал Беликов,— суть то же самое растение, но только раздробленное и сохраняющее во всех отдельных частях тот же вид, те же отличительные свойства, те же формы, те же достоинства цвета и плода, даже те же недостатки и болезни. Напротив, растения, развившиеся из семени, всегда несколько отличаются в некоторых частях от того, которое произвело плодотворением это семя — зародыш нового неделимого.
Но всякое феноментальное бытие подчинено необходимости смерти и разрушения неминуемого для всего вещественного! Она есть неизбежный предел, несмотря на то, ранее или позднее должен наступить он, смотря по свойству или натуре предмета существующего! — Итак разновидность размножаемая человеком, если будем смотреть на неё как на единицу, должна со временем погибнуть подобно всем вещественным сущностям и исчезнуть со всеми ее ветвлениями... не смотря на то, что известный ботаник Декандоль думает, что смерть растения есть только случайность, а не закон...» (1).
Далее Беликов указывает на важнейшую закономерность. Он пишет: «Оплодотворение в царстве растительном, как и в животном, есть исключительное начало жизни или возрождения нового неделимого... в обоих царствах действительное возрождение может быть произведено только оплодотворением, образующим новые неделимые.
Человек, своими искусственными средствами размножения, как-то: прививанием, черенками или отводками, может только продолжить жизнь индивидуальную (частную) неделимого, образовавшуюся из семени: он как бы помолаживает состояние разновидности им разводимой, но при каждом возобновлении, это обновление юности становится короче, развитие жизни сосредоточивается, сила роста уменьшается и неизбежная смерть пожирает жертву свою так, что в короткое время все следы и дробления разводимой разновидности исчезают с планеты подобно единичному неделимому!» (2).
В книге Беликова приводятся многие примеры, доказывающие, что только семенное воспроизведение через оплодотворение создаёт новое неделимое, способное прожить весь срок жизни заново. Среди других многочисленных фактов он указывает, что итальянский тополь, из-за однополости потерявший семенное воспроизведение, растёт вследствие этого намного слабее.
----------------------------------------------
1. В. В. Беликов. Брошюра «Перерождение растений и возрождение их через образование новых разновидностей», стр. 9—10, Москва. 1840.
2. Там же, стр. 14—15.
----------------------------------------------
«Признаки дряхления породы, состоящие в черноте листа боковых ветвей и с преждевременным опаданием, сильным ростом: на деревьях моха, засыханием целых побочных толстых сучьев и прочее доказывает, что мы скоро, может быть, лишимся этой разновидности. Та же участь ожидает и тополи американские, не приносящие семян, за исключением Виргинского, потому что нет средства возобновлять или возрождать их сеянием» (1).
В книге Беликова приводится целый список растений, которые ныне исчезли, и утверждается, что их исчезновение связано с отсутствием семенного воспроизведения.
У нас пока нет прямых данных того, был ли знаком Мичурин с книгой Беликова, вышедшей в 1840 году. Одно несомненно, что в некотором отношении, а именно по своим воззрениям на роль семенного воспроизведения, Беликов должен быть признан предшественником Мичурина, хотя, конечно, ему было далеко до разработки цельной системы воззрений и методов, которые были разработаны именно и только Мичуриным, создавшим основу для полного перевооружения всей биологической науки в целом.
Для Мичурина было лишь началом то, чем заканчивает Беликов: сеянец — вот то состояние растения, которое обладает долговечностью. Мичурину немало труда и упорной борьбы стоило, чтобы отстоять эту мысль. Идею о роли семенного воспроизведения в создании долговечности и устойчивости Мичурин разработал всесторонне. Он раскрыл, что полезность и усиление жизненности семенного воспроизведения есть производное конъюгации, полового воспроизведения.
«В половом факторе наследственность играет роль импульса жизненности»,— подчёркивал Мичурин. В письме к своему корреспонденту С. М. Черкасскому, указывая на пути повышения жизненности растений, Мичурин раскрывает причины недолговечности культурных сортов. Он пишет, что «недолговечность в садах деревьев культурных сортов является неизбежным следствием трех причин». Среди этих причин две относятся к способу воспроизведения. «...Вообще все культурные сорта плодовых деревьев,— пишет здесь Мичурин,— от неестественного не полового, а вегетативного размножения прививкой на чужую корневую систему подвоев (дичков) претерпевают значительное нарушение функций своего развития, что неизбежно сокращает продолжительность жизни каждой особи... Другая картина получается, если деревцо вырастет из семени... Тогда оно будет и долговечно и здорово» (2).
Мичурин подчёркивает, что суть эффекта семенного воспроизведения в соединении двух полов, в конъюгации: «В отношении конъюгации... то само собой разумеется, в этом освежении жиз-
-------------------------------------------------
1. В. В. Беликов. Брошюра «Перерождение растений и возрождение их через образование новых разновидностей».
