Учебное пособие, написанное академиком Я. К. Гротом, «Русское правописание», изданное в 1894 г.


Книга Г. Роледера «Онанизм», вышедшая из печати в 1927 г. и рассказывающая о лечении пагубной привычки.


Развлекательная и познавательная книга Г. Вагнера и К. Фрейера «Детские игры и развлечения», изданная в 1902 г.


Книга Н. Тяпугина «Народные заблуждения и научная правда об алкоголе», вышедшая из печати в 1926 г.

Николай Алексеевич Островский


В. С. Сидорин, "Николай Алексеевич Островский"
Высшая партийная школа, Москва, 1956 г.
OCR Biografia.Ru

Николай Островский — один из любимейших писателей нашего народа. Произведения его издаются в миллионных тиражах на языках братских народов, а также за рубежом Союза Советов (1).
Образ писателя предстает перед нами как олицетворение мужества и героизма советского человека. Из рабочего провинциального паренька, подростком встретившего Великий Октябрь, Николай Островский волей революции поднялся к высотам творческой жизни, пройдя доблестный путь бойца и писателя.
Своеобразен ответ Островского на вопрос, как он стал писателем. «Этого я не знаю, — сказал он. — Но как я стал большевиком, это я хорошо знаю!» (2). В этих словах выражена душа писателя-коммуниста, всей жизнью доказавшего, что главное в человеке советской эпохи — мужество патриота, неиссякаемая воля строителя коммунистического общества. В представлении Островского «молодой писатель растет как писатель только тогда, когда он растет как человек, как боец, растет вместе со всей страной». Писатель в понимании Островского — «боец... учитель, трибун...».
«Ведь каждый из нас, — говорил он, — должен учить не только своим словом, но и всей своей жизнью, поведением». «Только будучи в колоннах передовых борцов, горя страстью борьбы, мучаясь поражениями, радуясь победам вместе со всем народом, лишь тогда он даст правдивую, волнующую, зовущую книгу».
Островский завоевал право так думать и так говорить.

* * * * *
Николай Алексеевич Островский родился 29 сентября 1904 года в селе Вилия, на Украине, в семье бедняка, где работал не только отец, но буквально все ее члены, в том числе и будущий писатель. «Мы не успевали ещё становиться юношами, — вспоминал он позже, — еще детьми попадали под капиталистический гнет, и вместо радостной юности, радостного детства нас ждал изнурительный капиталистический труд от утра до поздней ночи буквально за кусок хлеба».
В годы мировой империалистической войны семья Островских эвакуировалась в Шепетовку. Здесь Николай поступил в школу, но
-----------------------------------
1. За 20 лет роман «Как закалялась сталь» издавался 388 раз тиражом в 8 млн. экземпляров.
2. Цитаты даны по книге «Николай Островский. Романы. Речи. Статьи. Письма». Гослитиздат, 1949.
-----------------------------------
был вскоре исключен из нее по настоянию «законоучителя», невзлюбившего сына кухарки.
Мальчику пришлось работать кубовщиком в привокзальном буфете, пильщиком, подручным кочегара и помощником монтера на электростанции. Вскоре после Октябрьской революции подросток Островский сблизился с рабочими-большевиками, а весной 1918 года ушел с частями Красной Армии на фронт. По освобождении Шепетовки от петлюровских банд в 1919 году он вступил в местную комсомольскую организацию и вскоре снова добровольно ушел в Красную Армию.
В 1920 году Николай Островский был тяжело ранен. Врачебная комиссия признала его инвалидом, но он все же продолжал оставаться в строю: то трудился в киевских железнодорожных мастерских, то на строительстве узкоколейки, то в батальоне пограничной охраны; несколько позже вел работу в районной и окружной комсомольских организациях. В 1924 году двадцатилетний Островский был принят в ряды Коммунистической партии.
Здоровье его, подорванное ранением, тифом и ревматизмом, катастрофически ухудшалось. Казалось, что подходила трагическая развязка. Молодой коммунист выбывал из строя активных строителей нового общества. И тут он, по его словам, решил «доказать своим воспитателям — старым большевикам, что молодое поколение класса не сдается ни при каких условиях».
Неразрывная связь с коллективом стала для Островского основой его моральной стойкости.
Если, по глубокому убеждению писателя, перед индивидуалистом «ночь эгоизма», то человека, живущего не для себя, когда он растворяется в общественном, — «трудно убить». В одном из своих выступлений он просто объяснил, почему избрал путь литератора: «Болезнь вывела меня из строя... Жизнь поставила передо мною задачу овладеть новым оружием, могущим вернуть меня в ряды наступающего по всему фронту пролетариата...».
