Развитие исторического материализма Лениным и Сталиным


Ф. В. Константинов. "Развитие исторического материализма Лениным и Сталиным"
Издательство "Правда", Москва, 1949 г.
OCR Biografia.Ru

Наша эпоха, эпоха Ленина и Сталина, не имеет себе равной во всемирной истории ни по богатству событий, ни по грандиозности экономического, социального, политического и культурного переворота, совершённого на гигантской территории, в СССР, и совершаемого в странах народной демократии, ни по численности масс, приведённых в движение, поднявшихся впервые к сознательному историческому творчеству.
Великие события нашей эпохи, новые закономерности общественного развития явились предметом научного анализа Ленина и Сталина, получили научное отражение и обобщение в их гениальных трудах. Эти труды знаменуют собой новый, высший этап в развитии марксизма, создание ленинизма как марксизма эпохи империализма и пролетарских: революций, эпохи победы социализма в СССР.
Великие открытия Ленина и Сталина в области исторического материализма — это прежде всего установление новых закономерностей эпохи империализма; это новая, ленинско-сталинская теория социалистической революции, учение о возможности победы социализма первоначально в одной, отдельно взятой, стране и невозможности одновременной победы его во всех странах; это — открытие новой, советской формы диктатуры пролетариата и развёрнутая теория социалистического государства. Ленин и Сталин впервые обобщили гигантский опыт победоносного строительства социализма в СССР. Они открыли новые закономерности развития, свойственные советскому социалистическому обществу.
Великое значение научных открытий Ленина и Сталина состоит в том, что они являются научно-теоретической основой революционной творческой деятельности миллионов людей. Эти открытия испытаны, проверены в огне классовых битв, в революционной практике борьбы за коммунизм. Каждого из этих научных открытий достаточно, чтобы обессмертить имя его творцов. Вместе взятые, эти открытия знаменуют собой величайшую эпоху в развитии марксистской науки об обществе. Могущественное влияние этих открытий на судьбы всемирной истории, на судьбы человечества ныне очевидно. И это влияние будет из года в год возрастать.

1
Ленинско-сталинский этап в развитии исторического материализма — это широчайшая тема. Всесторонне показать то новое, гениальное, великое, что создано Лениным и Сталиным в области исторического материализма, — дело, требующее большого коллективного труда.
В настоящей лекции мы ставим перед собой более скромную задачу — рассмотреть хотя бы в общей форме некоторые вопросы этой темы, в особенности вопросы, связанные с тем новым и великим, что дано товарищем Сталиным в его работе «О диалектическом и историческом материализме».
Величайшая заслуга Маркса и Энгельса состояла в том, что они нанесли смертельный удар идеализму в социологии, историографии, в теории социализма, всецело господствовавшему во всех этих областях.
В противовес различным системам идеализма, рассматривавшим общественное развитие, историю как хаос, случайностей, ошибок и заблуждений, Маркс и Энгельс впервые строго научно установили, что ход и направление общественного развития не зависят от произвола лиц, партий и даже классов. Маркс и Энгельс впервые научно доказали, что общественное развитие представляет собой естественно-исторический, необходимый, закономерный процесс, в основе которого лежит развитие производительных сил.
В противовес идеализму Маркс и Энгельс доказали, что не отдельные лица, герои, полководцы, короли, цари, а народные массы составляли и составляют главную движущую силу истории. Основоположники исторического материализма доказали, что история общества есть история борьбы классов, что в капиталистическом обществе классовая борьба неизбежно и закономерно ведёт к диктатуре пролетариата.
Всё учение Маркса и Энгельса служит обоснованию великой роли рабочего класса как могильщика капитализма и творца нового, коммунистического общества. Открытие Маркса и Энгельса явилось величайшей революцией во взглядах на общество, ознаменовавшей создание подлинной науки о законах общественного развития.
К 90-м годам XIX века марксизм одержал решающую победу в рабочем движении над различными домарксистскими формами социализма, а также и над пёстрым сборищем идеалистических направлений в социологии и историографии. После этого даже враги рабочего класса стали заигрывать с марксизмом, рядиться марксистские одежды, вытравляя, однако, главное из марксизма — учение о революционной борьбе рабочего класса, учение о диктатуре пролетариата.
