Учебное пособие, написанное академиком Я. К. Гротом, «Русское правописание», изданное в 1894 г.


Книга Г. Роледера «Онанизм», вышедшая из печати в 1927 г. и рассказывающая о лечении пагубной привычки.


Развлекательная и познавательная книга Г. Вагнера и К. Фрейера «Детские игры и развлечения», изданная в 1902 г.


Книга Н. Тяпугина «Народные заблуждения и научная правда об алкоголе», вышедшая из печати в 1926 г.

Первая русская революция и пробуждение Азии


И.М.Рейснер. "Первая русская революция и пробуждение Азии"
Москва, "Знание", 1955 г.
OCR Biografia.Ru

Русская революция 1905 — 1907 годов потрясла весь капиталистический мир и прервала тот относительно мирный период его развития (1872—1904 гг.), когда, по словам В. И. Ленина, «Запад с буржуазными революциями покончил. Восток до них еще не дорос» (1).
Действенность и огромная сила того влияния, которое peволюционные события в России оказали на борьбу колониально-порабощенных народов Азии, определялись глубоким отличием первой русской революции от буржуазных революций прошлого времени. Это была первая народная революция эпохи империализма, она «создала революционный народ, руководимый революционным пролетариатом» (2). Хотя эта революция по своему характеру непосредственно не выходила за рамки буржуазно-демократических требований, гегемония пролетариата наложила решающий отпечаток на весь ход ее развития, на расстановку классовых,сил (выступления крестьянства шли не под руководством буржуазии, а под руководством пролетариата), на самые методы борьбы (всеобщая политическая стачка, вооруженное восстание).
В силу ряда причин народы зарубежного Востока были особенно восприимчивыми к русскому революционному влиянию. В числе этих обстоятельств необходимо отметить наличие общей границы с Россией и давние непосредственные экономические и культурные связи с русским народом, что и раньше оказывало большое влияние на формирование демократических течений в Иране, Китае, Корее и других странах Азии. Но на рубеже XIX и XX веков большое значение приобрел неземледельческий отход азербайджанских и корейских крестьян на заработки в Россию (3). Здесь отходники вовлека-
----------------------------------------------
1. В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 545. Изд. 4-е.
2. В. И. Ленин. Соч., т. 23, стр. 244,
3. Особенно велико было число отходников из Иранского Азербайджана. В 1905 году границу перешли 62 тыс. человек, а в 1911 году — около 200 тыс. См Л. А. Собоцинский. Персия. Статистико-экономический очерк, стр. 289. СПБ., 1913 г.
Революционизирующее значение отхода из Иранского Азербайджана возрастало в силу того, что многие из пришлыоа азербайджанских рабочих оседали в Баку, крупнейшем революционном центре Закавказья. Что же касается корейских отходников, то их было меньше, но все же в начале XX века (1902 г.) в одной Приамурской области насчитывалось 20 тыс. корейцев. Эти данные взяты из неопубликованной рукописи Р. И. Шапшиной «Революция 1905-1907 гг. в России к национально-освободительное движение в Корее», стр. 24.
----------------------------------------------
лись в классовую борьбу российского пролетариата, приобщались к передовым социалистическим идеям, проходили большую революционную школу. Возвращаясь на родину, отходники выступали носителями и проводниками русских освободительных идей и русского революционного опыта.
В России также тайно укрывались политэмигранты, спасавшиеся от преследований на своей родине. Среди них было немало корейских патриотов, не примирившихся с оккупационным режимом японских империалистов, захвативших Корею. Русский очевидец писал про Корейскую слободку во Владивостоке: «Слободка ныне — центр, вокруг которого - группируются корейцы, недовольные настоящим режимом в Корее... и вообще те, которым пребывание на родине грозит опасностью для жизни...» (1). Корейские политэмигранты и отходники в годы пробуждения Азии приняли видное участие в народном восстании против японских оккупантов. Об этом свидетельствует официальная «Записка о подавлении восстания в Корее», составленная японским генерал-губернаторством в Сеуле. «Большое количество корейцев-эмигрантов проживало в России и в Китае, среди них было не мало антияпонских элементов. Эти элементы активизировали свою деятельность на корейской границе, создали там свои организации, вели устнуюи письменную пропаганду, оказывали большое влияние на темные слои населения... Основной целью их было возрождение страны, ее суверенитета». Но как ни велика была роль давних исторических связей народов зарубежного Востока с русским народом, в годы первой русской революции эти связи получили качественно новое содержание и развитие. Тесное содружество революционной России и демократических сил пробуждающейся Азии складывалось в ходе совместной борьбы против их общих врагов. Царское самодержавие не только превратило Россию в тюрьму народов; царская Россия подобно другим империалистическим государствам являлась одной из крупнейших колониальных держав, деля с Англией господство над Ираном, с Японией (после русско-японской войны) над Маньчжурией, превратив Внешнюю Монголию в сферу своего исключительного влияния. Если революционная партия российского пролетариата — большевики — оказала действенную помощь борьбе народов Азии за независимость и демократию, то царизм вместе с Англией предпринял вооруженную интервенцию в Иране,
--------------------------------------------
1 В. В. Граве. Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье, стр. 183. СПБ., 1912 г.
---------------------------------------------
чтобы задушить персидскую революцию. Перед народами Востока в своей непримиримой противоположности возникли две России: в одной они видели своего союзника, связывая свои надежды на освобождение с ее успехами и черпая силы в ее героическом примере, вдохновляясь ее освободительными идеями; с другой стороны, царизм для народов Азии оставался одним из столпов ненавистной колониальной системы, а произвол и гнет, на которые самодержавие обрекало русский народ, они сравнивали с порядками, установленными чужеземными колонизаторами в порабощенных ими странах зарубежного Востока. Этого не могли скрыть сами империалисты. Так, английский автор Чироль, являвшийся в эти бурные годы корреспондентом газеты «Тайме» в Индии, отмечал: «События 1905 года были восприняты в Индии как нечто большее, чем поражение великой европейской державы в войне с азиатской нацией. 1905 год нанес могучий удар царскому самодержавию. Индийские националисты постоянно уподобляли самодержавию англо-индийское правительство с его всесильной бюрократией: английская бюрократия в Индии объявлялась копией царских чиновников, которые управляли Россией и разорили эту страну. Отсюда следовал вывод, что индийцам необходимо применить те же методы, которые русские революционеры успешно пустили в ход против царизма» (1).
Пробуждение Азии приняло различные формы. В колониях, где непосредственно господствовали империалисты, располагавшие собственным, устроенным на современный лад централизованным военно-полицейским аппаратом государственного принуждения, порабощенные народы поднялись на борьбу (революционный подъем в Индии в 1905—1908 годах, в Индонезии в 1908—1913 годах), но еще не оказались в состоянии с первого раза сломить в открытом бою такого могущественного врага.