Исключительной была работоспособность Н. Островского — писателя, в течение пяти лет (1931—1936 гг.) создавшего роман «Как закалялась сталь» и первую книгу романа «Рожденные бурей».
О кипучей деятельности писателя мы получаем яркое представление по его очерку «Мой день». В конце очерка автор передает свой разговор с иностранным корреспондентом, посетившим его. Корреспондент спросил: «Скажите, вы очень страдаете? Ведь вот вы слепой. Прикованы к постели в течение долгих лет. Неужели к вам ни разу не пришло отчаяние о безвозвратно потерянном счастье видеть, двигаться?».
Выразителен ответ писателя: «У меня просто нет времени на это. Счастье многогранно. И я глубоко счастлив. Моя личная трагедия оттеснена изумительной, неповторимой радостью творчества и сознанием, что и твои руки кладут кирпичи для созидаемого нами прекрасного здания, имя которому — социализм...».
Мужественны заключительные строки очерка:
«...Ночь. Я засыпаю усталый, но глубоко удовлетворенный. Прожит еще один день жизни, самый обыденный, прожит хорошо...».
Так работал Островский до последних дней своей жизни.
15 декабря 1936 года он закончил редактирование рукописи первой части романа «Рожденные бурей». Через неделю, 22 декабря, после тяжелого приступа болезни он скончался. В день похорон писателя, 25 декабря 1936 года, вышло в свет первое издание книги «Рожденные бурей».
Литературная деятельность Николая Островского проходила в знаменательное время. В 30-е годы шло наступление социализма по всему фронту.
Процесс формирования нового человека из народа был могуч и стремителен. Вчерашние «люди из захолустья» превращались в энтузиастов социалистического труда. Максим Горький, наблюдая великие перемены, происходившие в народных массах, призывал своих собратьев по перу изучать и отображать советскую действительность. В этой атмосфере строительства народные массы, по выражению Горького, «из самих себя» создавали новый тип человека.
В ряды писателей, взявших на себя задачу художественного создания образов современников, встал и Н. А. Островский.
В основу романа «Как закалялась сталь» было положено немало фактического и автобиографического материала. Островский, пытаясь, по его признанию, «облечь в литературную форму действительные факты», зарисовал целую группу товарищей, с которыми он работал. Писатель указал на прототипы ряда героев своего произведения. Так, известно, что Артем «списан» с Дмитрия Алексеевича Островского, брата писателя, И. П. Феденев изображен в романе под именем Леденева, а И. Линник — под именем Долинника. Федор Жухрай тоже имеет своего прототипа в лице бывшего матроса Федора Передрейчука. Личная судьба комсомольца Павла Корчагина в значительной своей части отображает жизнь самого автора.
Но Островский совершенно обоснованно защищал свой роман от попыток рассматривать его лишь как «автобиографический документ». Он считал «Как закалялась сталь» прежде всего художественным произведением, в котором использовал свое право на творческий «вымысел». Правильно понятая задача создания типического образа героя современности и творческое ее осуществление привели талантливого писателя к заслуженной победе.
Роман «Как закалялась сталь» писался на протяжении трех с лишним лет в условиях, названных самим писателем нечеловеческими и невыразимо тяжелыми. Посетители музея Николая Островского подолгу останавливаются перед витриной, где лежит картонный транспарант, с помощью которого слепой автор писал роман. Затем Островский перешел на метод диктовки. Близкие люди чутко, любовно помогали его работе. Когда труд был завершен, автор не искал повода для снисхождения. От читателей рукописи он настойчиво требовал: «Говори, где плохо, что плохо. Ругай, издевайся, язви, подвергай жесточайшей критике все дубовые обороты, все, что натянуто, неживо, скучно». Писатель предъявлял к себе суровые требования, уверенный в том, что большим трудом он может «дать качество».
И он «дал качество», написав выдающееся произведение советской художественной литературы.
Сюжетом романа явилась история жизни, становление характера молодого героя гражданской войны, участника восстановления народного хозяйства.
Благодаря взыскательному отбору фактов Островский добился не только живого изображения незабываемых событий, но и глубоко правдивого освещения самого процесса формирования нового человека, о чем говорит и само заглавие произведения «Как закалялась сталь».
Подлинно художественное произведение социалистического реализма — роман «Как закалялась сталь» — убеждает в силе и красоте коммунистических идеалов правдой изображения жизни. В истории боевой жизни Корчагина угадываются судьбы тысяч юных строителей нового мира.
