Полтавская битва


Б. С. Тельпуховский, "Полтавская битва"
Военное издательство министерства вооруженных сил СССР, Москва, 1947 г.
OCR Biografia.Ru

Популярный очерк одной из славных побед русской армии под командованием Петра I над шведскими захватчиками в 1709 году.
Брошюра рассчитана на солдат, матросов, сержантов и старшин Вооруженных Сил Союза ССР.


ВВЕДЕНИЕ

27 июня 1709 года под Полтавой русские войска разбили шведскую армию короля Карла XII, до этого дня считавшуюся в Европе непобедимой. Полтавская битва имела исключительно большое значение не только для воюющих стран, но и для всей Западной Европы. В Полтавском сражении очень ярко проявилось могущество Русского государства. Русская армия показала, что она количественно и качественно выросла, морально окрепла и овладела искусством побеждать противника. По своей значимости Полтавская битва может быть сравнена с такими крупными сражениями, как Невская битва, Ледовое побоище, Бородинское сражение.
Полтавская битва явилась переломным моментом в ходе Северной войны, которая решила вековой спор между Россией и Швецией за берега Балтийского моря. В первой половине XVII века Швеция захватила восточное побережье Балтийского моря, искони принадлежавшее русскому народу, и таким образом закрыла России выход к морю. Отсутствие же естественных выходов к берегам морей задерживало экономическое и политическое развитие Русского государства. «...Ни одна великая нация, — писал К. Маркс, — не находилась в таком удалении от всех морей, в каком пребывала вначале империя Петра Великого. Никто не мог себе представить великой нации, оторванной от морского побережья. Россия не могла оставить в руках шведов устья Невы, которое являлось естественным выходом для сбыта продукции».
Пётр I — крупнейший государственный деятель — понимал эти кровные интересы страны, он понимал, что первостепенной задачей является возврат России прибалтийских земель. Но он понимал также, что решить эту задачу возможно лишь в результате войны со Швецией, а успешная война возможна только при наличии мощной вооружённой силы. Проникнутый этим сознанием, Пётр I с присущей ему энергией боролся за создание новой боеспособной армии и военно-морского флота.
Основным недостатком вооруженных сил Русского государства до Петра I было: отсутствие единства военной организации, единой системы комплектования, обучения и воспитания, снабжения, значительная техническая и культурная отсталость, малочисленность национальных офицерских кадров.
Основные черты регулярной армии, созданной Петром, состояли в том, что она получила прежде всего твёрдый принцип комплектования и содержалась за государственный счёт. Были установлены ежегодные рекрутские наборы. Служба в армии стала пожизненной. Войска получили постоянную административную и тактическую организацию, была установлена единая система обучения и воспитания.
Проводилось обучение войск строю, приёмам обращения с мушкетами и копьями, стрельбе залпами мелкими группами, поротно и полками. Большее внимание обращалось на одиночную подготовку, в особенности на стрельбу в цель. Проводились совместные занятия пехоты, конницы, артиллерии, применялось и устройство инженерных сооружений. Обычно занятия заканчивались манёврами. Они проводились ежегодно. Такая система обучения впервые в военной истории применялась в русской армии.
Пётр I знал, что перед вновь созданной русской армией стоит серьёзный и опасный враг — прекрасно обученная и хорошо вооружённая шведская армия. Для того чтобы Русское государство могло выйти к берегам Балтийского моря, нужно было разбить шведов.
В 1699 году Петру I удалось заключить военный союз против Швеции с Польшей, Данией и Саксонией, которые, так же как и Россия, были заинтересованы в ослаблении Швеции. Однако военные действия союзников вследствие ряда причин начались неодновременно. Это позволило Швеции в начале войны разбить союзников поодиночке. Дания уже в августе 1700 года вынуждена была подписать мирный договор со Швецией и вышла из войны. 19 августа Россия объявила войну Швеции, и в октябре 1700 года Петр I сосредоточил свои войска под Нарвой. Накануне Северной войны Швеция была одной из самых сильных европейских держав. Она играла значительную роль в международных отношениях. Международное положение Швеции было прочно, она являлась союзницей Франции, которая поддерживала Швецию в период всей Северной войны.
Кроме первоклассной по тому времени армии, Швеция имела и сильный военно-морской флот. Шведский король Карл XII был одним из крупнейших полководцев. Естественно, что борьба с таким противником требовала максимальной энергии и большого искусства со стороны Петра I и русской армии.
К началу войны Петру удалось сделать только первые шаги к созданию регулярной армии. Армия, двинутая им на Нарву, не могла ещё вести серьёзных операций, так как в сущности это была ещё старая, допетровская армия. Вследствие этого она потерпела под Нарвой поражение. Однако эта неудача не сломила сил русского народа. Русская армия после поражения под Нарвой быстро оправилась. Петра не привела в уныние одержанная над его армией победа. Напрягая все силы государства, он готовился к продолжению борьбы против шведов.