2. И. В. Мичурин. Соч., т. IV, стр. 555—556. Сельхозгиз. 1948.
-------------------------------------------------
ненности каждой формы (сорта) заключается огромная польза, придающая в особенности для старых, давно существующих разновидностей каждого рода растений увеличивающую устойчивость и жизнеспособность организма новой формы растения в борьбе за существование» (1).
В дальнейшем Мичурин углубляет свою теорию о значении для жизненности полового воспроизведения. Он указывает, что ещё более полезно воспроизводить растения от скрещивания разных пород. Продолжая критически уточнять свою теорию, Мичурин в целях создания новых форм растений рекомендует скрещивание форм, история формирования которых протекала в резко отличающихся условиях. В обращении «К русским садоводам» Мичурин пишет:
«...Здесь играет выдающуюся роль и конъюгация, т. е. обновление крови от целесообразно выбранных комбинаций пар растений-производителей, далеких по месту их родины. При одном этом уже является возможность из полученных гибридов путем селекции, т. е. отбора, выделить сорта с нужными для нас качествами — выносливости к морозам, к недостатку влаги, к сопротивлению различным вредителям, по урожайности, по вкусу и по более высокой продуктивности... Этим же путем должны улучшаться и все хлебные злаки и технические растения» (2).
По существу, установки Мичурина на половое воспроизведение как на способ повышения жизненности растений и создания у них меньшей повреждающей зависимости от колебаний условий внешней среды при одновременной способности осваивать в процессе своего развития совершенно новые условия и превращать, таким образом, факторы воздействия в условия существования указывают на путь управления прогрессивным развитием культурных растений. Одновременно эти установки, намечающие пути созидания прогресса в мире культурных растений, открывают закономерности и прошлой прогрессивной истории растений. Как и всё в мичуринском действенном учении, и в этом вопросе объяснение у Мичурина выступает как сторона предвидения и созидания. И только остановкой на уровне созерцательного дарвинизма, в этих пределах развитого и как бы завершённого работами русского дарвиниста акад. Северцева А. Н., можно объяснить, что этот крупнейший исследователь вопроса закономерности прогрессивного развития в живой природе не только не заметил колоссального прогрессивного значения полового воспроизведения живых существ, но и сам вопрос о способах воспроизведения вынес за пределы «ароморфоза», как называл Северцев прогресс в истории живой природы.
В свете колоссального количества фактов, поставленных Мичуриным на службу доказательства роли полового воспроизведения
------------------------------------------------
1. И. В. Мичурин. Соч., т. IV, стр. 542.
2. Там же. стр. 157.
------------------------------------------------
для подъёма жизненности и обеспечения долголетия, весьма странно звучит выступление С. С. Хохлова.
В своей книге «Перспективы эволюции высших растений» (Саратов, 1949 г.) Хохлов делает вид, что он опирается на Мичурина и на Северцева, синтезируя их установки. Приведём выдержки из этой небезынтересной и своеобразной поучительной книги: «Сопоставление особенностей бесполо-семенного размножения с другими формами размножения растений,— пишет Хохлов,— приводит к заключению, что апомиксис у покрытосеменных есть новая, более совершенная форма размножения, повышающая автономию растений от внешней среды. Семенное размножение у бесполосеменных форм поднимается на новую ступень морфобиологичеокого прогресса, в результате диалектического синтеза и развития положительных сторон полового и вегетативного размножения» (1). Заявляя, что диалектический синтез полового и вегетативного размножения, обеспечивающий морфобиологический прогресс, заключается в потере растениями полового способа размножения, Хохлов утверждает, что таков был исторический путь развития растений, и призывает практических работников обеспечить путём селекции такого рода «прогресс» для культурных растений.
«В свете изложенных в данной работе взглядов на бесполосеменные формы растений и на бесполосеменной способ размножения растений,— пишет Хохлов,— должно измениться отношение к ним практических-работников — растениеводов и селекционеров... Можно предвидеть и более отдалённую перспективу искусственного выведения бесполосеменных форм у таких культурных растений как пшеница, ячмень, хлопок и т. д., которые будут обладать рядом хозяйственно-ценных особенностей: стойкостью в сохранении признаков и высоким коэфициентом размножения» (2).
Когда-то К. А. Тимирязев рекомендовал селекционерам поработать над созданием перекрёстно-опыляющегося льна для увеличения сбора семян. А Хохлов, заявляя о своей приверженности мичуринскому учению, выступает за бесполосеменное размножение, как за прогресс в мире растений, т. е. выступает против как тимирязевских, так и мичуринских установок. Нам нет нужды отсылать Хохлова к многочисленным фактам современности, добытым мичуринцами на основе развития мичуринского учения (внутрисортовое скрещивание, избирательное оплодотворение и т. д.). К этим многочисленным фактам ныне можно прибавить и другие, совершенно бесспорные, полученные в наших экспериментах факты, показывающие, что даже половое воспроизведение эндосперма у растений есть могучий рычаг повышения их жизненности, т. е. энергии жизнедеятельности и экологической приспособляемости. В этом отношении мичуринские установки, как и
-----------------------------------------------
1. С. С. Хохлов. Перспективы эволюции высших растений, стр. 166. 1949.