В начале XX века в некоторых полуколониальных странах произошли буржуазные революции (в Иране в 1905—1911 годах, в Турции в 1908 году, в Китае в 1911 году). В более отсталых из числа полуколониальных стран, где еще не сложились своя национальная буржуазия и пролетариат, в руководстве народной борьбой значительную роль играли феодальные элементы, наложившие отпечаток феодально-монархического национализма на движение в целом. Патриотически настроенные представители корейского дворянства приняли участие в народном восстании 1910—1911 годов против японских оккупантов, но для них завоевание независимости сводилось к реставрации корейской феодальной монархии и восстановлению привилегий дворянства. Во Внешней Монголии под влиянием первой русской революции, а также китайской революции (она, в свою
--------------------------------------------------
1. V. Chirol. India. Лондон, 1926 г., стр. 114.
--------------------------------------------------
очередь, оказала большое воздействие на революционные события в Корее и Индонезии) аратство поднялось против ига маньчжурских богдыханов. Однако руководство национально-освободительным движением оказалось в руках высшего ламаистского духовенства и монгольских князей. Освободившись от гнета Цинов (1) (1911 г.), Внешняя Монголия получила автономию, фактически превратившись в феодально-теократическую монархию под покровительством царской России.
Как видно, революционные движения эпохи пробуждения Азии отличались крайним разнообразием. Наряду с передовыми, сознательно демократическими движениями (например, борьба за республику в Китае), кое-где еще сохраняются «царистские» иллюзии крестьянства и отсталые средневековые формы народных выступлений. Так, например, во Внешней Монголии именно в эти годы широкое распространение получила вера в скорое пришествие спасителя-мессии Хубилгана (перевоплощенца Амурсаны, монгольского князя, принимавшего в XVIII веке участие в борьбе с маньчжурскими завоевателями).
При всех этих существенных различиях, обусловленных уровнем социально-экономического развития в тех или других странах зарубежного Востока и особенностями в расстановке классовых сил, их положением колоний или полуколоний, их историческими традициями освободительной борьбы и т. д., революционные события, почти одновременно охватившие огромный азиатский континент, были явлением общего порядка, обусловленным и общими причинами. Закономерность этого явления в следующих словах раскрыл В. И. Ленин: «Мировой капитализм и русское движение 1905 года окончательно разбудили Азию» (2). Как видно, В. И. Ленин различает здесь два момента: с одной стороны, мировой капитализм, который всей своей грабительской колониальной политикой подготовил почву для революционного взрыва в Азии, и с другой — первую русскую революцию, которая втягивала страны зарубежного Востока в общий поток антиимпериалистической борьбы, способствуя превращению еще недавно погруженной в спячку Азии из колониального тыла и резерва империализма в активную силу его разрушения.
Общей чертой, определившей путь исторического развития колониальных и зависимых стран Востока, как части мировой капиталистической системы, было то обстоятельство, что они совершали переход от феодализма к капитализму в условиях порабощения иностранным империализмом. Их экономика носила колониальный характер, она была подчинена дей-
-----------------------------------------------------
1. Маньчжурская династия, воцарившаяся в Китае после завоевания страны в XVII веке.
2. В. И. Ленин. Соч., т. 19, стр. 66.
-----------------------------------------------------
ствию основного экономического закона современного капитализма. Все они в большей или меньшей степени являлись аграрно-сырьевыми придатками развитых стран Европы, Северной Америки и Азии (Японии), рынком сбыта их товаров, поставщиком колониального сырья и продовольствия для мирового капиталистического рынка, сферой приложения иностранных капиталов, источником максимальных прибылей европейских, американских и японских монополий.
Главной силой, душившей, уродовавшей экономическое и политическое развитие Азии, был именно империализм, сковывающий рост производительных сил в колониях и зависимых странах. В сельском хозяйстве — основной отрасли народного труда в этих аграрных странах — империализм препятствовал перерастанию простого товарного хозяйства в капиталистическое и, разорив основную массу крестьян, не имевших ничего, кроме собственной рабочей силы, всячески тормозил их превращение в пролетариев; в промышленности империалисты стремились не допустить возникновения машинной индустрии. Но, несмотря на все препятствия, развитие капитализма продолжалось, обостряя все противоречия колониальной экономики и подготовляя почву для буржуазных революций в Азии. Сами империалисты, заинтересованные в получении максимальных прибылей на основе экспорта капитала, вовлекали зависимые и колониальные страны в сферу капиталистического производства, создавая в Азии свои собственные промышленные предприятия.
В. И. Ленин указывал: «Одно из самых основных свойств империализма заключается как раз в том, что он ускоряет развитие капитализма в самых отсталых странах и тем самым расширяет и обостряет борьбу против национального угнетения» (1).
Что же касается фабричной национальной промышленности, уже возникшей к этому времени в некоторых странах Азии (Индия, Китай), то империализм, с одной стороны, всячески тормозил сколько-нибудь широкое и свободное развитие такой промышленности, а с другой — ставил в зависимость от себя, держал ее «на привязи» и различными методами заставлял национальную промышленную буржуазию делиться с иностранными монополиями возрастающей долей ее прибылей. Не менее реакционной была и политическая роль колонизаторов. Экономически заинтересованные в увековечении собственного господства и сохранении феодальных, пережитков, они в основном опирались в колониальных и зависимых странах Азии на класс помещиков и на посредническую компрадорскую буржуазию, связанную с внешней торговлей. В колониальных странах империалисты открыто устанавливали свою
--------------------------------------------
1. В. И. Ленин. Соч., т. 23, стр. 66
--------------------------------------------
военно-полицейскую диктатуру, обрекая коренное население на полное политическое бесправие и жестокий национальный гнет. В зависимых странах господство империалистов маскировалось сохранением старых форм азиатского самодержавия, но эти самодержцы (султаны в Османской империи, шахи в Иране, маньчжурские богдыханы в Китае), связанные кабальными долгами и неравноправными договорами, по существу превратились в номинальных правителей, видевших для себя главную опору против собственного народа в помощи и поддержке иностранных держав.
Крупная национальная буржуазия именно в силу своей зависимости от империализма была заинтересована в создании условий для свободного расширения своей предпринимательской деятельности и приобщения к власти. Идеалом крупной буржуазии были реформы сверху, а не революция снизу, и господствующим политическим течением в ее среде был либерализм, стремление мирным путем добиться расширения своих экономических и политических прав, обойдясь без революционной ломки существующих порядков.