Между тем Карл XII считал, что он нанёс русской армии смертельную рану, и после Нарвского сражения двинулся к Дерпту, где расположил свои войска на зимних квартирах. Он рассчитывал с наступлением весны нанести сокрушительный удар саксонской армии Августа II, а потом мимоходом окончательно расправиться с Петром. Однако мечтам Карла XII не суждено было осуществиться. Его борьба с Августом II приняла затяжной характер. Шведский король, по выражению Петра, надолго «увяз» в Польше. Этим он дал возможность Петру выиграть время для перестройки армии, укрепления обороны страны и подготовки к генеральному сражению.
В исключительно трудных условиях, на полях битв, при штурмах крепостей молодой русской регулярной армии пришлось накапливать боевой опыт. Но эта тяжёлая обстановка плодотворно влияла на быструю перестройку русской армии, так как все изменения в её организации, боевом устройстве, в применении новых способов борьбы являлись результатом боевого опыта.
Особое внимание обратил Пётр на приведение управления, обучения, снабжения и комплектования армии в стройную систему. Пётр сумел в кратчайший срок создать необходимые условия для вооружения и снабжения армии.
Товарищ Сталин писал об этом: «Когда Петр Великий, имея дело с более развитыми странами на Западе, лихорадочно строил заводы и фабрики для снабжения армии и усиления обороны страны, то это была своеобразная попытка выскочить из рамок отсталости» (1).
Пётр обратил особое внимание на усовершенствование боевой техники, и разработку новых тактических способов её применения. Соединение штыка с ружьём увеличило ударную силу пехоты. Артиллерию разделили на полковую и осадную. Драгунские полки получили артиллерию и были организованы так, что могли действовать и в конном и в пешем строю.
Пётр реорганизовал снабжение армии боевыми припасами и продовольствием. Он учредил систему магазинов (передвижных складов) в тылу и в районах предполагаемых действий. Пётр вникал во все детали военного быта и боевых действий. При его непосредственном участии разрабатывались все планы важнейших операций. В то время как Карл XII находился в Польше, Пётр I овладел районом между реками Нева — Нарова и передовым пунктом — Дерптом для дальнейшего наступления в Прибалтике. Тем самым Пётр решил важнейшую стратегическую задачу — разобщил армии противника. Шведы лишились сухопутной связи между армиями, действующими на Карельском перешейке и в Прибалтике. Все попытки шведов вернуть себе район Нева — Нарова потерпели неудачу.
Овладев Ладожско-Невским районом и выходом в Финский залив, Пётр немедленно приступил к строительству флота. Уже осенью 1703 года был спущен первенец Балтийского флота — 28-пушечный фрегат «Штандарт». Пётр указывал, что армия и флот — это кровные братья, дополняющие друг друга, две руки полководца. В Морском уставе он писал: «Всякий потентат (т. е. государь), который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет». И Пётр сделал всё, чтобы в борьбе с врагами иметь и сильную армию и мощный военно-морской флот.
В итоге длительной борьбы в Польше Карлу XII в 1706 году удалось сломить сопротивление Августа II, Затем Карл XII двинулся в Россию. Там он встретился с новой армией, в которой не узнал полков, потерпевших поражение под Нарвой. Русская армия к этому времени была хорошо обучена и вооружена, накопила необходимый опыт ведения войны. Перед превосходящими силами шведов русская армия умело, с боями отступала и всё, что могло быть использовано шведами, уничтожала.
--------------------------------------
1. И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 9-е. стр. 359.
--------------------------------------
Шведский король решил двинуться на Москву по Смоленской дороге, предполагая, что там русские не захотят опустошать свою страну. Попытки шведов прорвать оборону на смоленском стратегическом направлении успеха не имели. Тогда Карл XII попытался обойти русскую армию с юга (в направлении на Стародуб), чтобы затем двинуться на Москву.

ПОБЕДА У ЛЕСНОЙ

15 сентября 1708 года Карл ХII с главными силами вступил в Северскую область. 19 сентября он перешёл реку Сож у Кричева. На соединение с главными силами Карла XII из Риги двигался корпус генерала Левенгаупта.
Русскому командованию предстояло решить сложную задачу. Надо было организовать прикрытие границ в новом направлении, чтобы преградить шведскому королю путь в центральные районы России, и надо было во что бы то ни стало предупредить возможность соединения главных сил шведской армии с корпусом Левенгаупта.
На военном совете было решено: организовать прикрытие от возможного прорыва оборонительной линии в Северской области, передвинув главные силы на Рославль, Почеп для предотвращения прорыва шведов на Брянск. Во главе этой колонны русских войск стоял Шереметев. В тыл шведской армии для преследования был направлен пятитысячный кавалерийский отряд Боура. Для действий против Левенгаупта был сформирован особый летучий отряд (корволант), во главе которого стал Сам Пётр I.