2. Там же, стр. 173, 174.
-----------------------------------------------
во всех других вопросах биологии, помогают раскрыть долго висевший в воздухе биологически неосмысленный факт двойного оплодотворения, как крупнейшего прогрессивного завоевания истории развития мира растений. Нам нет нужды отсылать Хохлова и к Мичурину, имя которого многократно им упоминается. Для обнаружения неверности установок Хохлова достаточно его отослать к 40-м годам прошлого столетия, когда ещё Беликов приводил факты, доказывающие, что настоящее семенное, а не бесполосеменное размножение обеспечивает долголетие растениям.
Хохлов утверждает, что он развивает учение Мичурина, и пишет, что «если какая-либо концепция действительно новая, то ее новизна и состоит в том, что она порывает с установившимися традициями и часто идет против этих традиций, хотя они и освещены временем и именами» (1).
Мы, понятно, полностью согласны с такого рода положением. Но ведь дело в том, что, становясь в позу человека, развивающего мичуринское учение, Хохлов на самом деле делает попытку с негодными средствами ревизовать одно из коренных положений мичуринского учения, творчески развивающее дарвинизм. По существу, «концепция» Хохлова отнюдь не нова, и действительно развивает она концепцию инцухтистов, основывающуюся на менделизме-морганизме, концепцию, за плечами которой нет ни одного факта созадания таким путём более жизненно стойких растений.
Полноценно и многосторонне разработав вопрос о полезности полового воспроизведения для увеличения жизненности, Мичурин разрабатывает вторую, связанную с первой проблему. Он доказывает, что сеянец — вот то состояние растения, которое именно благодаря своей юности и незавершённости цикла развития к плодоношению обладает наибольшей способностью подвергаться воспитывающему влиянию условий.
Дарвин считал, что воспроизводимые половым путём организмы неопределённы и заранее непреодолимы в своих уклонениях.
В этом своём обобщении Дарвин опирался на исторически ограниченный опыт современной ему практической селекции, делавшей ставку на экстенсивное созидание разнообразия, с тем чтобы среди него выискивать пригодный исходный материал.
Мичурин отверг такую ставку на кладоискательство нужных для селекционных целей уклонений. Про подобного рода селекцию он саркастически пишет:
«Надеялись на селекцию, из тысяч выбрать три случайно получившихся хороших сеянцев гибридов. Это уже не дело. Так может вести работу и каждый профан... отберет по тучному развитию такие, повторяю, случайно удачные сеянцы... следует и можно делать тщательно небольшое количество скрещиваний и
------------------------------------------------
1. С. С. Хохлов. Перспективы эволюции высших растений, стр. 169
------------------------------------------------
при целесообразном режиме воспитания вырастить десяток-другой гибридных сеянцев, из которых половина даст хорошие новые сорта. Каждый шаг в деле оригинатора производить осмысленно, а не полагаться на слепой случай... необходимо давать сеянцам особенный целесообразный режим воспитания... необходимо оригинатору следить за каждым деревцом гибридом и в случае нужды помогать во всех недостатках, строго охраняя его от дегенерации в развитии. Поклонникам селекции (под последней Мичурин понимает отбор случайно найденных пригодных форм.— И. П.) я бы советовал,— саркастически заключает Мичурин,— применить ее к собственным детям: интересно, что бы из этого вышло» (1).
В этом отношении очень интересно и поучительно сравнить установки и методы Мичурина и Лютера Бербанка.
Как известно, Мичурин резко выступал с защитой дарвиниста Бербанка от казённых неучей от науки, антидарвинистов — морганистов. Напомним слова Мичурина в защиту Бербанка:
«Не был копиистом и не был чужеучкой, вел работу своими оригинальными способами улучшения. Ничего общего с простым садоводом в нем не было и называть его лишь именем садовода является крайней наглостью кастового жреца болтологии».
По примеру нашего учителя в биологии Мичурина мы должны ограждать имя Бербанка от посягательств посмертной травли его имени морганистами и ку-клукс-клановцами, которые затравили Бербанка как прогрессивного учёного, сведя его преждевременно в могилу.
Но, следуя Мичурину, мы должны указать и на то, что Бербанк не сумел полностью отрешиться от кладоискательства. В упомянутом выше письме к Бедро Мичурин писал:
«...Следует... воспитывать гибридные сеянцы, не как простые дички для подвоя, с надеждой при посредстве селекции получить из тысяч таких сеянцев экземпляра два или три, случайно давших съедобные плоды. Такая игра не стоит свеч. Как видно, так ведется дело и у знаменитого Бербанка» (2).