В более развитых странах колониального, порабощенного Востока накануне пробуждения Азии, наряду с движением либеральной буржуазии, складывалось и демократическое течение мелко-буржуазного национализма. Мелкобуржуазные националисты представляли более широкие круги многочисленных мелких собственников, владельцев мануфактур, купцов, которые были более тесно связаны с внутренним рынком. Сила этого движения заключалась в том, что оно было ближе народу, чем верхушечные организации либеральной буржуазии. Мелкая буржуазия была способна на более решительную революционную борьбу за независимость и демократические преобразования, чем либералы. Но в силу промежуточного классового положения между трудящимися массами и их эксплуататорами ей были свойственны большие политические колебания между революционным пролетариатом и крестьянством, с одной стороны, и либеральной буржуазией,— с другой.
В условиях полной неорганизованности пролетариата, не сложившегося в то время в «класс для себя», и огромной распыленности и отсталости крестьянства, сознание которого еше сковывала средневековая религиозная идеология, политическим представителем лагеря революционной демократии в ходе буржуазных революций эпохи пробуждения Азии выступали мелкобуржазные националисты. Одним из коренных вопросов этих революций был вопрос о том, сможет ли лагерь революционной демократии (этот лагерь включал мелкую буржуазию, пролетариат и крестьянство) удержать свои позиции против либеральной буржуазии, склонной к сговору с империализмом и силами реакции. Ленин сформулировал это положение в следующих словах, посвященных китайской революции 1911 года: «Китайская свобода завоевана союзом крестьянской демократии и либеральной буржуазии. Сумеют ли крестьяне, не руководимые партией пролетариата, удержать свою демократическую позицию против либералов, которые только ждут удобного момента, чтобы перекинуться направо,— это покажет недалекое будущее» (1).
Рассмотрим конкретные проявления влияния русского движения 1905—1907 годов на буржуазные революции и развитие национально-освободительной борьбы в различных странах колониального Востока в эпоху пробуждения Азии. Основным для буржуазной революции в лоскутной Османской империи был национальный вопрос в двух его аспектах, неразрывно связанных между собой: 1) освобождение всех народов этого многонационального государства, включая и самих турок, от национального гнета и эксплуатации со стороны чужеземных империалистов, господствовавших в этой стране как в своей полуколонии; 2) освобождение нетурецких народов (народов Балканского полуострова, где империя еще сохраняла часть своих владений, а также армян, арабов, курдов и других) от национального гнета со стороны господствующей турецкой народности, точнее — ее эксплуататорской верхушки, проводившей политику насильственного отуречивания, ассимиляции в завоеванных странах.
Воплощением всех форм гнета, и феодального, и национального, было султанское самодержавие, являвшееся слугой империалистических держав и в то же время пытавшееся сохранить господство турецких ассимиляторов над угнетенными народами. То обстоятельство, что экономическая и политическая агентура империализма — компрадорская буржуазия — состояла почти исключительно из греков, армян и других не турецких народов, еще увеличивало остроту национальных противоречий в империи султана. Этому также содействовал религиозный момент: многие угнетенные народы были христианами, а господствующая турецкая народность исповедовала ислам. Однако национальные противоречия, обостряемые происками империалистов и переплетавшиеся с религиозным делением на христиан и мусульман, долго оставались непреодолимым препятствием для совместного выступления народов Османской империи против турецкого султана Абдул-Хамида II (1876—1909 гг.), установившего в стране режим кровавого деспотизма. Центром политической деятельности турецкой буржуазии явился подпольный комитет «Единение и прогресс»,
-------------------------------------------------
1. В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 372.
-------------------------------------------------
участника которого стали называться младотурками. Младотурки представляли глубоко законспирированную организацию заговорщического типа. Она не была связана ни с турецкими народными массами, ни с революционными организациями нетурецких народов (македонскими, армянскими, арабскими).
После русской революции и под ее влиянием усилилось революционное движение в Османской империи. Важнейшим его очагом стала Македония, где широкий размах получила партизанская борьба крестьян-четников. Ряд восстаний поднялся в Малой Азии в 1906—1907 годах. Волнения охватили и турецкую армию, в которой младотурки (среди них было много офицеров) вели подпольную работу. Не раз восставали моряки военного флота.
Именно влияние русской революции сыграло решающую роль в установлении общего фронта борьбы турок и не турок против султанского самодержавия. В 1907 году в Париже на съезде революционных и оппозиционных организаций Османской империи был заключен блок для совместной борьбы против султанского самодержавия между младотурками и армянскими буржуазными националистами. Позже к этому блоку примкнули македонские революционеры и арабские буржуазные националисты. Этот блок был верхушечным и временным соглашением буржуазно-националистических организаций различных народов Османской империи с целью устранения террористического режима. И тем не менее его образование, непосредственно связанное с влиянием русской революции, подняло борьбу в империи султана на более высокую ступень. Решающее значение в успехе турецкой буржуазной революции сыграло восстание 1908 года в Македонии на основе совместных действий взбунтовавшихся турецких воинских частей и партизанских отрядов местных четников. За этим восстанием последовал массовый переход султанской армии на сторону революции. Турецкая буржуазная революция была верхушечной, половинчатой. Она не всколыхнула народные массы, не разбудила их революционной самостоятельности. Наоборот, захватив власть и восстановив конституцию, младотурки объявили революцию законченной и приняли меры к обузданию народа, направив в первую очередь свои усилия на подавление национально-освободительного движения нетурецких народов. Контрреволюционная политика ставших у власти младотурок выражалась в удушении освободительной борьбы в Македонии, Турецкой Армении, арабских странах, в сговоре с империалистами (младотурки пошли на поводу у германских империалистов), в расправе над начавшимся забастовочным движением пролетариата. Но при всей своей половинчатости и верхушечности турецкая буржуазная революция имела исторически прогрессивное значение. Как отмечал В. И. Ленин, она дала толчок развитию «стремлений к автономии и действительной демократии во всех балканских народах...» (1), а в меньшей мере, но все же ощутительно, сказалась на подъеме национально-освободительного движения среди арабов. Наконец, эта революция явилась началом политического пробуждения самого турецкого народа.
Удар нанесенный турецкой буржуазной революцией по султанскому самодержавию, был ударом по колониальному порабощению Турции. Именно поэтому младотурецкая революция «сразу встретила перед собой контрреволюционную коалицию держав » (2). Разрыв младотурками блока с революционными организациями нетурецких народов, проведение ими разнузданной великодержавной шовинистической политики с целью не только сохранить существование прогнившей до основания лоскутной Османской империи, но и расширить ее пределы путем новых завоеваний имели роковые последствия для судеб турецкой революции.
* * *
Иран был такой же полуколониальной страной, как и Турция, в некоторых отношениях даже более отсталой, чем Османская империя. В Иране вообще не было железных дорог. Страна сохраняла экономическую разобщенность и феодальную раздробленность, что выражалось в существовании многочисленных ханств, фактически независимых от шахской власти. Около трети населения страны оставалось кочевниками и полукочевниками. И тем не менее характерной чертой иранской революции 1905—1911 годов является значительное развитие революционной самодеятельности и активности народных масс. В иранской революции несравненно более отчетливо, чем в турецкой, выступают классовые противоречия. С конца 1907 года, после принятия иранской конституции и дополнения к ней, удовлетворивших основные требования либеральной буржуазии и блокировавшихся с ней высшего духовенства и части помещиков, либеральная буржуазия и ее союзники постепенно отходят от революции.