19—20 сентября 16-тысячный корпус Левенгаупта с огромнейшим транспортом продовольствия и боевых припасов переправился через реку Днепр у города Шклова и продвигался на Пропойск. Чтобы ввести в заблуждение русских, Левенгаупт подослал шпиона в русский отряд, находившийся в местечке Романове. Шпион сообщил, что шведы находятся ещё за Днепром и намерены двинуться на город Оршу. В русском отряде поверили этим сведениям и направились к Орше, но на пути один очевидец переправы шведов у Шклова сообщил русским, что Левенгаупт уже переправился через Днепр и направляется вдоль Днепра на юг к Пропойску.
Получив эти сведения, Пётр срочно двинул свой отряд к району предполагаемой переправы через Сож корпуса Левенгаупта. Для разведки был послан отряд Меншикова. 25 сентября он настиг Левенгаупта и выяснил, что при нём не 8 тысяч войска, как это предполагалось прежде, а почти в два раза больше. Русским командованием тщательно были продуманы все детали предполагаемой операции, хорошо произведена рекогносцировка местности, вызван дополнительный отряд Боура, который своевременно присоединился к Петру, предотвращена возможность переправы транспорта шведов у Пропойска, куда для удержания переправы был послан из Кричева отряд Фастмана.
Как только Левенгаупт узнал о близости русских, он срочно принял меры для спасения своего транспорта с боеприпасами. Под прикрытием трёхтысячного авангарда он направил его к Пропойску, а сам с главными силами занял оборонительную позицию у деревни Долгий Мох, чтобы задержать русских при переправе через речку Реста. Здесь он продержался до вечера 27 сентября, а затем под прикрытием темноты отступил и занял оборонительные позиции у деревни Лесная.
Деревня Лесная находилась на левом берегу болотистой речки Леснянка, на поляне площадью 1 кв. км. С севера и запада поляна замыкалась большим лесом. С северо-запада, в направлении к деревне Лопатичи был перелесок, за ним находилась другая небольшая поляна, за которой тянулся большой трудно проходимый лес с небольшими речками и болотами. Со стороны деревни Лопатичи, от которой должны были двигаться русские войска, к Лесной и Пропойску вели две дороги. Из них восточная проходила через обе поляны, перелесок и через реку Леснянка, западнее через лес тянулась просёлочная дорога. Обе дороги были связаны просёлочными поперечными дорогами. С востока, со стороны Кричева, к деревне Лесная шла дорога, по которой подходил Боур. По правому берегу реки Леснянка находился большой лес, через который шла дорога на Пропойск — путь движения шведов.
Краткое описание местности показывает, что позиция была выбрана Левенгауптом удачно. Однако вследствие отсутствия достаточного количества опорных пунктов эта позиция не могла обеспечить ведение упорного боя, она скорее была выгодна для авангардного боя, который должен был произойти по замыслу Левенгаупта. Он понимал, что лучше дать бой на позиции у деревни Лесная, чем быть внезапно атакованным на марше где-либо в болотистом лесу, в промежутке между Лесной и Пропойском.
Шведы передовым отрядом в шесть батальонов заняли перелесок и за ним организовали оборону. В тылу позиции устроили из повозок транспорта вагенбург (временный укреплённый лагерь), который примыкал флангами к реке Леснянка.
Оборона шведов имела два крупных недостатка: путь отступления на Пропойск был прикрыт только частями, расположенными на левом фланге их боевого порядка, причём вагенбург был устроен восточнее дороги и также не прикрывал путь вероятного отступления. Вследствие этого левый фланг позиции, имевший наиболее важное значение, был слабо укреплён. 28 сентября на рассвете корволант Петра переправился через речку Реста и двинулся за шведами на Лопатичи и Лесную. Вскоре разведка донесла, что шведы расположились на поляне у деревни Лесная, путь к которой шёл по пересечённой местности. Пётр приказал подыскать проводника из местного населения, который мог бы незаметно для шведов подвести русских к лагерю противника.
По указанию проводника, корволант подошёл к деревне Лопатичи, где выяснилось, что к укреплённому лагерю шведов можно подойти по двум дорогам (местность же за деревней Лопатичи не позволяла движения без дорог). Этими дорогами воспользовались русские. Придавая большое значение овладению левым флангом позиции противника, Пётр решил наносить удар своим правым флангом. С этой целью он разделил корволант на две колонны. В состав правой колонны под командованием Петра входили гвардейские полки, один батальон Астраханского полка и три драгунских полка, в левую — два пехотных полка, шесть драгунских и лейб-регймент (гвардейский полк) Меншикова.