Нам удалось при разработке архива Мичурина найти его пометки в книге Генри Смита «Лютер Бербанк, его жизнь и труды». Смит пишет: «Искусственный отбор служит ключом к выведению растений».
Мичурин делает к этому примечание:
«Одним простым отбором из большого количества сеянцев растений в деле выводки новых сортов растений может ограничиться лишь заурядный диллетант дела, начинающий лишь изучать способы ведения дела, причем такой новичок может потерять массу лучших особей, в особенности при отборе...».
-------------------------------------------------
1. И. В. Мичурин. Соч., т. IV, стр 543, 545.
2. Там же, стр. 539.
--------------------------------------------------
Здесь неосмотрительный переплётчик срезал поля страницы, и драгоценное окончание мысля Мичурина осталось неизвестным.
Там, где автор Смит пишет про Бербанка, что «он произвел ряд необычайных опытов по скрещиванию», Мичурин добавляет: «Из разных видов и родов растений. Необходимо, кроме простого отбора, уменье воспитания... Нельзя подчиняться случайным комбинациям ген в редких экземплярах, нужно уметь уклонять строение сеянца в желаемую сторону».
Много одобрительных подчёркиваний и отметок «это верно» делает Мичурин по поводу работ и установок Бербанка. Так, например, когда автор книги о Бербанке пишет, что «иногда Бербанк скрещивал виды, отдаленность которых друг от друга была такова, что получавшееся потомство было сравнительно мало плодовито, но не вполне бесплодно», Мичурин здесь же приписывает: «Это верно». Такое же замечание делает он и по поводу положения Бербанка о необычайной изменчивости гибридов и о том, что некоторые особи таких гибридов «соединяют черты обоих расходящихся линий предков в новых сочетаниях». Здесь, на полях, Мичурин приписал: «Совершенно верно».
Но, когда автор книги о Бербанке преподносит как сенсацию, что Бербанк высеял полмиллиона гибридных лилий, Мичурин подчёркивает эти «полмиллиона», ставит знак вопроса и замечает коротко: «Абсурд». По поводу дальнейших строк автора, что «Бербанк много лет и в самом широком масштабе производил опыты с лилиями, он скрещивал все экзотические виды и разновидности, сулившие благоприятные результаты», Мичурин замечает: «Конечно, при помощи естественного полового размножения можно произвести миллионы различных растений, но эти растения получаются со случайно развившимися свойствами и про них нельзя сказать, что они выведены осмысленной волей человека как того же никто не скажет про целые...». И здесь, к сожалению, переплётчик при обрезке полей книги обрезал окончание фразы — мысли Мичурина.
Но даже при этой обрезке мысль Мичурина кристально ясна: надо не искать растения среди миллионов-гибридов, а воспитывать планомерно подобранными средствами каждый сеянец и таким образом выводить сорта осмысленной волей человека, не делая ставку на счастливый случай.
В связи со словами автора, что «в каком-либо сеянце следующего поколения соединятся желательные признаки десяти родительских форм примерным соотношением 1 — на миллион», Мичурин заключает: «И поэтому глупое занятие».
В разработке вопроса о целесообразном режиме воспитания при создании сорта из негибридного и гибридного сеянца Мичурин исходит из исторических оснований. При установлении режима воспитания вообще и питания в особенности надо считаться с прежней историей сеянца для того, чтобы творить его новую историю. Ещё в письме от 20 ноября 1911 года к своему корреспонденту под инициалами «Н. М.» Мичурин писал: «При улучшении местных видов и разновидностей растений необходимо сеянцам предоставлять пищу в избытке, т. е. по возможности стараться ожирять их, что и служит главным рычагом к улучшению как в крупноте, так и в вкусовых качествах плодов новых сортов... При воспитании сеянцев из семян, взятых с растений из более теплых по климату стран, нужно остерегаться с внесением удобрений в почву для ожирения сеянцев, в противном случае сеянцы могут легко вымерзать, такие сеянцы полезно выращивать в возможно более сухой почве и в случае выхода при таком режиме воспитания из сеянцев растений с неудовлетворительными качествами их плодов, то последние можно легко улучшить при воспитании второй и в особенности третьей генерации, причем можно гораздо смелее поступить с внесением в почву излишков удобрения» (1).
Мы видим, что режим питания для местных форм, история формирования которых протекала в суровых условиях, и для форм из жарких стран, по Мичурину, должен быть совершенно различным. Если сеянцы от растений тёплых по климату стран получат избыточное питание, то этот режим питания будет столь схожим с исторически им свойственным, что они повторят в своём развитии особенности своих предков и тем самым разовьются как неморозостойкие растения. Что же касается сеянцев от местных видов и разновидностей растений, то им именно нужно обеспечить весьма питательную пищу для того, чтобы обеспечить соответствующее развитие вкусовых качеств их плодов.
Мичурин разработал также сменный режим питания растений в онтогенезе. В зависимости от того, какое развитие и каких органов нужно обеспечить, должен меняться и режим питания растений.