На идеологическом фронте появился так называемый катедер-социализм (Зомбарт и другие в Германии, Струве, Булгаков и прочие «легальные марксисты» в России). Это буржуазное направление, на словах признавая экономическое учение и общественно-исторические взгляды Маркса, в корне извращало их, приспособляя ко вкусам и потребностям буржуазии. С точки зрения катедер-социалистов, общественное развитие представляет собой плавный, эволюционный, стихийный процесс смены одних экономических и социальных форм другими. Классовая борьба, историческая революционная инициатива масс исключаются ими из исторического процесса как явление «анормальное», «болезненное», незакономерное. Дух фатализма, объективизма насквозь пронизывает воззрения катедер-социалистов.
Внутри рабочего движения отражением буржуазного влияния явилось бернштейнианство в Германии, «экономизм» и меньшевизм в России. Вслед за Бернштейном, с его печально знаменитым лозунгом «Движение — всё, цель — ничто», немецкие и русские ревизионисты стали проповедывать теорию стихийности в рабочем движении. Они игнорировали роль соцалистической сознательности, значение марксистской теории, роль марксистской партии в рабочем движении. На место революционной, сознательной деятельности пролетарских масс, активно творящих историю под руководством своего авангарда — партии, — оппортунисты выдвигали стихийный экономический процесс, самотёк.
«Теория преклонения перед стихийностью решительно против революционного характера рабочего движения, она против того, чтобы движение направлялось по линии борьбы против основ капитализма, — она за то, чтобы движение шло исключительно по линии «выполнимых», «приемлемых» для капитализма требований, она всецело за «линию наименьшего сопротивления». Теория стихийности есть идеология тред-юнионизма... Теория стихийности есть теория преуменьшения роли сознательного элемента в движении, идеология «хвостизма», логическая основа всякого оппортунизма» (1).
Теория преклонения перед стихийностью получила широкое распространение во всех партиях II Интернационала. Одним из своеобразных выражений её являлась так называемая «теория производительных сил» Каутского и К°, которая оправдывала отказ от революционной борьбы. Ссылка на «недостаточный» уровень производительных сил обрекала пролетариат на бездействие, пассивное ожидание того момента, когда всюду на земном шаре созреют производительные силы.
Подобное извращение исторического материализма имело место не только в произведениях Бернштейна, Каутского, Кунова, Бауэра и Реннера, но и в произведениях Плеханова, особенно в его статье «Рабочий класс и социал-демократическая интеллигенция» и брошюре «Основные вопросы марксизма». Плеханов в этих и ряде других работ меньшевистского периода трактовал
-----------------------------
1. И. Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 15. Изд. 11-е.
-----------------------------
исторический материализм в духе экономического материализма, буржуазного объективизма.
Этот фальсифицированный «марксизм» разоружал, дезориентировал пролетариат и его партию в ту эпоху, когда капитализм перерос в империализм, вступил в полосу нисходящего развития, когда пролетарская революция встала в порядок дня и от революционной активности, организованности, сплочённости и социалистической сознательности пролетариата зависит решение вопроса о свержении капитализма, о победе социализма.
В России в начале XX века на очередь дня встала буржуазно-демократическая революция. Она должна была при благоприятных условиях перерасти в революцию социалистическую. Это перерастание зависело прежде всего от степени классовой сознательности, организованности, сплочённости пролетариата, от теоретической и политической зрелости его авангарда — партии,— от ясности понимания ею назревших исторических задач. Вот почему в этих условиях после разгрома идеалистов-народников перед Лениным и Сталиным встала первоочередная задача борьбы против теории стихийности в рабочем движении, против вульгарного экономического материализма, изображающего общественное развитие как автоматический процесс развития производительных сил, против теории мирного врастания капитализма в социализм, теории самотёка, принижающей революционно-преобразующую, творческую, сознательную деятельность масс.
Буржуазии весьма по вкусу пришлась теория стихийности. Эту теорию надо было разбить. Уже Энгельсу в середине 90-х годов XIX века пришлось встретиться с новым врагом исторического материализма — экономическим материализмом. В письме И. Блоху Энгельс писал, что поскольку главным врагом являлся идеализм, то Марксу и ему пришлось, естественно, в этих условиях подчёркивать прежде всего главное положение своей общественной теории — положение об определяющей роли условий материальной жизни общества. Само собой разумеется, что при этом Маркс и Энгельс всегда в полной мере учитывали обратное воздействие на экономический базис политических и юридических надстроек, а также различных форм общественного сознания.