Силы колонн были почти равны. Колонны, пройдя 2,5—3 км от деревни Лопатичи, вышли головными частями через перелесок к поляне, начали спешиваться и выстраиваться в боевой порядок для наступления. Однако закончить развёртывание не удалось. Шведы, занимавшие передовым отрядом перелесок перед поляной, внезапно обрушились шестью батальонами на ближайшую левую колонну русских, и завязался авангардный бой. Головная часть левой колонны русских, неся большие потери, упорно сдерживала противника и прикрывала дорогу, запруженную войсками, не успевшими развернуться. Но противник превосходящими силами охватил левую колонну русских. Она оказалась в тяжёлом положении. На помощь ей по приказанию Петра подоспели уже готовые к бою передовые части правой колонны. Семёновекий полк перешёл в атаку на противника. Шведы выдержали атаку семёновцев и продолжали охватывать русских правым флангом. Но вступление в бой Семёновского полка лишило шведов превосходства в силах, и они не смогли завершить охват левого фланга русских. Передовые части левой колонны удержались на месте. Развернувшиеся главные силы русских скрытно приблизились к левому флангу противника, сделали несколько залпов и перешли в атаку.
Внезапный удар свежих русских сил произвёл настолько сильное впечатление на шведов, что они не решились принять атаки и отступили в перелесок. Русские на плечах шведов ворвались в перелесок и заняли опушку обращенную к деревне Лесная. Остатки разбитого отряда шведов, оставив на поле сражения четыре знамени, две пушки, много убитых и раненых, отступили на основную позицию, на которой главные силы шведов под прикрытием конницы приготовились к решительному бою.
Корволант Петра сосредоточился на поляне и построился в боевой порядок в две линии. В первой линии в центре были поставлены восемь батальонов пехоты, а на флангах по два драгунских полка; во второй линии — шесть драгунских полков, размещённых попарно в трёх группах, между ними — батальоны пехоты. Для усиления тонкого линейного расположения флангов были поставлены гренадерские роты от трёх пехотных и двух драгунских полков. В первом часу дня русские полки лавиной двинулись в атаку на противника.
С главных позиций шведов русские были встречены сильным артиллерийским и ружейным огнём. Шведы неоднократно переходили в контратаки. Три часа продолжался бой с переменным успехом, но шведы не в состоянии были остановить русских. В результате пятичасового боя силы шведских войск были надломлены. Они вынуждены были отступить с главной позиции к вагенбургу, потеряв восемь орудий, несколько знамён, много убитыми и ранеными. Но они ещё продолжали держаться у вагенбурга в ожидании возвращения авангарда, прикрывавшего транспорт, направлявшийся к Пропойску.
Тем временем к полю боя подоспел русский отряд Боура. Пётр перегруппировал силы, и снова возобновился ожесточённый рукопашный бой. Русские войска стремительным ударом захватили мост по дороге на Пропойск, но в этот критический для шведов момент прибыл с пропойской дороги их авангард, и шведы контратакой свежих сил возвратили мост. Однако восстановить свои позиции они уже были не в состоянии. В руках русских оставался весь их лагерь. Только наступившая ночь и начавшаяся сильная снежная вьюга прекратили бой. В русском лагере с рассветом предполагали возобновить атаку на шведов. Но шведские генералы решили незаметно для русских уйти к переправе через Сож к Пропойску. Они оставили всю свою артиллерию, огромный обоз с боеприпасами и продовольствием. Во мраке ночи шведы отступили к Пропойску. Но мост через Сож был уже уничтожен конницей Фастмана. Кроме того, по пятам шведского арьергарда следовала русская конница, которая рассеяла хвост отступавшей в беспорядке шведской колонны. Левенгаупт вынужден был бросить вторую часть транспорта, частично уничтожив запасы. Он посадил остатки своей пехоты на лошадей и спустился вниз по течению реки Сож. Только в деревне Глинка 30 сентября ему удалось переправиться на левый берег реки. Остатки разбитого корпуса пошли на соединение со своим королём.
У Лесной шведы были наголову разбиты русскими. Их потери были огромны: 8 000 человек было убито во время сражения и 500 человек при преследовании; взято в плен 45 офицеров и 700 нижних чинов, захвачено 17 орудий, 44 знамени и штандарта; кроме того, русским досталось 7 000 повозок с боеприпасами и продовольствием. Потери русских — 1 000 убитых и около 3 000 раненых.
Эта победа имела исключительно большое значение для дальнейшей борьбы со шведами.
Операция против Левенгаупта была прекрасно разработана и проведена Петром на основе глубокого понимания основных принципов военного искусства, в соответствии с реальной обстановкой. Победа у Лесной сильно подняла дух русских войск. Бой у Лесной показал, что русская армия научилась побеждать шведов.
Левенгаупт привёл к главным силам Карла XII только около 6000—7000 измученных и голодных солдат, которые далеко не могли восполнить потерь, понесённых шведами в первый период кампании. Карл XII не получил громадных продовольственных запасов и боеприпасов, на которые рассчитывал. План ведения «малой войны» (нападение на небольшие отряды противника и уничтожение их) блестяще удался русскому командованию. Это в значительной степени облегчило дальнейшую борьбу со шведской армией и подготовило окончательный разгром шведов под Полтавой.