Сейчас уже широко известно, что Мичуриным открыт и исследован закон управления доминированием свойств гибридных организмов и разработаны приёмы управления этим доминированием. Как и все другие проблемы, так же и проблема доминирования разработана Мичуриным на основе исторически созидательных установок. Из многочисленных фактов, которыми Мичурин обосновывает открытый им закон доминирования и возможность предвидения явлений доминирования, приведём только один словами самого Мичурина.
«Цветы груши Тонковетки, оплодотворенные пыльцой зимней груши Бере Диль, дали семена, из которых выросли сеянцы, давшие плоды хотя хорошего вкусового качества, но мелкой величины и раннего летнего созревания. Почему? Да потому, что свойства Тонковетки, выработанные в течение столетий в нашей местности (подчёркнуто мною.— И. П.) как при-
------------------------------------------
1. И. В. Мичурин. Соч., т. IV, стр. 473—74.
------------------------------------------
выкшие к условиям нашего климата, легко могли доминировать над передачей признаков Бере Диль, слабо и незначительно проявившихся лишь в улучшении вкусовых качеств плодов.
А когда я взял для роли материнского растения уссурийскую дикую грушу и оплодотворил ее цветы пыльцой Бере Диль, то здесь, вследствие того, что оба растения были перенесены в новую для них местность с совершенно другими непривычными для них климатическими условиями, оба производителя, т. е. отец и мать, оказались равносильными (подчёркнуто мною.— И. П.) в передаче своих свойств гибридным сеянцам — дали хороший сорт груши с плодами зимнего созревания» (1).
В вопросе о развитии признаков как у гибридных, так и негибридных сеянцев Мичурин, по существу, исходил из установленной Энгельсом общей закономерности, что прогресс в отношении развития одних свойств может быть регрессом в отношении развития каких-либо других..
Множеством потенциальных возможностей обладает вновь зарождающаяся форма. Корень этих возможностей — в сложной предистории предков этой формы. Однако реальное развитие определённых свойств целиком зависит от конкретных условий развития сеянца. Мичурин писал: «...признаки передаются лишь в зачаточной зародышевой форме и в численно очень большом количестве, из которого крайне незначительная часть получает дальнейшее развитие лишь тех признаков и свойств, развитию которых будет благоприятствовать условие внешней среды текущего времени жизни сеянца» (2).
В отличие от тех лжетеоретиков, которые считают, что развитие свойств и признаков у организмов всегда есть лишь простая реализация без новообразования, Мичурин подчёркивает, что развитие организма новой формы заключает в себе и моменты новообразования свойств, не имевших места в истории предков.
«Неправильно,— отмечал Мичурин по поводу теории простой реализации свойств.— Не все задатки признаков заложены в гаметах. Некоторые могут сложиться и проявиться под воздействием факторов внешней среды, к которым можно причислить и наследственно введённые человеком в форме подвоя другого вида с привоем растения» (3).
Мичурин указывает на многочисленные яркие факты новообразования в свойствах и признаках растений. Он указывает, например, на выведенные им сорта культурного винограда, обладающего свойством, которого не было у предковых форм, на малину Техас с её морозостойкостью, несмотря на то, что эта малина выведена Мичуриным из малины Логан штата Техас (США) с его жарким климатом.
--------------------------------------------
1. И. В. Мичурин. Соч., т. IV, стр. 584.
2. Там же, стр. 583—584.
3. Там же, стр. 427.
--------------------------------------------
По сути дела, вся история работ Мичурина по созданию новых сортов есть история новообразований. Мичурин дал могучее средство в руки селекционеров для планомерного и целенаправленного созидания новых сортов и пород. Среди них метод ментора — один из наиболее могучих методов формообразования.
Теория действия менторов разработана Мичуриным самым тончайшим и многосторонним образом. Ментор как подвой, ментор как привой, ментор как система привоев, пыльца как ментор — регулирование облиственности при менторировании — вот те далеко не исчерпывающие приёмы, которые разработал Мичурин для воспитания у новой формы надлежащих свойств при помощи ментора.
Мичурин опроверг долго и упорно отстаивавшиеся в официальной биологической науке воззрения на невозможность скрещивания отдалённых форм. Он облёк свою теорию в целую систему действенных методов к преодолению нескрещиваемости: предварительное вегетативное сближение, метод посредника, внутривидовое скрещивание как средство для последующей межвидовой гибридизации, метод смеси пыльцы, капсулирование далёкой пыльцы вместе с пыльцой материнской формы. Но мы опять далеко не исчерпали всех тех действенных методов, которыми вооружил Мичурин биологов и селекционеров в целях создания лабильной формы с расшатанной, нестойкой и гибкой наследственностью, которую в дальнейшем соответствующими условиями воспитания можно уклонить в сторону формирования нужных свойств и закрепить эти свойства.