На первый план выступает демократический лагерь (рабочие, крестьяне, мелкая буржуазия). Преимущественно мирные формы движения первых лет революции уступают место вооруженной борьбе. Героическая оборона Тавриза, который около двух лет (июнь 1907 г.— апрель 1909 г.) стойко сопротивлялся соединенным силам шахских войск и ополчений местных феодалов, вписала яркие страницы в историю иранской революции. Хотя Тавриз был в 1909 году занят царскими войсками, новый важный очаг борьбы образовался в Реште (Гилян), от-
-------------------------------------
1. В. И. Ленин. Соч., т. 15, стр. 199.
2. Там же, стр. 198.
-------------------------------------
куда вооруженные отряды революционеров двинулись на Тегеран и, заняв столицу, вынудили шаха Мухаммеда Али к отречению от престола.
В эти годы широко развертывается крестьянское движение. Начавшись на севере страны (Иранский Азербайджан, Гилян), оно постепенно распространяется на весь Иран. Рабочие Ирана, выступавшие в первых рядах борцов против шахского самодержавия и иностранных интервентов, создают свои первые профессиональные союзы и социал-демократические группы «Эджтимаюне-Амиюн». Основной вооруженной силой революции становятся добровольческие отряды фидаев (буквально — жертвующий собой за правое дело). Фидаи играли решающую роль в обороне Тавриза, в походе на Тегеран и в отпоре попытке бывшего шаха вновь занять престол. Разоружение фидайских отрядов в Тегеране, проведенное иранским конституционным правительством, располагавшим большинством в меджлисе второго созыва, было ярким выражением отхода либеральной буржуазии от революции.
Значительное политическое влияние, особенно в Иранском Азербайджане, приобрела нелегальная революционная мелкобуржуазная партия муджахидов, хотя ей были присущи черты сектантства и деятельность ее порой носила заговорщический характер. В то же время ряд требований программы муджахидов выражал влияние русского социал-демократического движения. Революционная активность масс также нашла свое выражение в создании так называемых энджуменов. Они первоначально возникли как выборные органы контроля за правильностью выборов в меджлис, а также ведали делами местного самоуправления, что было узаконено иранской конституцией 1906 года. В ходе дальнейшего развития революции энджумены стали в самочинном порядке устанавливать свой контроль как над центральным правительством, так и над деятельностью губернаторов и чиновников на местах (1).
В ряде случаев народные массы выдвигали собственных вождей. В числе их на первом месте стоят выдающиеся революционеры-демократы Саттар-хан и Багир-хан, выходцы из трудовых низов. И Саттар-хан, и Багир-хан были руководителями героической обороны Тавриза, и их революционная деятельность протекала главным образом в Иранском Азербайджане.
Как видно, буржуазно-демократические элементы в иранской революции 1905—1911 годов с наибольшей силой проявили себя на севере и северо-западе страны — в Иранском Азербайджане и отчасти в Гиляне. Из трех главных территориальных очагов революции — Тегерана, Тавриза и Решта — на севере располагались два. Здесь и крестьянское движение по-
-----------------------------------------
1. См. М.С. Иванов. Очерк истории Ирана, стр. 211. Госполитиздат, 1952 г.
-----------------------------------------
лучило наибольший размах. Именно в Тавризе и Решге энджумены превратились в органы революционной власти, и вооруженная борьба против шахского самодержавия отличалась огромным упорством и решительностью. На севере Ирана (в Тавризе, отчасти в Реште) революционно-демократическая мелкая буржуазия сумела на время оттеснить либеральные элементы от руководства революционным движением, в то время как в остальном Иране либеральная буржуазия, блокируясь с частью помещиков, сохранила это руководство в своих руках. Именно депутаты от Иранского Азербайджана составляли революционное ядро в меджлисе.
Три обстоятельства определили передовую роль Иранского Азербайджана в Иранской революции 1905—1911 годов. То, что эта область по уровню своего социально-экономического развития занимала первое место в стране. Именно здесь капиталистические отношения были развиты относительно больше и огромное значение приобрел неземледельческий отход в Россию. То, что азербайджанцы не только подвергались колониальной эксплуатации империализма и феодальному гнету (так было во всем Иране), но являлись в национальном отношении неравноправными. Поэтому борьба азербайджанцев Ирана за свое национальное самоопределение, сочетаясь с демократическим движением против иностранного империализма и самодержавия, была дополнительным источником силы революционного взрыва в Иранском Азербайджане. То, что эта область непосредственно граничила с Россией, имела давние и тесные связи (экономические и культурные) с Россией, находилась в ближайшем соседстве с таким революционным центром, каким в событиях 1905—1907 годов являлся Баку, обеспечило исключительно сильное влияние русской революции на борьбу в Иранском Азербайджане.
На последнем обстоятельстве необходимо остановиться подробнее (2). Закавказская революционная печать широко освещала события в Иране, и эти статьи оказывали определенное идейное влияние на персидских революционеров.
Тесную связь с иранскими революционерами держала созданная большевиками бакинская организация «Гуммет». В Закавказье была организована «Группа содействия тавризской революции». В Баку, Батуми, Тбилиси происходил сбор средств, отправка оружия, подготовлялись люди для переброски в Тавриз. В батумской подпольной типографии большевиков печатались прокламации. Несколько сот закавказских революционеров нелегально перешли границу и влились в ряды борцов за независимость и свободу Ирана. В Тавризе закавказ-
----------------------------------------------
1. см. М. С. Иванов. Очерк истории Ирана, стр. 246.
2. См. также сталью Е. Бор-Раменского «К вопросу о роли большевиков Закавказья в иранской революции 1905—1911 годов». «Историк-марксист» № 11 за 1940 год.
-----------------------------------------------
ские революционеры развили широкую пропагандистскую деятельность, вели военное обучение фидаев, наладили мастерскую, изготовлявшую бомбы и ручные гранаты, открыли больницу. Они принимали активное участие в боях с силами контрреволюции. Как известно, начальником артиллерии у Саттар-хана был русский матрос, участник восстания на броненосце «Потемкин». Около 20 закавказских революционеров отдали жизнь на баррикадах Тавриза.