БОРЬБА РУССКОГО, УКРАИНСКОГО И БЕЛОРУССКОГО НАРОДОВ ПРОТИВ ШВЕДСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ

Все расходы, связанные с ведением войны, тяжёлым бременем ложились на плечи крестьянства. Но русские и дружественные народы России — украинцы и белоруссы — не только выдержали это суровое испытание, но сами выступили против врага как активная сила в войне.
Шведская армия, вторгшаяся в пределы Русского государства, натолкнулась на сопротивление не только русской армии, но и народа. Когда шведы вторглись на территорию России, одной из важнейших задач русских было лишение противника продовольственной базы, и русское правительство приняло ряд мер в этом направлении. Население было заранее оповещено о необходимости «хлеб спрятать в ямы в лесах, также себе и скоту место в лесах и в крепких местах приготовить, дабы с неприятельским приходом... ничего не мог к пропитанию получить». Население призывалось к выступлению на борьбу против шведов, чтобы, «которые к службе годны, оставались с ружьём и с копьями для супротивления неприятелю». Этот призыв встретил живой отклик среди населения.
Французский посланник при шведском короле — де-Безенваль — писал 25 августа 1707 года, что по призыву Петра I местные жители выступили на борьбу против шведов, вооружились косами и лопатами, чтобы защищать проходы, подступы, делать засеки и рыть окопы.
Но население не только скрывало продовольствие и строило укрепления; оно организовало и партизанские отряды. Особенно доставалось от них шведским фуражирским отрядам, которые рыскали по деревням и сёлам в поисках продовольствия.
Как только шведская армия вошла в мазурские леса, она встретила на своём пути упорное сопротивление не только со стороны русской армии, но и со стороны белорусских крестьян. Последние, узнав о приближении шведов, оставляли свои жилища, зарывали в землю или увозили с собой в лес хлеб и другие съестные припасы, а на пути следования шведских колонн устраивали засады и засеки. В мазурских лесах шведы потеряли не только большое количество людей, но и значительную часть артиллерии, захваченной крестьянскими партизанскими отрядами.
Шведский король, как уже отмечалось, решил двинуться на Москву по Смоленской дороге, надеясь, что русские не захотят опустошать центральные районы.
Попытка шведов пойти по Смоленской дороге не увенчалась успехом. Русские всё опустошали на предполагаемом пути шведов. Партизаны оказывали решительное сопротивление и мешали выполнению оперативных планов Карла XII. Он вынужден был изменить направление и итти на Москву через Северскую область, где надеялся получить продовольствие и пополнение.
Направляясь от русской границы на юг, шведский король взял для сопровождения своих колонн нескольких проводников из местных жителей, однако они умышленно вели шведов по болотам и непроходимым лесам, чтобы замедлить движение шведской армии, а иногда даже уводили её в сторону от тех пунктов, куда намечалось движение. Проводники при первой возможности убегали от шведов и доносили русскому командованию о планах шведской армии.
У города Мглин шведы натолкнулись на небольшой русский передовой отряд, прикрывавший подступы к Почепу, где Карл намеревался переправиться через реку Судость. Небольшой гарнизон города совместно с жителями и сбежавшимися сюда северскими крестьянами дал шведам решительный отпор.
Между тем русские войска уничтожили переправы через реку Судость и сами, прикрываясь ею, заняли сильно укреплённые оборонительные позиции. Кроме того, усиленный гарнизон был введён в Стародуб. Об этом передовые части шведов донесли королю. Таким образом, Карлу снова был преграждён путь движения на Москву (через Брянск). Король вынужден был сделать остановку в Костеничах в ожидании прибытия Левенгаупта.
Весть о разгроме корпуса Левенгаупта сильно повлияла на боеспособность «непобедимой» шведской армии. Планы Карла XII о прорыве оборонительной линии русских и о продвижении на Москву потерпели крах. Они были сорваны могучим сопротивлением русской армии и решительной борьбой северских крестьян и горожан против иноземных захватчиков.
После провала второй попытки прорыва шведы надеялись продвинуться на Украину, чтобы оттуда, собравшись с силами, при содействии гетмана Мазепы предпринять поход на Москву. Появление шведов в Северской области ускорило переход Мазепы на сторону Карла XII.
24 октября 1708 года Мазепа с четырёхтысячным отрядом казаков перешёл через реку Сейм, а на следующий день у местечка Оболонье переправился на правый берег реки Десна. Там он объявил казакам, что ведёт их не против шведского короля, а против русской армии. Молча, с ужасом и удивлением выслушали казаки эту речь Мазепы. Многие даже из верхушки казачества не сочувствовали измене, но, предполагая, что у гетмана есть много сторонников, боялись оказать немедленное противодействие его изменническому плану. Они решили временно не выступать против изменника, надеясь воспользоваться первым же удобным случаем, чтобы уйти от него.