Учение Мичурина о разной степени зрелости, готовности к плодоношению разных ярусов растения, об особой молодости корневой и прикорневой системы растения также было разработано им как действенный метод отводочных растений. Этот метод имеет исключительное значение в селекционном деле и при размножении растений путём отводок.
Нет возможности при кратком изложении перечислить все стороны теории Мичурина, всегда и неизменно облекавшиеся им в действенные методы планомерного созидания новых форм организмов. Учение Мичурина — это учение о том, как планомерно созидать историю органических форм, как предсказывать явления этой истории и воздействовать на процесс их становления. И если Дарвин и все его последователи ограничивали свою задачу объяснением закономерностей живой природы, то Мичурин поднял понимание исторического процесса в живой природе на высшую ступень, на ступень созидательного к ней отношения.
Поскольку в истории науки дарвинизм стал синонимом исторического воззрения на живую природу, постольку мы вправе говорить об учении Мичурина как о творческом дарвинизме, как о дарвинизме познающем в процессе планомерной перестройки живой природы.
Никоим образом мичуринский дарвинизм нельзя отождествлять с учением самого Дарвина. Но самое слово «дарвинизм» применительно к творческому мичуринскому учению о развитии живой природы следует сохранять в целях подчёркивания преемственности в историческом воззрении на явления живой природы. Говоря же о творческом мичуринском дарвинизме, следует всё время иметь в виду то принципиальное, качественное отличие мичуринского учения от учения Дарвина, которое заключается в понимании развития как борьбы противоположностей, как единства организма и условий существования, понимании развития не как плоской, всегда плавной эволюции, а как преемственной истории, чреватой скачками. Именно такое понимание истории живой природы сделало мичуринское учение могучим учением планомерного её преобразования.
В полную силу мичуринское учение вошло лишь после освобождающего действия Великой Октябрьской революции. Великие вожди революции Ленин и Сталин открыли Мичурина и мичуринское учение. Классики марксизма-ленинизма Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин вооружили Мичурина правильным пониманием исторического процесса. С полным правом мы можем сказать, что мичуринское учение — это детище диалектического материализма, творческого марксизма.
И. В. Мичурин указывал, что «естествознание по своему существу материалистично, материализм и его корни лежат в природе. Естествознание стихийно влечётся к диалектике. Для избежания ошибочного понятия в усвоении необходимо знать единственно правильную философию — философию диалектического материализма... Только на основе учения Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина можно полностью реконструировать науку» (1).
Как горячий патриот своей Родины, всю свою жизнь отдавший на обогащение её растительных ресурсов, Мичурин нашёл в строящемся социализме настоящую дорогу осуществления своих исканий.
Только социализм сделал возможным планомерное перевоссоздание живой природы. Проблема жизненности в мире растений и животных, которую так плодотворно разрабатывал Мичурин, стала жизненной проблемой породообразования и сортообразования в стране социализма. Проблема планомерного созидания форм растений, которую так тонко разрабатывал Мичурин, вошла в широкое русло преобразования живой природы, преобразования, направляемого нашей партией, великим Сталиным. И если истоки устремлений Мичурина связаны с влиянием революционно-демократической деятельности великих русских просветителей, то самое оформление в систему учения Мичурина и его претворение в действительность связано крепчайшими узами с эпохой социализма. С душевной теплотой и благодарностью советскому строю,
--------------------------------------------
1. И. В. Мичурин. Соч., т. I, стр. 623.
--------------------------------------------
строю социализма Мичурин писал: «...создание облегчающих, украшающих и улучшающих человеческую жизнь новых растительных форм — дело не одного только «старика Мичурина» и его последователей... это — родное, кровное дело всех тех, кто работает для блага своей социалистической родины, для блага рабочего класса... это — близкое дело всех тех, кто хочет и вправе жить все лучше и лучше» (1)
Когда-то Маркс писал, что стихийная, анархическая культура, в особенности строя капитализма, оставляет после себя пустыню. Природа мстит за такого рода стихийное к ней отношение. «...И тут, — подчёркивал Маркс, — бессознательная социалистическая тенденция!» (2).
Социалистический строй, который ведёт плановую «обработку природы людьми» (3), ликвидирует несоответствие между цельностью сторон самой природы и клочкообразностью, анархичностью её капиталистического освоения. И мичуринская теория, поставленная самим Мичуриным и мичуринцами на службу плановой переделки живой природы, имеет осознанно социалистическую устремлённость.
Ещё в 1924 году товарищ Сталин поднял вопрос о планомерной перестройке природы степей и лесостепей в целях борьбы с засухой. В письме к Демьяну Бедному товарищ Сталин писал: «Мы решили использовать обострившуюся готовность крестьянства сделать все возможное для того, чтобы застраховать себя в будущем от случайностей засухи, и мы постараемся всемерно использовать эту готовность в целях проведения -(совместно с крестьянством) решительных мер по мелиорации, улучшению культуры земледелия и пр. Думаем начать дело с образования минимально необходимого мелиоративного клина по зоне Самара - Саратов — Царицын — Астрахань — Ставрополь. Откладываем на это дело миллионов пятнадцать — двадцать. В следующем году перейдем к южным губерниям. Это будет начало революции в нашем сельском хозяйстве» (4).