Первые шаги Павла, сына нужды и бесправия, совпали с бурным временем последних предреволюционных лет России. Мальчику рано пришлось начать трудовую жизнь, каждодневно испытывая на себе оскорбительную власть хозяев. Посудник вокзального буфета, он говорит своему сверстнику и товарищу по несчастью Климке: «Ты погляди, что здесь делается! Работаем, как верблюды, а в благодарность тебя по зубам бьет кто только вздумает, и ни от кого защиты нет». В словах Павки звучит отнюдь не жалоба: «Вот ты, Климка, молчишь, когда тебя бьют. Почему молчишь?».
Грянул Великий Октябрь. Павка и его друзья потянулись к большевикам. Еще не видя «живого» большевика, они определили свою симпатию к самому слову «большевик», воспринимая его как что-то «твердое, увесистое». Таким «твердым и увесистым» предстал перед Павкой большевик Федор Жухрай. От него Павел услыхал так много волнующего, важного и нового, что дни их взаимных встреч и задушевные разговоры стали для подростка решающими. Федор действовал на восторженного Павку «жестокой правдой жизни». Речь его была неотразима: «Говорил Жухрай ярко, четко, понятно, простым языком. У него не было ничего нерешенного».
«...Биться в одиночку — жизни не перевернуть. У тебя, Павлуша, все есть, чтобы быть хорошим бойцом за рабочее дело, только вот молод очень и понятие о классовой борьбе очень слабое имеешь. Я тебе, братишка, расскажу про настоящую дорогу, потому что знаю: будет из тебя толк».
В книге ярко показан рост политического сознания Павла, мужание его характера в условиях разгоравшейся классовой борьбы на Украине.
Немецкие захватчики, белобандиты разной породы и их местные пособники из буржуазно-мещанских слоев города, политические авантюристы, пытавшиеся воспротивиться неумолимой силе социалистической революции, — всех их перевидал и боролся с ними Павел Корчагин.
Островский отнюдь не торопится показать своего героя «сложившимся», зрелым революционером. Павел юн, горяч, порывист, непосредственны его действия, в которых храбрость и риск сопровождаются подчас мальчишеским озорством.
Только что Павка с риском для себя стал обладателем оружия, спрятав винтовку на балках под крышей сарая. И вот он уже на гулянке, с гармошкой, непринужденный, веселый. «В такие тихие летние вечера вся молодежь на улицах. Девчата, парубки — все у своих крылечек, в садах, палисадниках, прямо на улице, на сваленных для застройки бревнах, группами, парочками. Смех, песни. Воздух дрожит от густоты и запаха цветов. Глубоко в небе чуть-чуть поблескивают светлячками звезды, и голос слышен далеко, далеко...».
Читатель не может не поддаться этим «гоголевским» краскам описания украинского летнего вечера. Эта лирика в романе Островского органична, она глубоко передает строй юной души Павла и его сверстников, веселых, жизнелюбивых, которым скоро придется биться за эту родную Украину, с ее поэзией мирной жизни.
И то обстоятельство, что автор не идеализирует своего героя, не «украшает» его, делает Павку близким сердцу читателя. Островский не прочь показать героя и в явно юмористическом свете. Вспомним сборы Павла на первое свидание с Тоней — его смущение, когда в парикмахерской мастер долго и упорно трудился над непослушными павкиными вихрами. «Но вода и расческа победили», и неопытный «кавалер» в новенькой синей сатиновой рубашке, черных штанах и начищенных до блеска сапогах предстал перед девушкой совсем в ином свете».
Но действительно «в ином свете» предстает Павел, когда он дает отпор буржуйскому сынку Сухарько или когда похищает револьвер у немецкого офицера и в особенности в сцене освобождения им Жухрая.
Однако все эти характерные и яркие формы проявления смелости Павла еще отдают духом своеволия. Иная пора наступает, когда Корчагин оказывается в рядах Красной Армии. «Вместе с тысячами других бойцов, таких же, как и он, оборванных и раздетых, но охваченных неугасающим пламенем борьбы за власть своего класса, прошел он пешком взад и вперед свою родину...».
В эпизодических картинах фронтовой жизни Островский выделяет черты сознательности воюющего народа, у которого герой книги учится не только мужеству, но и дисциплине и глубине понимания целей борьбы.
Значительна по смыслу сцена задушевного разговора бойцов, возникшего после прочтения ими романа Э. Войнич «Овод». Красноармеец Андрощук рассказал к случаю о бойце, попавшем в плен к белым и геройски погибшем от гранаты, которую он бросил под себя и тем поразил окружавших его врагов. Андрощук заключил свой рассказ выводом: «Умирать, если знаешь за что, особое дело. Тут у человека и сила появляется. Умирать даже обязательно надо с терпением, если за тобой правда чувствуется. Отсюда и геройство получается...».