Украинский свободолюбивый народ не пошёл за изменником Мазепой: население Украины вместе с русской армией выступило на защиту своей родины от шведских захватчиков. Крестьяне ненавидели захватчиков, они скрывали от них продовольственные запасы и вылавливали агентов короля и Мазепы, уговаривавших их перейти на сторону шведов.
Жители города Новгород-Северский 5 ноября 1708 года, собравшись в церкви, дали «клятвенное обещание» упорно бороться против шведских захватчиков и быть верными русскому правительству. Клятвенные обещания о верности русскому правительству принимались и в ряде других городов и сёл Украины.
Никакими уловками шведскому королю и изменнику Мазепе не удалось противопоставить украинский народ русскому правительству. Наоборот, население само помогало выявлять сторонников Мазепы и устранять их с административных должностей. Украинский народ в решительный момент борьбы со шведами пошёл вместе с братским ему русским народом и встал грудью на защиту своей родины от чужеземных завоевателей.
Шведам пришлось провести целую зиму на Украине в бесплодных стычках с русскими войсками и местным населением. Им никак не удавалось достигнуть успеха в неоднократных попытках прорваться за линию реки Ворскла, чтобы открыть путь на Москву. Предпринятый ими штурм Веприка — небольшого населённого пункта на левом берегу реки Псёл, около Гадяча — стоил им огромных жертв и дал ничтожные результаты.
После штурма Веприка шведы стали осторожнее, так как увидели, что и на Украине против них вела войну не только русская армия, но и украинский народ. О героической борьбе украинского народа свидетельствует ещё и такой факт: чтобы взять небольшой населённый пункт Олешню на правом берегу реки Ворскла, шведы вынуждены были двинуть туда четыре кавалерийских полка, которые и штурмовали Олешню, в то время как оборона в этом селении была организована только местными жителями.
Шведы с исключительной жестокостью относились к русским военнопленным и населению захваченных ими районов. В памяти народа надолго сохранились тяжёлые воспоминания о нечеловеческих мучениях, которым подвергали шведские захватчики местное население.
В «Записках» могилёвского игумена Ореста (первая воловина XIX века) говорится: «в склепы, погреба сажали шведы, мучили голодом, в холодную воду нагих сажали, на балках под потолками завешивали и разными иными мучениями, как разбойники, мучили».
Но никакие угрозы и зверства не могли остановить борьбу населения против ненавистных ему шведских захватчиков. Героическое сопротивление шведам со стороны русской армии и населения сорвало планы Карла XII.
Русские солдаты и офицеры, даже находясь в плену, оказывали мужественное сопротивление противнику, проявляя образцы храбрости и героизма. Известен следующий беспримерный в военной истории факт. На военном неприятельском корабле перевозили из одной тюрьмы в другую русских военнопленных. Этим переездом решил воспользоваться пленный русский генерал А. Ф. Долгоруков, чтобы вернуться на родину. С этой целью он организовал против шведов восстание военнопленных, о котором рассказывается так: «Он объявил о своём намерении товарищам своего несчастья, которые с таким великим человеком согласились отважиться на всё. Исполнение предприятия отложено до следующей субботы, а именно до той минуты, в которую при вечернем служении надлежало запеть: «Дерзайте убо людие божии». Это послужило сигналом. Россияне бросились на шведов, нимало того не ожидавших, обезоружили их и, перевязав, заключили под палубу, кроме одного только шкипера, которому князь, приставив к груди шпагу, сказал: «Если хочешь быть жив, то вези нас к Кронштадту или Ревелю, но берегись изменить». Шкипер повиновался, и привёл фрегат в российскую гавань, куда прибыл он с пушечной стрельбой». Таким образом русские солдаты и офицеры возвратились на родину на военном неприятельском корабле.
Зимовка Карла на Украине не дала ему тех результатов, на которые он рассчитывал. Силы его армии во время этой зимовки не только не увеличились, а наоборот, с каждым днём уменьшались вследствие систематического истребления его солдат не только русской армией, но и местным населением.
С наступлением весны Карл XII поставил себе целью во что бы то ни стало овладеть рубежом реки Ворскла и открыть своей армии путь для движения : через Харьков и Белгород на Москву. Но на этом пути был ряд укреплённых пунктов, одним из которых являлась Полтава.

РАЗГРОМ ШВЕДСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ ПОД ПОЛТАВОЙ

К марту 1709 года шведский король в поисках более удобного места для отдыха армии сосредоточил свои войска в районе Полтавы фронтом на восток, к реке Ворскла, имея в тылу реку Псёл с опорными пунктами: Лютенька, Опошня, Сенжары и Решетиловка. Он предполагал спокойно ожидать здесь подхода войск своих союзников — польского короля Станислава Лещинского, крымских татар и турок, с прибытием которых шведская армия должна была продолжать прерванное наступление на Москву.