Но именно в силу тесной связи и сотрудничества, сложившихся между демократическими силами России и Ирана, поражение русской революции резко ухудшало положение народов Ирана, боровшихся за свою свободу и независимость. В результате англо-русского соглашения 1907 года (заключенного непосредственно после третьеиюньского контрреволюционного переворота в России) образовался единый фронт этих империалистических держав против иранской революции, а затем последовала их вооруженная интервенция в Иране. Другой причиной поражения иранской буржуазной революции 1905—1911 годов было то обстоятельство, что она не была поддержана крестьянской войной. Хотя крестьянское движение охватило почти всю страну, оно в целом не вышло за рамки частичных требований (неплатеж налогов и ренты, отказ выполнять повинности на помещика и т. д.) и не переросло в открытую борьбу за землю. Слабость развития капитализма сказалась и на положении иранского пролетариата: он политически еще не отделял себя от мелкой буржуазии, не мог выступить в качестве самостоятельной силы, способной руководить крестьянством.
На рубеже XIX и XX веков завершилось превращение Китая в полуколонию, и его экономика была подчинена действию основного экономического закона современного капитализма.
Цинская монархия была вдвойне ненавистна китайскому народу. С цинской династией связывалась память о завоевании Китая маньчжурами и о невыносимом гнете, который великий народ долгие годы терпел под их игом. В то же время Цины стали важнейшей опорой господства иностранцев-империалистов в Китае, их помощниками и пособниками в деле колониального закабаления страны. Являясь носителем феодального и колониального гнета, самодержавие маньчжурских богдыханов было главным препятствием на пути свободного развития Китая. Против монархии Цинов и направила свой основной удар революция 1911 года.
В условиях, когда китайский пролетариат еще не сложился в самостоятельную политическую силу, выразителем интересов всего демократического лагеря выступали мелкобуржуазные демократы. Признанным вождем китайской демократии быт Сунь Ят-сен, а основанная им в 1905 году политическая партия Тунмэнхой («Союзная лига») сыграла крупную роль в подготовке революции 1911 года.
Основными требованиями китайской демократии, сформулированными Сунь Ят-сеном в 1907 году, были уничтожение маньчжурской монархии, республика и уравнение прав на землю.
В. И. Ленин писал об этой платформе китайской демократии: «Перед нами действительно великая идеология действительно великого народа, который умеет не только оплакивать свое вековое рабство, не только мечтать о свободе и равенстве, но и бороться с вековыми угнетателями Китая» (1). Три народных принципа Сунь Ят-сена, и в особенности последний из них - «народное благоденствие», где речь шла о земельном поравнении, были близки народничеству. Китайским революционным демократам ошибочно представлялось, что, уничтожив один вид эксплуатации — феодальный, они тем самым положат конец всякой эксплуатации, и Китай минует капиталистическую стадию развития.
Основной чертой революционного подъема 1906-1910 годов в Китае был рост «нового духа» и "европейских веяний", что, по мнению В. И. Ленина, делало неизбежным «переход старых китайских бунтов в сознательное демократическое движение» (2).
В этих «новых веяниях» и проявилось действенное влияние русской революции 1905—1907 годов на пробуждение Китая (3). Тунмэнхой, хотя и являлся в Китае нелегальной организацией, но значительно вырос численно (к 1906 году было до 10 тыс. членов), окреп организационно и активизировал свою деятельность. К Тунмэнхою присоединились мелкобуржуазные организации, во множестве возникшие в эти годы в Китае. Требование земельного поравнения привлекало под знамя Тунмэнхоя крестьянство. Члены этой организации вели успешную агитацию среди войск новых формирований, где немало офи-
------------------------------------------------------
1. В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 144.
2. В. И. Ленин. Соч., т. 15, стр. 162.
3. Совместная борьба русских и китайских демократических сил в Маньчжурии, несомненно, сыграла свою роль в подготовке китайской революции 1910—1911 годов. Интересные данные об этом привел член-корреспондент АН СССР А. А. Губер в своем докладе «Великая дружба народов Китая и СССР»: «Так, в полосе отчуждения КВЖД русские большевики в 1906—1908 гг. развернули значительную революционную деятельность, охватывая своей работой также китайских рабочих, городское население Харбина н других городов. Результатом явились массовые стачки русских к китайских рабочих в 1907 и 1908 гг., борьба за муниципальные права и первые муниципальные выборы, давшие победу так называемой рабочей группе. Совместная борьба способствовала созданию кадров китайских рабочих-революционеров». (См. «Вопросы истории» № 11 за 1954 год, стр. 164).
---------------------------------------------------
церов являлись сторонниками революции. Серьезным успехом Сунь Ят-сена было то, что он сумел привлечь на сторону Тунмэнхоя старинные тайные общества и братства, что дало китайским демократам возможность установить более широкие связи с крестьянскими массами и городскими низами. «Под влиянием Тунмэнхоя тайные общества сменили главный лозунг свержения маньчжурской династии и восстановления династии Мин требованиями, выраженными в трех принципах Сунь Ят-сена» (1).
В период 1906—1910 годов Тунмэнхой подготовил и провел десять восстаний против маньчжурской монархии на побережье Гуандуна, а также в южных районах Китая. Это уже не были выступления изолированных групп заговорщиков; в них наряду с членами Тунмэнхоя участвовали рабочие, крестьяне, члены тайных братств и обществ, солдаты и офицеры войск новых формирований. Хотя все эти восстания, кончая Кантонским восстанием в апреле 1911 года, потерпели неудачу, они подрывали устои маньчжурской монархии, вооружали массы опытом борьбы и приближали революционный взрыв. В движение включилась и либеральная буржуазия, организовавшая петиционную кампанию за конституцию. В Китае назревала революционная ситуация. Если, низы не хотели жить по-старому, то верхи не могли уже управлять по-старому. Монархическое правительство провело некоторые реформы в военном деле, в области народного образования, в 1909 году создало совещательные комитеты в провинциях, сулило введение конституции. Эти маневры были рассчитаны на то, чтобы выиграть время и расширить социальную опору монархии. Но даже либеральная буржуазия не удовлетворялась этими ничтожными уступками, и совещательные комитеты стали центрами, ее оппозиции правительству.
Восстание, поднятое Тунмэнхоем в Учане 10 октября 1911 года, считается официальной датой начала китайской революции. Троеградье — Учан, Ханькоу и Ханьян — было одним из крупных промышленных центров Китая. Победа революционеров в троеградье получила широкий отклик в стране. В течение октября—ноября 1911 года последовали восстания в Хунани, Цзюцзяне, Наньчане, Шанхае, Ханчжоу, Кантоне и в других местах страны. Там, где сильнее были организации Тунмэнхоя, где больше проявилась революционная самодеятельность рабочих, крестьян, городских низов, власть маньчжурской монархии свергалась в результате вооруженной борьбы. Но в других областях и городах переворот носил бескровный характер. Маньчжурские наместники, напуганные успехами революции, сами передавали власть в руки либе-
----------------------------------------------
1. Л. В. Симановская. Синьхайская революция, рукопись, стр. 9.