Мичуринское учение, развиваемое его последователями и учениками, поставлено на службу осуществления великого сталинского плана преобразования природы. В осуществлении этого величайшего плана, в решении поставленной партией и правительством задачи поднятия продуктивности животноводства и многих других диктуемых интересами Родины задач работает армия социалистических тружеников, с гордостью считающих себя последователями Мичурина.
Вся эта колоссальная армия творческих дарвинистов-мичуринцев, творящая под направляющим влиянием нашей партии, товарища Сталина, имеет в своей среде человека, который принял
----------------------------------------------
1. И. В. Мичурин. Соч., т. IV, стр. 115. Сельхозгиз. 1941.
2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XXIV, стр. 45.
3. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. IV, стр. 26.
4. И. В. Сталин. Соч., т. 6, стр. 275.
-----------------------------------------------
от Мичурина его заветы последователям, теоретически обобщает колоссальный опыт творческой деятельности мичуринцев — передовиков и новаторов сельского хозяйства. В условиях острой схватки с антимичуринцами — морганистами — талантливейший воспреемник идей и дел Мичурина Трофим Денисович Лысенко в знаменательные августовские дни 1948 года выступил с программным докладом, который был одобрен Центральным Комитетом нашей партии. Этот доклад, наголову разбивший приверженцев морганистской лженауки, подытожил достижения мичуринской науки. Центральный орган нашей партии «Правда» в передовой статье от 12 августа 1948 года писала:
«Большой заслугой Т. Д. Лысенко является то, что он высоко поднял мичуринское знамя в биологии, развил учение И. В. Мичурина и обогатил социалистическое сельское хозяйство выдающимися достижениями агробиологической науки».
К 15-летию со дня кончины великого преобразователя природы Ивана Владимировича Мичурина, ушедшего от нас 7 июня 1935 года, мичуринцы приходят с немалыми достижениями. Дело Мичурина находится в верных руках. Все стороны учения Мичурина нашли своё дальнейшее развитие в нашей стране.
Мичурин открыл закономерность различной степени готовности к плодоношению различных ярусов растения, и это открытие Мичурина было развито Т. Д. Лысенко и ныне предстало как исключительно действенная теория стадийного развития растения.
Мичурин открыл единство и в то же время особенность половой и вегетативной гибридизации.
И теперь, после многочисленнейших проведённых работ на самых разнообразных объектах, в самых разнообразных районах нашей страны, доказывать смысл, значение и эффект вегетативной гибридизации можно и нужно лишь для профанов и для очищения голов зарубежных учёных от морганистских заблуждений. Ныне стоит другая задача: разрабатывать новые методики вегетативной гибридизации в соединении с половой гибридизацией и ставить их на службу практического создания новых сортов и пород.
Мичурин открыл, что можно и нужно целесообразно подбирать пары для скрещивания в целях планомерного создания в сжатые сроки новых сортов.
Ныне на основании работ Т. Д. Лысенко и его сотрудников принцип планомерного подбора пар для скрещивания нашёл своё развитие в подборе пар для скрещивания на основании стадийного анализа.
Мичурин учил о всемогущем действии условий внешней среды на создание новых форм. Ныне теория Мичурина нашла своё дальнейшее развитие и воплощение в теории ассимиляции внешних условий, как основание для всех форм планомерной перестройки природы организма.
Мичурин разработал вопрос о половом возобновлении как средстве подъёма жизненности органических форм и как средстве создания их более лёгкой перевоспитуемости.
Эта замечательная и коренная сторона мичуринского учения нашла своё дальнейшее развитие и воплощена в действенные методы избирательного внутрисортового и свободного межсортового скрещивания для усиления жизненности существующих сортов и как основа созидания новых. Дальнейшее развитие мичуринского учения привело к новому открытию: полное возобновление цикла развития возможно не только половым путём, но при определённых условиях и путём вегетативного воспроизведения, как это доказал академик Авакян в своей работе о воздушных луковичках лука.
Мичурин учил своих последователей, чтобы они обеспечивали развитие максимальной самодеятельности растений как основу их приспособляемости и продуктивности. Он учил необходимости воссоединить в растении выработавшуюся в истории их дикого периода жизни самодеятельность с формированием культурных свойств. Ныне эта сторона учения Мичурина развита применительно к совершенно новому объекту, объекту, имеющему колоссальное значение в деле преобразования природы, — к лесу. Гнездовой способ посева леса под покровом культурных растений обеспечивает молодому лесу оптимальную самодеятельность, создавая предпосылки для дальнейшего самоурегулирования численного состава его особей. Развивая правильные стороны учения Дарвина, Мичурин в своём учении нигде и никогда не пользовался ошибочными сторонами теории Дарвина, вроде пресловутой внутривидовой конкуренции.