В словах красноармейца отчетливо звучит мысль о разумном начале героизма советского человека, преданного идеям социалистической революции. Этот мотив в данном месте романа как бы предваряет собой тему борьбы Павла Корчагина с подстерегавшими его испытаниями.
Раненый Павел попадает в лазарет. Писатель ярко изобразил его борьбу за жизнь. Врачи считали положение больного безнадежным. Но вопреки их печальным заключениям Павел выжил и стал поправляться, поражая окружающих безграничным терпением. «Откуда у него это упорство?» — записывала в свой дневник врач Нина Владимировна. И когда она потом задала этот вопрос выздоравливающему Павлу, тот сказал: «Читайте роман «Овод», тогда узнаете».
Павел, видимо, крепко запомнил слова Андрощука о стойкости и геройстве людей, сказанные бойцом в связи с оценкой романа «Овод».
Той же идеей проникнута история жизни друзей Павла: светлого юноши Сережи, его сестры Вали и Ивана Жаркого. Их жизнь овеяна поэзией самоотверженной и беззаветной борьбы. Иван Жаркий вместе с тысячами бойцов штурмовал Перекоп. И когда «Республика прикрепляла... к истрепанным гимнастеркам» героев «золотые кружочки орденов Красного Знамени», среди них была «гимнастерка пулеметчика-комсомольца Жаркого Ивана».
Тема героизма советской молодежи не ослабевает в романе, когда автор переходит и к описанию «будничной» работы Павла на трудовом фронте. Жизнь стремительная, многокрасочная заполняла эти дни... всегда чем-то новым, не похожим на вчерашнее. Великий народ в труде героическом и напряженном возрождал народное хозяйство. «Страна крепла, наливалась силой, и уже не видно былс бездымных труб еще недавно безжизненных и угрюмых в своей заброшенности заводов».
Островский в характеристике восстановительного периода пере кликается с поэмой В. Маяковского «Хорошо!», с теми ее строфами, где поэт рассказывает о трудовом упорстве советских людей. В поэме «Хорошо!» хроника жизни этих лет воссоздана как эпопея созидательного труда советского народа. В романе «Как закалялась сталь» работа Павла и его соратников представлена как повседневный героизм советских людей.
В деятельности Павла — и в железнодорожных мастерских, и на прокладке узкоколейной дороги под Киевом, и на погранзаставе - автор стремился подчеркнуть социалистический характер рабочей активности, раскрыть новые формы трудовой солидарности коллектива.
Автор показывает первые, скромные по масштабам факты трудового энтузиазма, рабочей инициативы. Павел выступает в этих делах одним из застрельщиков трудового «состязания», то есть социалистического соревнования. На строительстве узкоколейки рабочие по примеру Корчагина и Панкратова выполняли досрочно нормы, заставляя инженеров пересматривать прежние свои расчеты. «Что это за люди? Что это за непонятная сила?» — удивленно спрашивал себя инженер Патошкин.
Героический труд раскрывает в человеке его лучшие свойства, делает строителя социализма прекрасным, благородным. Что может быть более прекрасным в человеке, если он участвует в созидательной работе во имя высшей реальной цели — во имя счастья страны, народа!
Этот высокий смысл жизни своего героя автор закрепил в замечательных словах, ставших девизом советской молодежи:
«Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире — борьбе за освобождение человечества. И надо спешить жить...».
Слова эти, кристальные по чистоте благородного содержания, отражают моральную и идейную целеустремленность жизни советской молодежи. Недаром их так крепко запомнило наше юношество, недаром их полюбили наши друзья за рубежом. В этих заветных мыслях Корчагина мы видим пафос всего произведения писателя-героя. В этом суть романа «Как закалялась сталь».
И при всем том, раскрывая духовное богатство Корчагина, автор отнюдь не внушает читателю мысли о какой-либо исключительности натуры своего героя. Павел не нуждается в каком-то ореоле. Его качества проистекают из его неразрывной связи с жизнью коллектива строителей нового мира. Его сила в том же, в чем и сила его соратников, наставников и сверстников: Жухрая, Токарева, Панкратова, Окунева, Литке, Акима и других. Все они — бойцы великой армии труда. Вместе с тем отрыв человека от партии, от дела класса неизбежно приводил его к болоту оппортунизма и мещанства. Такова участь Файло, Туфты, Развалихина, Цветаева, Шумского и Чужанина.