----------------------------------------------
ральной буржуазии в лице провинциальных совещательных комитетов. Примкнувшая к революции и перекрасившаяся в республиканские цвета, либеральная буржуазия южных и центральных областей Китая стремилась присвоить плоды победы ограничить активность народных масс и закончить дело компромиссом. Ставши легальной партией, Тунмэнхой пополнялся не только за счет трудящихся, но в его ряды проникали представители либеральной буржуазии и многочисленные попутчики революции. Разделив власть с либеральной буржуазией, Тунмэнхой под ее влиянием не решился приступить к проведению в жизнь своего программного требования о земельном поравнении, и это создало трещину в союзе мелкобуржуазных демократов с крестьянством.
Северный Китай оставался под властью маньчжурской монархии. Перед лицом успехов революции монархия пошла на ряд дальнейших уступок либеральной буржуазии и предоставила Юань Ши-каю — «кумиру либералов» — крупный государственный пост, а вскоре назначила его премьер-министром. Война, начавшаяся между республиканским Югом и монархическим Севером, продолжалась с переменным успехом.
Революционная война вызвала огромное воодушевление народа. Продолжение гражданской войны до полного разгрома лагеря реакции создавало возможность еще больше поднять революционную самодеятельность масс, пробудить могучие силы народа, повысить его сплоченность и организованность. Опасаясь этого, монархическая либеральная буржуазия Севера во главе с Юань Ши-каем и либеральная буржуазия Юга, принявшая республиканскую платформу, одинаково стремились прекратить гражданскую войну и путем переговоров добиться компромисса. Еще более были заинтересованы в этом империалистические державы, боявшиеся, что революция поколеблет их господство в Китае.
Империалистические державы прибегли к грубому давлению на республиканские власти Юга, подкрепляя свои дипломатические демарши угрожающей концентрацией военно-морских сил у побережья Китая, усилением иностранных гарнизонов в сеттльментах портовых городов. Это давление не осталось безрезультатным. В декабре 1911 года открылись переговоры между Севером и Югом о прекращении военных действий. Гражданская война больше не возобновилась. Отказ Тунмэнхоя от продолжения гражданской войны до полного разгрома контрреволюции углубил трещину в союзе мелкобуржуазных демократов с крестьянством.
29 декабря 1911 года на съезде представителей провинций, созванном властями революционного Юга, временным президентом Китайской республики был избран популярный вождь революции Сунь Ят-сен, вскоре вернувшийся на родину после многих лет изгнания. В ответ на это империалисты усилили свои военные приготовления, попрежнему угрожая интервенцией. Юань Ши-кай отозвал из Нанкина мирную делегацию и стал демонстративно готовиться к возобновлению войны. Что же касается Сунь Ят-сена, то этот «полный благородства и героизма» (Ленин) революционер-демократ оказался в значительной мере изолированным. Для либеральной буржуазии Юга, а тем более для либералов Севера, он был слишком «левым». Он не мог рассчитывать и на поддержку собственной партии. Тунмэнхой к этому времени потерял свой боевой дух, зашел слишком далеко по пути сотрудничества с либералами и подчинения их влиянию, чтобы пойти на разрыв с ними. Кроме того, над Китаем нависла грозная опасность империалистической вооруженной интервенции.
Считая основной задачей революции установление республики, Сунь Ят-сен выразил готовность передать президентство Юань Ши-каю при условии отречения цинской династии (1). 12 февраля 1912 года последовало отречение Цинов от престола. Рухнула цинская империя, орудие колониального порабощения Китая империализмом и оплот феодальной реакции. Китай стал республикой. Китайская свобода была завоевана союзом крестьянской демократии и либеральной буржуазии, но крестьяне, не руководимые пролетариатом из-за его слабости, не смогли удержать свои демократические позиции против либералов. Власть перешла к Юань Ши-каю, вскоре открыто переметнувшемуся в лагерь реакции. Важнейшим уроком событий 1911 — 1912 годов в Китае было то, что эти события показали народу истинное лицо либеральной буржуазии, открыто перешедшей в лагерь реакции, и обнаружили неспособность мелкобуржуазных демократов к сколько-нибудь прочному союзу с крестьянством на основе действительно революционной и решительной борьбы за претворение в жизнь трех народных принципов Сунь Ят-сена. Начав революцию с союза с крестьянством, Тунмэнхой в дальнейшем оторвался от него и поэтому сам оказался в фарватере либеральной буржуазии. Таким образом, китайская буржуазно-демократическая революция была сорвана прежде, чем она по-настоящему развернулась. Но она явидась важной вехой в развитии национально-освободительного движения великого китайского народа, закалив и подготовив его к дальнейшим боям против империализма и феодализма. В то же время первая китайская революция оказала большое влияние на развитие национально-освободительного движения в Корее, Монголии и странах южных морей.
-----------------------------------------------
1.Впоследствии Сунь Ят-сен осудил этот свой шаг как ошибочный.
------------------------------------------------
В отличие от Китая, Ирана, Османской империи и других полуколониальных стран, Индия была колонией, где непосредственно и безраздельно господствовал британский империализм. В Индии силам национально-освободительного и демократического движения открыто противостояла диктатура чужеземных оккупантов, их централизованный военно-бюрократический аппарат. Оккупационный режим и полное политическое бесправие коренного населения усугубляли национальный гнет. В то же время колониальное порабощение Индии и политическая власть, диктаторски сосредоточенная в руках колонизаторов, дала английским монополиям возможность более всесторонне и глубоко подчинить себе экономику страны. Крупнейшими капиталистическими городами Индии были Калькутта и Бомбей. В Бомбее сосредоточивалось более 100 тыс. фабричных рабочих, главным образом текстильщиков, которые еще в конце XIX века начали экономическую борьбу с предпринимателями.
Пока еще в значительной мере разобщенным между собой силам национально-освободительного движения (либеральная буржуазия, мелкобуржуазные националисты, рабочие и крестьяне) противостоял лагерь реакции (князья, помещики, компрадорская буржуазия) во главе с англичанами.
Наступление английских монополий на Индию также выражалось в быстром росте экспорта капитала. В период 1893—1907 годов английские вложения в железные дороги и оросительные сооружения увеличились на 56%, капиталы частных компаний — на 23%, валютных банков — на 95%, К 1910 году общая сумма английских инвестиций в Индии достигла 365 млн. фунтов стерлингов. В эти годы резко увеличилась и выкачка из Индии продовольствия и промышленного сырья.
Под непосредственным влиянием русской революции 1905—1907 годов в Индии начался подъем национально-освободительного движения, принявший наиболее широкий, массовый характер в Бенгале и Бомбее.