Ныне академик Лысенко и его единомышленники очистили теорию развития живой природы от предрассудка внутривидовой конкуренции. Мичурин решительно выступил с разоблачением морганизма. Он писал про последователей этого лжеучения: признанный ими авторитет Моргана и все его гипотезы останутся для всех компилянтов таковыми, несмотря на протест всякого практического деятеля. В замечаниях на листок Биостанции № 17 1935 года (взятых нами из архива И. В. Мичурина) он писал по поводу морганистских лжеучений:
«И даже при бедности в ваших научных силах нельзя без большого вреда делу пользоваться без разбора выбором людей, основываясь лишь на их университетских и академических дипломах уже ввиду одного того, что некоторые из них получившие высшее образование способны лишь торговать спичками на бульварах и мнящих, что они на основания своего диплома могут обосновывать какую-либо новую науку».
Мичуринцы во главе с академиком Лысенко наголову разбили морганизм, приверженцы которого действительно «способны лишь торговать спичками на бульварах». Мичурин учил, что «колхозник есть опытник, опытник есть преобразователь». Он учил, что «в лице колхозника история земледелия всех времен и народов имеет совершенно новую фигуру земледельца, вступившего в борьбу со стихиями, с чудесным техническим вооружением, воздействующего на природу со взглядом преобразователя».
Восприняв эту заповедь Мичурина, Т. Д. Лысенко и все мичуринцы не мыслят своей работы иначе, как в тесном единении с людьми практики, с колхозниками, с новаторами производства, воздействующими на природу, со взглядом преобразователя. Десятки тысяч яровизаторов, тысячи колхозников и колхозниц — участников мероприятия по обновлению семян путём внутрисортового скрещивания,— сотни и тысячи колхозников, участвующих в осуществлении гнездового покровного посева леса, зоотехники Штейман, Шаумян, вместе с колхозниками Костромской области создавшие замечательную породу крупного рогатого скота, и многие, многие другие мичуринцы — живые свидетели и творческие участники дальнейшей разработки благотворных мичуринских принципов.
Мичуринское учение, как и всякое революционное и революционизирующее учение, по самому своему существу критично и самокритично. Мне довелось уже в книге «В содружестве с природой» обращать внимание читателей на завет Мичурина своим последователям: «Мои последователи должны опережать меня, противоречить мне, даже разрушать мой труд, в то же время продолжая его, и только из такой последовательно разрушаемой работы и создаётся прогресс».
Дальнейшее развитие мичуринского учения требует разработки многих новых сторон в учении о развитии живой природы, ещё ожидающих своего разрешения. Наверняка некоторые стороны в современном состоянии мичуринского учения, непрерывно и всё более обогащающегося и частично преобразующегося, будут и в дальнейшем подвергнуты преобразовательному развитию, но при всём этом нужно самым бережным образом сохранять основу основ мичуринского учения — учение о развитии живой природы, с тем чтобы прогрессивно, как этому учит Мичурин, продолжать его труд.
Вся борьба мичуринцев за дальнейшее развитие мичуринского учения идёт под направляющим влиянием нашей партии; успех этой борьбы обеспечен, так как она руководима величайшим корифеем науки товарищем Сталиным.
И ко дню 15-летия кончины великого преобразователя природы, основоположника творческого дарвинизма Ивана Владимировича Мичурина мичуринцы приходят с твёрдой и непоколебимой волей отдать себя, все свои знания, труд и опыт делу выполнения указаний вождя нашей партии, нашего народа и всего прогрессивного человечества — делу товарища Сталина, делу нашей Родины, делу построения коммунизма.





Добавлена книга известного в прошлом географа Ю. Г. Саушкина «Москва», под редакцией члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского, изданная в 1955 г.


Добавлена книга М. Д. Каммари, Г. Е. Глезермана и др. авторов «Роль народных масс и личности в истории», изданная Гос. изд-м политической литературы в 1957 г.


Добавлена книга «На заре книгопечатания» В. С. Люблинского, изданная "Учпедгизом" в 1959 г. и повествующая о первых книгопечатниках.


Добавлена книга «Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи», изданная в 1939 г. и содержащая речи и статьи известного политического и государственного деятеля.


Добавлена книга «Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке», под редакцией М. Горького и др., изданная в 1935 г.


Добавлена брошюра М. Моршанской «Иустин Жук», напечатанная издательством "Прибой" в 1927 г. и рассказывающая о деятельности революционера.


Добавлена книга М. А. Новоселова «Иван Васильевич Бабушкин» о жизни Бабушкина, напечатанная издательством "Молодая Гвардия" в 1954 г.