К началу весны русская армия расположилась на левом берегу реки Ворскла. Главные силы под начальством Меншикова находились в Богодухове. Значительная часть русской конницы была сосредоточена у реки Ворскла. Западнее, почти в тылу шведской армии, между реками Сула и Псёл находились отряды Шереметева и гетмана Скоропадского. Постоянными набегами они тревожили шведов с тыла и препятствовали Карлу XII поддерживать систематическую связь с Польшей. Все ближайшие к расположению шведов города и сёла были заняты русскими гарнизонами. Шведский историк Адлерфельд, находившийся при армии Карла XII, писал: «Наши войска всегда сильно страдали, когда им приходилось итти на фуражировку, так как русские не пропускали случая, чтобы потревожить их». Карл XII был лишён возможности поддерживать регулярную связь со своим глубоким тылом. Его курьеры не могли прорваться через кольцо русских войск. Один современник Северной войны рассказывает, что «свою многочисленную армию московиты (русские) распределили так, что, наконец, ни один швед не смел удаляться от своих главных сил из-за боязни быть тотчас же пойманным московитами».
Стратегическое окружение и постепенное истребление по частям шведской армии крайне беспокоило Карла XII. Он хотел во что бы то ни стало овладеть рубежом реки Ворскла и открыть себе путь к Харькову и Белгороду и дальше на Москву. На этом пути шведам нужно было овладеть опорными пунктами, прикрывавшими выход к Белгороду. Одним из таких пунктов была Полтава. Занятие Полтавы обеспечивало шведам связь с Запорожьем и Крымом. Некоторое влияние на Карла XII имели и советы Мазепы, говорившего, что в Полтаве имеются большие запасы продовольствия и военного снаряжения.
Таким образом, основная цель Карла XII состояла в том, чтобы, разбив русских под Полтавой, открыть путь на Москву.
Большие надежды шведский король возлагал на помощь Польши и Турции. Однако Станислав Лещинский сам едва держался в Польше и не мог оказать помощи шведам, а вмешательство Турции было исключено твёрдой, но дружественной политикой Петра I.

Оборона Полтавы

В конце апреля 1709 года шведы появились под стенами Полтавы. Часть их войск расположилась в укреплённом лагере, а другая — в окрестных деревнях. В Будище для прикрытия предстоящей осады был оставлен под начальством генерала Росса обсервационный (наблюдательный) отряд в составе двух драгунских и двух пехотных полков. Сосредоточив свой войска под Полтавой, шведы приступили к осадным работам, руководство которыми было возложено на гeнерал-квартирмейстера шведской армии Гилленкрока.
Полтава тогда была сравнительно небольшой крепостью, расположенной на правом высоком берегу реки Ворскла при впадении в неё реки Коломак. В месте своего слияния эти реки образовали множество рукавов, протекающих в широкой низменной долине, покрытой непроходимыми болотами, чрезвычайно затрудняющими сообщение города с восточным берегом реки Ворскла. Крутые возвышенности правого берега отделены от русла реки болотистой местностью шириной примерно в километр. Незадолго до осады Пётр I приказал исправить старые укрепления Полтавы и построить ряд новых. Но эти укрепления не представляли достаточно сильной преграды для первоклассной в то время армии шведского короля. Гарнизон Полтавы состоял из 4 000 солдат и 2 500 вооружённых жителей при 28 орудиях. Во главе гарнизона стоял храбрый и энергичный русский полковник А. С. Келин.
У генералитета шведской армии не было единого мнения о целесообразности осады Полтавы. Многие генералы не верили в возможность взятия Полтавы и отговаривали Карла от этой операции. Гилленкрок высказывал сомнение в успешном исходе предстоящего сражения, учитывая решимость к сопротивлению, проявляемую русскими, а также недостаток артилллерии у шведов. Но Карл приказал начать работы и ускорить осаду Полтавы.
После рекогносцировки местности Гилленкрок составил план осады. Решено было вести атаку с западной стороны города и ограничить осадные работы тремя параллелями, соединив их между собой простыми ходами сообщения. Для производства работ выслали большой наряд, который должен был в первую же ночь добраться до крепостного рва, а потом внезапно начать атаку.
Ещё до начала осадных работ (28 и 29 апреля) шведы сделали попытку штурмом взять Полтаву, но, встретив мужественное сопротивление гарнизона, вынуждены были отступить. На следующий же день с наступлением темноты шведы начали осадные работы. Как только в гарнизоне стало известно об этом, полковник Келин решил немедленно сделать вылазку. Отряд, вышедший из крепости, быстро опрокинул сторожевые пикеты, внезапно напал на шведов и, захватив шанцевый инструмент противника, благополучно вернулся в Полтаву. Высланные шведами подкрепления двинулись вперёд за русским отрядом, и ночью 1 мая у крепостной ограды завязался горячий бой, продолжавшийся до рассвета. В этом бою шведы потеряли около 500 человек и вынуждены были отступить. Русские потеряли 212 человек убитыми и ранеными.