Новое качество национально-освободительного движения заключалось в его массовости, в его сознательно-демократическом характере и, наконец, в том, что оно протекало на основе общего выступления против империализма либеральной буржуазии (к ней примыкала часть помещиков), мелкой буржуазии, рабочего класса и крестьянства. Объединение сил антиимпериалистического лагеря, достигнутое на первом этапе революционного подъема в Индии, само по себе было громадным шагом вперед по сравнению с прошлым и в то же самое время способствовало размежеванию общественных классов в ходе национально-освободительной борьбы, выявлению острых классовых противоречий как при определении целей борьбы, так и в выборе методов их осуществления. Общей платформой национально-освободительного движения стали требования воссоединения Бенгала, сварадж (буквально — «свое управление») и свадеши (буквально — «свое производство»), т. е. политическая и экономическая самостоятельность Индии.
В то же время содержание требований свараджа и свадеши не было одинаковым для различных общественных классов, принимавших участие в национально-освободительном движении. Либеральная буржуазия понимала сварадж, как весьма ограниченное самоуправление в рамках британской империи, а свадеши, как меры таможенного протекционизма в интересах крупной местной промышленности. Обосновывая требование свараджа на калькуттской сессии Всеиндийского Национального конгресса (1) в 1906 году, один из авторитетнейших вождей индийских либералов, Дадабхай Наороджи, в своей речи заявил: «Если русские крестьяне не только подготовлены к самоуправлению, но сумели вырвать его из рук величайшего самодержавного царя на земле, если Китай на востоке Азии, а Персия на западе Азии просыпаются, если Япония уже проснулась, если Россия героически борется за свое освобождение,— как же можем мы,— мы, якобы свободные граждане Индобританской империи, оставаться бесправными подданными деспотизма?» (2). В то же время Дадабхай Наороджи снабдил внесенную им и принятую конгрессом резолюцию о сварадже характерной оговоркой: «Никто не думает, я полагаю, что вся нынешняя государственная машина может быть неожиданно сломана, и те права, которые я определил как сварадж, могут быть сразу введены». Таким образом, хотя индийские либералы под влиянием русской революции и подъема национально-освободительной борьбы в самой Индии выступали за поддержку требования свараджа, они понимала его лишь как ограниченное и постепенно вводимое самоуправление при сохранении колониального господства империализма.
Лучшие из мелкобуржуазных националистов (они составляли меньшинство среди «крайних») отождествляли сварадж и свадеши с завоеванием политической и экономической независимости Индии. Широкие массы рабочих и крестьян еще не были в состояний отчетливо формулировать собственные требования, но именно их участие в национально-освободительном
------------------------------------------------
1. Национальный конгресс {основан в 1885 г.) — политическая организация, вокруг которой группировалась либеральная буржуазия и примыкавшая к ней часть индийских помещиков. В конгресс, составляя его левое крыло, входили и мелкобуржуазные националисты во глазе с Тилаком. В противовес либералам, называвшим себя «умеренными», мелко-буржуазные националисты именовались «крайними» и в Национальном конгрессе составляли меньшинство.
2. Из президентской речи Дадабхая Наороджи на съезде Национального конгресса. Indian National Congress. Мадрас, 1918 г., стр. 840.
------------------------------------------------
движении придало ему широкий массовый размах и революционный характер. Что же касается средств к достижению свараджа и свадеши, то либералы попрежнему оставались законопослушными, и ограничились протестами, резолюциями и петициями. На участие в кампании, бойкота английских товаров либералы пошли лишь под давлением масс.
Как по вопросу о понимании сущности свараджа (независимость или самоуправление в рамках Британской империи) в рядах «крайних» также не было единства и при определении методов борьбы. Более последовательные и решительные из числа мелкобуржуазных националистов, ушедшие в подполье под ударами английских репрессий, видели в вооруженном восстании главное средство свержения колониального режима и достижения независимости. Но в их представлении восстание должно было стать результатом действий сравнительно немногочисленной группы тщательно законспирированных заговорщиков. И именно потому из подготовки вооруженного восстания подпольными организациями мелкобуржуазных националистов ни в Бенгале, ни в других частях Индии ничего не получилось. Более того, мало связанные с массовым движением, эти подпольные организации были разгромлены английской охранкой, а их уцелевшие группы чаще стали прибегать к индивидуальному террору. Вождь «крайних» Тилак, оставшийся на легальном положении, признавал насильственные формы антиимпериалистической борьбы, но полагал, что условия для вооруженного восстания еще не созрели. Несмотря на преувеличенное значение, которое Тилак придавал иногда бойкоту английских товаров и другим мирным формам национально-освободительного движения, его многочисленные высказывания о том, что независимость Индии может быть завоевана только в насильственной борьбе, имели огромное революционизирующее значение.
Как говорится в составленной английской охранкой истории национально-освободительного движения в Индии (1), издававшаяся Тилаком на маратхском языке, газета «Кейсари» («Лев») «неустанно пропагандировала, что методы управления правительства Индии становятся все более похожими на произвол русского царя, а потому индийцы должны следовать примеру русских революционеров, их методам борьбы». Мелкобуржуазные националисты в Бенгале и Мадрасе подпольно издали несколько брошюр, популяризировавших освободительные идеи русской революции 1905—1907 годов и методы борьбы русских революционеров, причем особенное внимание обращалось на необходимость подготовки кадров профессиональных революционеров. Как указывается в отчете, одна из этих брошюр «представляла составленную для индийского читателя
------------------------------------------------
1. Sedition Committee Riportt Калькутта, 1918 г., стр. 44.
------------------------------------------------
историю революционного движения в России за последнее полстолетие».
Об огромном влиянии русской революции на национально-освободительное движение Индии говорит следующее высказывание самого Тилака, которое впоследствии инкриминировалось ему колониальными властями на процессе 1908 года: «Белые бюрократы,— заявил он,— опьяненные своей деспотической властью, вынудили бенгальцев прибегнуть к крайним средствам. Произвол безответственной и ничем не ограниченной бюрократии заставил индийских подданных Британской империи подражать методам борьбы русского народа и переступить границы установленных законов» (1).
Что же касается большинства «крайних», то они не разделяли взглядов Тилака, подобно либералам стояли за применение только мирных и легальных средств борьбы. Их различие с либералами заключалось только в том, что если последние нехотя санкционировали массовую кампанию бойкота английских товаров и готовились при первой возможности прекратить ее, то первые, наоборот, высказывались за расширение этой кампании, включая неплатеж налогов, бойкот английских учебных заведений и правительственных учреждений. Именно вопрос о прекращении бойкота (предложение «умеренных») или его расширение (требование «крайних») и стал непосредственным поводом для раскола либеральной буржуазии и мелкобуржуазных националистов на съезде Национального конгресса в Сурате (1907 г.).