Партийная позиция писателя дает ему возможность говорить о врагах революции сущую и полную правду. Изображение попа Василия, буржуйских сынков Сухарько и Лещинского, мещан типа Автонома Петровича и Герасима Леонтьевича, шепетовского собственника Блюмштейна, а также «маленьких и больших батьков», подобных Петлюре, Голубу, Архангелу, Ангелу, Паляныце, проводится автором в сатирико-юмористическом освещении. Сатирический прием применил автор и при изображении выше названных перерожденцев типа Развалихина, Цветаева, Файло, Шумского, Туфты, Дубавы.
Прямым контрастом этому скопищу «мертвых душ» представляется галерея героев борьбы и строительства. Им присущи моральная собранность, идейная целеустремленность, чувство боевого содружества. Они жизнелюбивы, мужественны, самоотверженны. Их многогранные натуры развиваются под благодатным, но и суровым воздействием революционной эпохи.
После Павла значительное место в романе автор отвел Артему Корчагину и Федору Жухраю. Жухрай представлен полно и разносторонне: и как подпольщик-революционер, и как строитель новой жизни после победы пролетарской революции.
Вместе с тем автор не считает Жухрая каким-либо необычайным героем, не создает вокруг него ореола исключительности и недосягаемости. Жухрай и не дает к этому основания. Он прост, скромен, но умен и опытен в суровой практике борьбы. Именно он и наставил Павку на верный путь жизни.
В образе Артема Корчагина писатель выявил характерные черты честного труженика, медленно, с трудом шедшего к партии, преодолевавшего на пути влияния старого уклада жизни. Свет ленинской правды поднял этого пролетария к сознательной политической жизни. В траурные январские дни 1924 года Артем вступает в партию. «Он отчетливо осознал, что жизнь его пошла на крутой перелом». На партийном собрании Артем сказал: «Когда погиб наш товарищ Ленин и партия бросила клич, посмотрел я на свою жизнь и разобрался, чего в ней не хватает. Мало свою власть защищать, надо всей семьей заместо Ленина, чтобы власть советская, как гора железная, стояла. Должны мы большевиками стать — партия наша ведь?».
И партийное собрание принимает его в ряды партии, сопровождая прием выразительными репликами:
— Дать ему путевку, и все тут!
— Такой под откос не слезет, товарищ будет крепкий.
Несмотря на эпизодический характер изображения целого ряда коммунистов — Акима, Токарева, Гаврилова, Панкратова, Сегала, Крамера, Пузыревского, Долинника, Литке, — их образы остаются в сознании читателя. Это честные, принципиальные люди большевистской породы, люди революционного действия и мужества.
Вполне естественно, что в романе о молодом революционере автор выразил свою открытую любовь к молодежи и нарисовал друзей Корчагина ярко, романтично.
Большой удачей автора надо считать изображение им благородной Риты Устинович, смело включившейся в водоворот политической борьбы и обнаружившей дар организатора молодежи. Островский показал в Рите ум и мужество революционера и вместе с тем женственность, девическую чистоту.
Духовная сила комсомольского племени с наибольшим пафосом раскрыта автором в последней части романа, когда его герой оказался сраженным неизлечимой болезнью. Передача Островским герою «своего» недуга не просто придала истории болезни Павла характер драматизма и неопровержимой достоверности. Истинное значение этого факта заключается в том, что мы видим в книге не клинический ход развития недуга, а борьбу Павла с отчаянием, подстерегавшим его. Незабываемы страницы романа, где изображена кульминационная точка духовной драмы Павла. Он подошел к мысли о самоубийстве. «Перед его глазами пробежала вся его жизнь, с детства и до последних дней. Хорошо ли, плохо ли он прожил свои двадцать четыре года? Перебирая в памяти год за годом, проверял свою жизнь, как беспристрастный судья, и с глубоким удовлетворением решил, что жизнь прожита не так уж плохо».
Павел признал, что были в жизни и ошибки, допущенные по молодости, а больше по незнанию. Но он с удовлетворением также признал, что самое главное в его жизни то, что он «не проспал горячих дней, нашел свое место в железной схватке за власть, и на багряном знамени революции есть и его несколько капель крови...».
Теперь, когда он «не может держать фронт», когда не осталось надежды «на возвращение в строй», перед ним встал вопрос: «Для чего жить, когда он потерял самое дорогое — способность бороться?». Так Павел подошел к решению: «Умел неплохо жить, умей во-время и кончить». И в руках его появилось оружие для расчета со всеми страданиями.