Именно Маркс писал, что теория, овладев массами, становится материальной силой. А Энгельс, отвечая различным путаникам, извращавшим исторический материализм, писал, что если мы не признаём значения в истории, в общественной жизни других факторов, кроме экономического, то зачем же мы боремся за диктатуру пролетариата.
Маркс и Энгельс не раз подчёркивали, что хотя объективные обстоятельства, материальные условия определяют историческую деятельность людей, но сами эти обстоятельства и условия изменяются именно людьми.
Эпоха Ленина — Сталина значительно отличается от эпохи Энгельса. Новая эпоха выдвинула перед марксистской теорией новые задачи, поставила новые вопросы, на которые нужно было дать ясные ответы.
Опираясь на метод Маркса и Энгельса, подвергая глубокому научному анализу то новое, что принесла с собой эпоха империализма, вскрывая новые, ещё не известные Марксу и Энгельсу закономерности в сфере материальной жизни общества, в области экономики, Ленин и Сталин особое внимание сосредоточили на всестороннем обосновании значения революционной деятельности и исторической инициативы масс, на разработке вопроса о роли субъективного фактора в истории: роли социалистической сознательности пролетариата, передовой, марксистской теории, передовых идей, величайшей роли партии и политических учреждений в развитии общества.
Само собой понятно, что Ленин и Сталин одновременно разрабатывали все стороны исторического материализма. Они всегда вели борьбу на два фронта: против идеализма народников, анархистов, махистов, против волюнтаристского авантюризма троцкистов и против экономического материализма меньшевиков, теоретиков II Интернационала.
В некоторые периоды истории нашей партии борьба против идеализма, субъективизма, волюнтаризма в понимании общественной жизни, против тех, кто не учитывал трезво объективных условий борьбы рабочего класса, — борьба против этого противника приобретала первостепенное значение.
Следует иметь в виду, что экономический материализм так: или иначе переплетался и уживался с идеализмом. Это видно на примере Бернштейна, Каутского, Реннера, Троцкого, Богданова, М. Н. Покровского. Богданов извращал исторический материализм в духе махизма, в то же время он на манер Шулятикова, в духе вульгарного экономического материализма, объяснял различные идеологические процессы. Так, например, в «Философии живого опыта» атомистику Демокрита и Эпикура он выводил из меновых товарных отношений, а происхождение религии, вопреки историческим фактам,— из авторитарных отношений господства и подчинения.
Для характеристики ленинского понимания, ленинской трактовки исторического материализма в высшей степени показательны следующие строки из его статьи «Против бойкота»: «Марксизм отличается от всех других социалистических теорий замечательным соединением полной научной трезвости в анализе объективного положения вещей и объективного хода эволюции с самым решительным признанием значения революционной энергии, революционного творчества, революционной инициативы масс, — а также, конечно, отдельных личностей, групп, организаций, партий, умеющих нащупать и реализовать связь с теми или иными классами.
Высокая оценка революционных периодов в развитии человечества вытекает из всей совокупности исторических взглядов Маркса; именно в такие периоды разрешаются те многочисленные противоречия, которые медленно накапливаются периодами так называемого мирного развития. Именно в такие периоды проявляется с наибольшей силой непосредственная роль разных классов в определении форм социальной жизни, созидаются основы политической «надстройки», которая долго держится потом на базисе обновлённых производственных отношений» (1).
В противовес теоретикам буржуазии, вроде Зомбарта, Струве, и всем современным оппортунистам, рассматривавшим периоды революций как уклонения от «нормального» пути, как проявления «социальной болезни», Ленин и Сталин усматривали в периодах революционных битв, когда миллионные массы активно творят историю, самые важные, существенные и решающие этапы в истории общества. Плеханов оценил декабрьское вооружённое восстание как ошибку: «Не надо было браться за оружие».
Ленин в своём «Предисловии к русскому переводу писем К. Маркса к Л. Кугельману» подверг уничтожающей критике эту оппортунистическую позицию Плеханова. Ленин противопоставил Плеханову Маркса и его отношение к потерпевшей поражение Парижской коммуне 1871 года.
«Историческую инициативу масс,— писал Ленин,— Маркс ценит выше всего. Ох, если бы поучились у Маркса наши русские с.-д. в оценке исторической инициативы русских рабочих и крестьян в октябре и декабре 1905 года! Преклонение глубочайшего мыслителя, предвидевшего за полгода неудачу, перед исторической инициативой масс,— и безжизненное, бездушное, педантское: «Не надо было браться за оружие!» Разве это не небо и земля?» (2).