На следующий день шведы снова приступили к осадным работам. Гарнизон Полтавы неоднократно повторял внезапные вылазки, во время которых разрушались осадные сооружения. Но шведы упорно продвигались вперёд, и им удалось дойти до крепостного рва. «Вчерашняго дня, — писал Меншиков государю 5 мая, — получили мы от коменданта Келина письмо, что шанцы (траншеи) под самый ров подведены».
Гилленкрок, руководивший осадными работами, считал свою задачу выполненной и советовал королю попытаться штурмом овладеть крепостью. Но Карл XII, располагавший к этому времени уже точными сведениями о состоянии крепостных валов, решил продолжать инженерную атаку, пройти сапами через ров и заложить мины под крепостной вал.
Полковник Келин, предвидя бомбардировку города, занялся утолщением крепостных валов, и время от времени производил вылазки.
Период с 4 по 14 мая прошёл в тщательной подготовке обеих сторон к генеральному сражению. Весть об осаде Полтавы дошла до главных сил русской армии, и они были передвинуты из Богодухова к реке Ворскла. 2 мая главные силы расположились между Котельвой и Лихачевкой. Сосредоточение русской и шведской армий у Полтавы шло почти одновременно.
5 мая русское командование не имело точных данных о сложившейся обстановке. Меншиков, например, считал, что гарнизон сам справится с обороной крепости. Это свидетельствует о том, что в русском лагере ещё твёрдо не знали о намерении шведов всеми силами штурмовать крепость. Только на следующий день, получив донесение Келина, в котором говорилось, что «неприятель оную крепость уже несколько раз жестоким приступом атаковал и хотя с великим уроном отбит и через вылазки многих людей потерял, однако же, до сего времени, помянутой город в крепкой блокаде держится», Меншиков понял серьёзность положения. Он созвал военный совет, на котором было решено отвлечь внимание противника от крепости нападением на Опошню и Будище. Нападение на шведов предполагалось произвести, переправившись за реку Ворскла, одновременно в трёх направлениях. В ночь с 6 на 7 мая русские отряды успешно переправились на правый берег Ворсклы у Опошни и перешли в наступление на отряд Росса. Наступление русских было быстро обнаружено шведами, и они открыли сильный пушечный и ружейный огонь, однако русским удалось сбить линию прикрытия и захватить одно знамя, две пушки и 180 пленных. Остальная часть войск линии прикрытия разбежалась. Для русских открылся путь к Опошне.
Но Росс поднял по тревоге главные силы своего отряда (два пехотных и два драгунских полка) и двинул их против русских, направлявшихся к Опошне. Убедившись, что силы русских превосходят силы шведов, Росс не решился вступить в бой. После первого же залпа наступающих он зажёг предместье и отступил в Опошненский замок.
Отряд русских под командованием Гольца уже подошёл к замку и приготовился к его штурму. Но Меншиков, руководивший действиями здесь, получил сведения о подходе шведских подкреплений, и решил отступить.
Действительно, сам шведский король с двумя гвардейскими батальонами и четырьмя драгунскими полками двигался на помощь осаждённым. Однако русским удалось благополучно отвести свои части на левый берег реки Ворскла.
Намеченный план — отвлечь шведов от Полтавы — не удался. Шведский король в ночь с 7 на 8 мая ожидал нового нападения русских, а затем решил подтянуть свои войска ближе к Полтаве. Пехота расположилась поблизости к крепости, а конница заняла деревню Жуки.
Русская кавалерия, оставленная Меншиковым на правом берегу реки Ворскла, расположилась севернее деревни Жуки и непрерывно наблюдала за противником. Она уничтожала отдельные шведские отряды, отрывавшиеся от главных сил своей армии. Меншиков сообщал Петру: «мы повседневно чиним здесь неприятелю диверсии».
12—13 мая русская армия спустилась вниз по левому берегу реки Ворскла и сосредоточилась у деревни Крутой Берег, против Полтавы. Главное внимание русского командования было обращено на оказание помощи осаждённому гарнизону. 15 мая Меншикову в результате военной хитрости удалось под прикрытием темноты в сопровождении местных жителей перебросить в крепость отряд Головина численностью свыше 1 000 человек.
Переодетый в шведское обмундирование отряд перешёл через болото и подошёл к окопам шведов, которые приняли смельчаков за своих и пропустили их. Шведы обнаружили свою ошибку лишь тогда, когда уже было поздно: русский отряд штыками проложил себе дорогу к крепостным воротам. Русские перекололи до 200 шведов, сами в этой смелой операции потеряли 33 человека. «Каждый из солдат отряда принёс с собой по мешку с порохом, перенеся его через воду на голове».
Карл XII, узнав об этой операции, сказал: «Я вижу, что мы научили русских воевать».
Русские пытались ещё каким-либо образом оказать помощь осаждённым в Полтаве.

продолжение работы ...