Но не от малодушия перед страхом смерти отменил Павел расчеты с жизнью! Нет. Он осудил капитуляцию, потому что нашел в себе силы жить. Он отверг «бумажный романтизм» оправдания смерти, как «самый трусливый и легкий выход из положения», найдя опору в народе, переносившем титанические, испытания в годы великой борьбы. «А ты забыл, как под Новоград-Волынском семнадцать раз в день в атаку ходили и взяли-таки наперекор всему?». Этот голос революционного бойца возобладал в его душе над отчаянием.
Так Островский показал, что народ, которому верно служил его герой, не оставил его в тяжелые дни болезни и нравственных сомнений. Народ поднял ослабевшего бойца, вдохнул в него силу живую и приказал жить. Корчагин отвоевал право на радость борьбы за всенародное счастье, и жизнь, сделавшую «несколько острых зигзагов», он «повернул к новой цели».
Заключительные главы второй части романа посвящены жизни Павла, победившего несчастье и снова вернувшегося в строй. Героическое сопротивление, которому его научили партия и комсомол, увенчалось успехом. Павел снова включился в общественную деятельность, а страстная жажда к самообразованию ускорила решение — писать повесть о современниках. Так, Корчагин, лишенный зрения и движения, не потерял связи с миром, с творческим созиданием социалистического общества. Он повседневно, ежечасно чувствовал верные руки дружбы товарищей по борьбе за новую жизнь. Тема коллективного содружества хорошо подкреплена в романе краткими характеристиками друзей Павла. Они «эпизодичны» в общей системе образов романа, но они органичны для доказательства глубокой идеи связи человека с обществом в нашу эпоху. Петя Новиков и Лев Берсенев, Жигирева и Галя Алексеева, Леденев и Чернокозов, Эбнер и Марта — они и есть та товарищеская среда друзей Корчагина, которую он всегда ощущает. И то обстоятельство, что все названные лица — живые люди, которые окружали самого автора, свидетельствует о подлинной реальности новой среды.
Здесь уместно вспомнить о письме-ответе Н. Островского к одной читательнице-комсомолке, которая хотела бы видеть героя романа «Как закалялась сталь» не инвалидом, а здоровым.
«К глубокой моей грусти, Корчагин написан с натуры, — отвечал Островский. — И это письмо я пишу в его комнате. Я сейчас у него в гостях. Павлушка Корчагин — мой друг и соратник. Вот почему мне и удалось так тепло написать его.
...Он лежит сейчас передо мной, — писал дальше Островский, — улыбающийся и добрый. Этот парнишка уже шесть лет прикован к постели... Павел просит меня передать вам свой привет. Он говорит: «Скажи ей, пусть она создает себе счастливую жизнь... Борьба за коммунизм, истинная дружба, любовь и молодость — все это для того, чтобы быть счастливым».
Островский думал приступить в дальнейшем к созданию романа под выразительным заглавием «Счастье Корчагина». Роман не написан. Но содержание его почему-то нам кажется известным, близким. Ибо мы знаем пафос деятельности писателя-героя и его светлый взгляд на судьбу советской молодежи.
Павел Корчагин стал спутником молодежи как в стране Советов, так и за ее рубежом. На книге «Как закалялась сталь» воспитывались поколения «корчагинцев», проявивших свою доблесть как в годы мирного строительства, так и на фронте Великой Отечественной войны.
Б. Полевой в своей статье «Огненное слово» приводит примечательный факт влияния книги Островского на зарубежную молодежь. Автор статьи познакомился с молодым негром, прибывшим из Африки в Вену на Третий Всемирный конгресс профессиональных союзов. «Улыбаясь широко, добродушно, негр протянул свою огромную фиолетового оттенка руку и отрекомендовался: — Павка. — И, помолчав, совершенно серьезно добавил:— Павка Корчагин» (1).
Китайский переводчик романа «Как закалялась сталь» Мэй И в предисловии к книге пишет: «Мы черпали и черпаем из образа Павла Корчагина дух упорной борьбы; невзирая ни на какие трудности, брали и берем его себе в пример». О действенной роли романа говорит и Говард Фаст, считающий, что во всей современной читературе на английском языке нет книги, подобной роману «Как закалялась сталь».
Выразительна оценка книги, данная Юлиусом Фучиком: «Ничто не страшно коммунисту — вот вывод из этой книги, вот итог жизни ее автора».