Бывают моменты в истории, писал Ленин, «...когда отчаянная борьба масс даже за безнадёжное дело необходима во имя дальнейшего воспитания этих масс и подготовки их к следующей борьбе» (3). Людям типа Плеханова, всуе цитирующим Маркса, берущим у него только оценку прошлого, а не оценку уменья творить будущее, чужда была подобная постановка вопроса об историческом творчестве масс. Маркс преклонялся перед героической инициативой парижских коммунаров, «штурмовавших небо», ломавших буржуазную государственную машину и создавших вместо неё свою, пролетарскую. Ленин и Сталин преклонялись перед героизмом русских рабочих, штурмовавших оплот реакции — царизм — и создавших Советы.
Великий Ленин пророчески писал в 1907 году: «Рабочий класс
------------------------------
1. В. И. Ленин. Маркс—Энгельс—марксизм, стр. 210—211. Госполитиздат. 1946.
2. Там же, стр. 182.
3. Там же, стр. 184.
------------------------------
России доказал уже раз и докажет ещё не раз, что он способен «штурмовать небо» (1).
В этих оценках — Ленина, с одной стороны, и Плеханова, с другой — получил выражение не только их в корне различный подход к оценке соотношения классов, к тактике классовой борьбы пролетариата, но и различное понимание самого характера, закономерностей общественного развития, того, какое место в этом развитии занимает историческое творчество масс.
Это сказалось и в оценке ими перспектив социалистической революции 1917 года в России. Ленин и Сталин, опираясь на точный и трезвый учёт объективной обстановки в России после февральской революции, держали курс на перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую. Они исходили из возможности победы социализма в нашей стране. Именно в обосновании этого курса заключалось главное содержание первой речи Ленина по приезде его в Россию и его знаменитых Апрельских тезисов, а также доклада товарища Сталина на VI съезде партии.
Плеханов высокомерно и нагло назвал великий призыв Ленина к социалистической революции «бредом». В статьях в своей газете «Единство» Плеханов в 1917 году с нудной настойчивостью доказывал, что Россия не созрела для социалистической революции, потому что уровень производительных сил в России недостаточен, пролетариат не составляет ещё в России большинства населения. Самое большое несчастье русского пролетариата Плеханов в 1917 году видел в его «преждевременном» приходе к власти. На той же позиции стояли и предатели Каменев и Зиновьев.
Плеханов, как и все меньшевики, боялся революционных масс. Плеханов хотел опекать и удерживать пролетариат, как необузданное дитя, от смелых революционных действий.
Ленин и Сталин всегда безгранично верили в революционное творчество масс, в их коллективный разум, учили массы и учились у масс, связывая судьбы исторического развития с их революционной деятельностью.
Величайшее значение для ленинско-сталинского понимания закономерностей общественного развития имеют выступление товарища Сталина 16 октября 1917 года на заседании Центрального Комитета партии и письмо В. И. Ленина членам ЦК партии большевиков, написанное им 6 ноября (24 октября), накануне Октябрьского восстания.
Революционный кризис назрел. Гигантские революционные массы пришли в движение и рвались в бой. Контрреволюция лихорадочно стягивала силы для нанесения удара большевикам, революционным рабочим и крестьянам. Предатели Каменев и Зиновьев выступили против вооружённого восстания.
--------------------------------
1. В. И. Ленин. Маркс—Энгельс—марксизм, стр. 185.
--------------------------------
В этот момент Ленин, скрывавшийся от ищеек Керенского, писал членам ЦК: «Товарищи! Я пишу эти строки вечером 24-го, положение донельзя критическое. Яснее ясного, что теперь, уже поистине, промедление в восстании смерти подобно. Изо всех сил убеждаю товарищей, что теперь всё висит на волоске, что на очереди стоят вопросы, которые не совещаниями решаются, не съездами (хотя бы даже съездами Советов), а исключительно народами, массой, борьбой вооружённых масс... История не простит промедления революционерам, которые могли победить сегодня (и наверняка победят сегодня), рискуя терять, много завтра, рискуя потерять всё... Правительство колеблется. Надо добить его, во что бы то ни стало! Промедление в выступлении смерти подобно» (1).
Буржуазные объективисты, как фаталисты, полагаются только на самотёк. Ренегаты, предатели и трусы боятся масс, как огня, опасаются, как бы они не слишком много разбили старого хлама. Великие материалисты и вожди рабочего класса Ленин и Сталин исходят из положения, что история делается людьми, революционными массами. Когда объективные условия для революции налицо, исход дела решает смелый революционный натиск масс, руководимых марксистской партией.