Изгнание «крайних» во главе с Тилаком из Национального конгресса было открытым выражением поворота либеральной буржуазии к сговору с империализмом. Этот поворот был обусловлен ростом массового крестьянского революционного движения в Бенгале, Мадрасе, Пенджабе в 1907 году и началом забастовочной борьбы индийского пролетариата. В 1907 году произошла политическая забастовка железнодорожников Пенджаба, отказавшиеся перевозить английские войска, направленные на подавление крестьянского восстания в этой провинции. В том же 1907 году бастовали рабочие Восточно-Бенгальской железной дороги, рабочие железнодорожных мастерских и печатники Калькутты. Летом 1907 года в Индии разразилась большая забастовка почтово-телеграфных служащих.
В ходе революционного подъема движение народных масс все более приобретало боевой, наступательный характер, выходя из рамок мирной кампании, санкционированной Национальным конгрессом. Колониальные власти обрушили на индийских патриотов неслыханные репрессии. Демонстрации
----------------------------------------------
1. Цитируется по сборнику «Der Freiheitskampf der Indischen Nationаlisten 1906—1917». Берлин, 1918 г., стр. 83.
--------------------------------------------
расстреливались, жестоким преследованиям подвергалась национальная печать, школьники за пение патриотических песен и женщины, вышивавшие лозунга свараджа и свадеши на своих сари, заключались в тюрьму, политзаключенных подвергали порке, участники национально-освободительного движения без суда и следствия высылались в административном порядке, во многих районах Индии было введено военное положение. Вместе с тем колониальные власти стремились разжечь индо-мусульманскую рознь, чтобы внести раскол в национально-освободительное движение. С этой целью по инициативе английских империалистов в 1906 году была создана религиозно-шовинистическая организация «Всеиндийская мусульманская лига» во главе с мракобесом Ага-ханом и не менее реакционный «Великий союз индусов» (Хинду Махасабха).
После раскола Национального конгресса в 1907 году вице-королю Минто удалось добиться перехода «умеренных» к сотрудничеству с колониальными властями. Основной задачей колониальных властей стал разгром «крайних». Они были опасны колониальному режиму потому, что мелкобуржуазные националисты при всех их колебанияк в ту пору выступали в Индии в качестве единственных политических представителей всего лагеря революционной демократии. Вскоре после раскола Национального конгресса Тилак был арестован. В июле 1908 года он предстал перед верховным судом в Бомбее. На суде Тилак держался гордо и мужественно, отстаивая право народов Индии бороться за свое освобождение теми же методами, которые применяли русские во время революции 1905—1907 годов. Голосами присяжных англичан против присяжных индийцев Тилак был осужден на шесть лет каторги.
В ответ на эту расправу с индийским демократом «крайние» призвали население Бомбея выйти на улицы и принять участие в демонстрации протеста. В рабочих кварталах «крайние» вели агитацию за начало политической забастовки. Хотя в движении протеста против приговора Тилаку принимала участие и мелкая городская буржуазия, решающая роль принадлежала бомбейскому рабочему классу. Он выступил со своими пролетарскими методами борьбы. 23 июля 1908 года в Бомбее началась всеобщая политическая забастовка, продолжавшаяся шесть дней, по числу лет, на которые был осужден Тилак. В ней участвовали текстильщики, железнодорожники, грузчики и рабочие городского транспорта общим числом свыше 100 тыс. человек. Забастовка сопровождалась закрытием базаров, лавок и пользовалась активной поддержкой и сочувствием со стороны мелкой городской буржуазии. В ходе этой забастовки рабочие проявили выдающуюся классовую солидарность, стойкость и мужество. Попытки сломить рабочих силами полиции и войск, неоднократно открывавших огонь по забастовщикам, не увенчались успехом. Рабочие сооружали баррикады, осыпали полицию градом камней, в ряде уличных боев проявили замечательную стойкость и умение использовать преимущества местности. Бомбейская политическая забастовка 23—29 июля 1908 года была кульминационным пунктом революционного подъема 1905—1908 годов в Индии и наиболее ярким проявлением влияния русской революции на пробуждение рабочего класса Азии.
Выдающееся значение этого события было отмечено В. И. Лениным: «Но за своих писателей и политических вождей начинает заступаться в Индии улица. Подлый приговор английских шакалов, вынесенный индийскому демократу Тилаку (Tilak),— он осужден на долголетнюю ссылку, причем запрос, сделанный на днях английской палате общин, выяснил, что присяжные-индийцы высказались за оправдание, обвинение же вынесено голосами присяжных-англичан! — эта месть демократу со стороны лакеев денежного мешка вызвала уличные демонстрации и стачку в Бомбее. Пролетариат и в Индии дорос уже до сознательной политической массовой борьбы...» (1).
Бомбейской политической забастовкой закончился революционный подъем 1905—1908 годов в Индии. Историческое значение этой забастовки заключалось в том, что на арену политической борьбы выступил индийский пролетариат.
* * *
Огромное влиялие русской революции 1905—1907 годов — первой народной революции эпохи империализма — на пробуждение Азии было закономерным следствием перемещения центра мирового революционного движения в Россию. Страны Азии, превращенные в колонии и полуколонии империализма, неминуемо оказались втянутыми и в мировое революционное движение, ибо весь ход исторического развития поставил перед народами зарубежного Востока великую задачу освобождения от колониального господства иностранцев-империалистов. И, как показали дальнейшие события, опыт массовых движений против империализма в период первых буржуазных революций Азии не прошел бесследно для ее народов, закалив и вооружив их к дальнейшей борьбе. Обобщая историческое значение революций эпохи пробуждения Азии, В. И. Ленин указывал: «...Никакие силы в мире не восстановят старого крепостничества в Азии, не сметут с лица земли героического демократизма народных масс в азиатских и полуазиатских странах» (2).
---------------------------------------------
1. В. И. Ленин. Соч., т. 15, стр. 161.
2. В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 546.





Добавлена книга известного в прошлом географа Ю. Г. Саушкина «Москва», под редакцией члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского, изданная в 1955 г.


Добавлена книга М. Д. Каммари, Г. Е. Глезермана и др. авторов «Роль народных масс и личности в истории», изданная Гос. изд-м политической литературы в 1957 г.


Добавлена книга «На заре книгопечатания» В. С. Люблинского, изданная "Учпедгизом" в 1959 г. и повествующая о первых книгопечатниках.


Добавлена книга «Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи», изданная в 1939 г. и содержащая речи и статьи известного политического и государственного деятеля.


Добавлена книга «Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке», под редакцией М. Горького и др., изданная в 1935 г.


Добавлена брошюра М. Моршанской «Иустин Жук», напечатанная издательством "Прибой" в 1927 г. и рассказывающая о деятельности революционера.


Добавлена книга М. А. Новоселова «Иван Васильевич Бабушкин» о жизни Бабушкина, напечатанная издательством "Молодая Гвардия" в 1954 г.