Еще не закончив работу над первым произведением, Островский уже стал обдумывать план второго своего романа. В письмах писателя в редакцию «Большевистская правда» (весна 1935 года) мы находим уже весьма четкое определение темы и сюжета романа «Рожденные бурей». На материалах истории революционной борьбы в Западной Украине, где вызревали военные провокации буржуазных государств против молодой Советской республики, Островский задумал показать два противоборствующих лагеря. С одной стороны, это польские и украинские буржуазно-помещичьи националисты, это Петлюра и граф Могельницкий, князь Замойский, сахарозаводчики, помещики, ксендзы и военные авантюристы. С другой — это подлинные польские и украинские патриоты, верные сыны народа, деятели революционного подполья. Это Раевские, кочегар Андрий Птаха, Данило Чобот, Пшеничек, Григорий Ковалло, его дочь Олеся и другие. Островский считал своим долгом написать антифашистский роман, вложив в него «огонь своего сердца» (2). Автору суждено было закончить лишь первую книгу нового романа. Но и эта единственная часть трилогии дает представление о широте авторского замысла и многообразном составе персонажей. Основной герой первой книги романа — Андрий Птаха — духовный брат Павла Корчагина, смелый, бесстрашный, неизменно преданный делу пролетарской революции. В нем еще немало стихийного удальства. Но растет он правильно. Выразительным эпизодом книги явилась сцена на заводе, когда Андрий подымает весь город заводским гудком, приводя в состояние бешенства контрреволюционных «хозяев» и вселяя бодрость в бастующих рабочих. В романтическом озарении предстают старый Сигизмунд и молодой Раймонд. Великолепно передана революционная устремленность Раймонда. «Ему снился сон. Они с отцом стоят на высоком кургане. Кругом необъятная степь. Ночь. А там, где восток, яркое зарево. И кажется, что степь пламе-
------------------------------------
1. «Правда» от 29 сентября 1954 года.
2. Николай Островский. Романы. Речи. Статьи. Письма, стр. 611
------------------------------------
неет. Ветер доносит грозный рокот надвигающейся бури. Далеко, насколько хватает взор, волна за волной движутся людские множества. Залитые ярким светом, ярче пламени горят знамена. Сверкает сталь. Дрожит земля под конскими копытами. И над всем этим вьется и реет могучая песня. «Это, сынок, наши идут. Идем навстречу, — говорит отец и берет его за руку».
Работа над романом прервалась за несколько дней до смерти Островского.
Своеобразным, но и органичным видом литературного труда Н. Островского является его публицистика. Темперамент политического бойца, партийного пропагандиста вызвал к жизни эти речи и статьи писателя. Таковы его статьи «Нет ничего радостнее труда», «Мой день», выступления на съездах и конференциях комсомола, речи по радио.
В них сверкает ум, светлая мысль патриота, восторженная, творческая мечта строителя нового мира.
В статьях и речах Островского подкупает открытая позиция автора, правда содержания и задушевность тона. Он не изрекает, не декларирует, а убеждает. Следуя традициям партийной публицистики, Островский прекрасно использует лозунговую афористичность в построении «ударных» по смыслу фраз: «Товарищи, мужество рождается в борьбе»; «Тот день, когда ты оторвешься от коллектива, будет началом конца»; «Трус — почти предатель сегодня, и безусловно, изменник в борьбе»; «Чувствуй всегда родную почву крепко под ногами»; «Мы все в мирном труде, наше знамя — это мир».
Талантливость писателя Н. Островского несомненна. Он создал живую панораму народной борьбы под руководством Коммунистической партии, показал галерею ярких индивидуализированных характеров, раскрыв в них типические черты, присущие людям нашего времени.
За успехом Островского стоит огромный, упорный труд взыскательного к себе художника. Рукописи свои он подвергал исправлениям и основательным переделкам, имеющим отношение к различным сторонам произведения. Островский учился мастерству у русских классиков и старших современных писателей. В самой организации сюжета романа «Как закалялась сталь» чувствуется благотворное влияние Горького, точнее говоря — горьковского романа «Мать» и его автобиографической трилогии. «Как закалялась сталь» как бы продолжает заложенные Горьким начала социально-политического романа.
Островский учел в своей работе не только опыт Горького, он учел также и опыт своих старших товарищей-литераторов, которые до него создали произведения социалистического реализма. Автору «Как закалялась сталь» был особенно близок автор «Чапаева» и «Мятежа». Оба они работали над автобиографическим материалом из истории гражданской войны. Их роднит проблема создания нового, положительного героя — защитника Советской республики от интервентов и белогвардейцев. Недаром Павел Корчагин читает «Мятеж» Фурманова. Тема социалистического труда и борьбы с мещанством в быту, которую ведет Корчагин, естественно перекликается с аналогичными мотивами романа «Цемент» Ф. Гладкова. Наконец, самая поэзия борьбы и труда в романе Островского созвучна с пафосом творчества В. Маяковского.
Но из всего сказанного отнюдь не следует, что Островский лишен оригинальности и индивидуального творческого своеобразия, что он весь состоит из влияний! Самобытность Островского-художника прежде всего и выразилась в том, что он умел найти близкие ему по духу творчества традиции, что освоение последних было актом сложной самостоятельной работы.
Островский обладал острым глазом художника. Он изучал и изображал действительность в ее диалектическом многообразии. Произведения Островского явились самобытным развитием жанра историко-революционного повествования в советской литературе, а образы Павла Корчагина, Раймонда Раевского и Андрия Птахи были его художественным открытием.
Островский оригинально воссоздавал картины новых форм общественной жизни (партийные собрания, митинги, дискуссии), производственной и военной среды (фронт, пограничники). Глубоко оправданы приемы включения в роман документально-исторического, бытового и политического материала. Романам Островского присущ широкий диапазон эмоциональных тонов и оттенков повествования: от трагизма до легкой шутки, от описания революционного подвига героев революции до трагикомических раздоров между белобандитами.
Творческое наследие Островского стало действенным фактором дальнейшего развития советской литературы. Такие произведения, как «Парень из нашего города» К. Симонова, «Повесть о настоящем человеке» Б. Полевого, «Знаменосцы» О. Гончара, явно свидетельствуют о живой силе традиций Николая Островского.
Молодые патриоты, изображенные в ряде произведений советской литературы, обнаруживают «корчагинские» черты мужества, стойкости и высокой сознательности. Писатель Эм. Казакевич считает героев своей повести «Звезда» «младшими братьями Павла Корчагина».
Островский строго и взыскательно относился к своему писательскому долгу. Он умел видеть недочеты своих произведений, стремился к их исправлению. Он считал, что критика, «как бы ни была остра», необходима для писателя, что указания на недостатки не ослабляют художника, а «за хорошее народ ругать не будет». Он считал, что «принципиальная критика помогает писателю расти, она облагораживает».
Много полезного для себя извлек Островский из дискуссии о языке, поднятой Горьким в 1934 году. Островский откровенно высказался: «Я открываю первую книгу своей повести, вновь читаю, вернее слушаю знакомые строки, и статьи великого мастера открывают мне глаза, я вижу, где написано плохо, и ряд слов, ненужных и нарочитых, безжалостно зачеркивается».
Благодаря такой требовательности к себе Островский добился очевидных успехов в овладении художественной формой. Язык его произведений яркий, живой, непринужденный. Речевой язык героев характерен для каждого из них, он раскрывает их внутренний мир. Стоит вспомнить, как говорит Файло, с одной стороны, и Рита Устинович — с другой. Циничен и грязен язык разнузданного, аморального Файло. Речь Риты Устинович умна, пластична, сердечна, откровенна. Речевой язык Павла Корчагина отражает интеллектуальный рост героя. От речи подростка, засоренной вульгаризмами, Павел постепенно уходит. Его содержательные речи на собраниях и дискуссиях, наконец, монолог-раздумье о смысле прожитой им жизни (сцена у братской могилы) прекрасно отражают духовный расцвет личности героя.
Нет слов, Островский не достиг вершин пластической формы языка в своих первых книгах: в них остались следы недоработки. Но не эти «следы», как мы видели, определяют высокий художественный уровень литературного труда писателя.
Ромен Роллан назвал Николая Островского «горящим факелом активности». Верная, романтическая характеристика рожденного бурей писателя-героя!
Факел этот не гаснет. Голос страстного художника-патриота социалистического государства продолжает звучать — звать, убеждать и вдохновлять. Хорошо сказал о нем М. Шолохов: «На примере Островского миллионы людей будут учиться, как надо жить, бороться, побеждать, как надо любить свою Родину».





Добавлена книга известного в прошлом географа Ю. Г. Саушкина «Москва», под редакцией члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского, изданная в 1955 г.


Добавлена книга М. Д. Каммари, Г. Е. Глезермана и др. авторов «Роль народных масс и личности в истории», изданная Гос. изд-м политической литературы в 1957 г.


Добавлена книга «На заре книгопечатания» В. С. Люблинского, изданная "Учпедгизом" в 1959 г. и повествующая о первых книгопечатниках.


Добавлена книга «Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи», изданная в 1939 г. и содержащая речи и статьи известного политического и государственного деятеля.


Добавлена книга «Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке», под редакцией М. Горького и др., изданная в 1935 г.


Добавлена брошюра М. Моршанской «Иустин Жук», напечатанная издательством "Прибой" в 1927 г. и рассказывающая о деятельности революционера.


Добавлена книга М. А. Новоселова «Иван Васильевич Бабушкин» о жизни Бабушкина, напечатанная издательством "Молодая Гвардия" в 1954 г.