Ленин и Сталин связывали возможность ускорения исторического развития с революционной деятельностью масс, поднявшихся к сознательному историческому творчеству. Именно благодаря этому социальная революция является локомотивом истории, когда один день равен двадцатилетию мирного, эволюционного развития.
Враги ленинизма из лагеря правых социалистов не раз пытались обвинить Ленина и Сталина, большевиков в бланкизме, в волюнтаризме. Так, один из сопременных «критиков» ленинизма, некий Г. А. Веттер, в книге «Советский диалектический материализм» пишет: «В своей концепции диалектического материализма он (ленинизм.— Ф. К.) хочет сохранить неизменной позицию Маркса против ревизионистских попыток примирить экономическую доктрину с какой-либо новой философией. Но в других пунктах мы отмечаем достаточно большие различия не только между ним и марксизмом Второго Интернационала, но также между ним и Марксом». Этот лакей капиталистов недоволен тем, что ленинизм «совлёк Россию с общего пути эволюции других наций Европы» (2), т. е. с пути капитализма. В этом повинен якобы «волюнтаристический элемент» философии марксизма-ленинизма.
Презренные холопы буржуазии никогда не понимали и всегда извращали исторический материализм. Суть марксизма-ленинизма состоит не только в признании наличия объективных законов общественного развития, но в революционном их использовании
-----------------------------------
1. В. И. Ленин. Соч., т. XXI, стр. 362—363. Изд. 3-е.
2. Wetter G. А. «Il malerialismo dialettico sovietico». Torino, Einaudi, 1948.
-----------------------------------
пролетариатом. Этим марксизм-ленинизм отличается от пошлого катедер-социализма и буржуазного объективизма.
В своей гениальной статье «О нашей революции» Ленин как бы подводит итоги борьбы большевизма с меньшевистско-плехановским объективистским пониманием хода общественного развития. Если ленинская книга «Империализм, как высшая стадия капитализма» является дополнением и развитием «Капитала» Маркса, то статья Ленина «О нашей революции» является продолжением и развитием знаменитого марксова предисловия «К критике политической экономии». Его надо изучать вместе со статьёй Ленина «О нашей революции» и с гениальной работой Сталина «О диалектическом и историческом материализме». Маркс писал, что «ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разобьются все производительные силы, для которых она даёт достаточно простора, и новые, высшие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в лоне самого старого общества».
Плеханов, Каутский и все «герои» II Интернационала пытались это положение истолковать для оправдания капитализма и своего отказа от борьбы против буржуазии. Они при этом жульнически обходили следующее за приведёнными строками положение Маркса о том, что «человечество ставит себе всегда только такие задачи, которые оно может разрешить, так как при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что сама задача возникает лишь тогда, когда материальные условия её решения уже существуют или, по крайней мере, находятся в процессе становления».
Для Ленина и Сталина вопрос о зрелости той или иной страны для перехода к социалистической революции решался конкретно-исторически. Высшим критерием и показателем зрелости данной страны для перехода её к социализму служит не только уровень развития производительных сил и удельный вес пролетариата в населении данной страны, но и способность пролетариата повести за собой большинство трудящихся, его способность свергнуть буржуазию и организовать свою диктатуру и строительство социализма.
Ленин и Сталин вслед за Марксом подчёркивали всегда, что важнейшей производительной силой общества является сам революционный класс, т. е. пролетариат.
Ленин писал: «...до бесконечия шаблонным является у них (у меньшевиков, вождей II Интернационала.— Ф. К.) довод, который они выучили наизусть во время развития западно-европейской социал-демократии, и который состоит в том, что мы не доросли до социализма, что у нас нет, как выражаются разные «учёные» господа из них, объективных экономических предпосылок для социализма. И никому не приходит в голову спросить себя: а не мог ли народ, встретивший революционную ситуацию, такую, которая сложилась в первую империалистическую войну, не мог ли он, под влиянием безвыходности своего положения, броситься на такую борьбу, которая хоть какие-либо шансы открывала ему на завоевание для себя не совсем обычных условий для дальнейшего роста цивилизации» (1).
Плеханов и меньшевики видели в народе «объект» истории. Ленин и Сталин рассматривают революционный народ как творца истории. В передовых политических учреждениях, в Советах, как органах пролетарской диктатуры, Ленин и Сталин видят политическую основу победоносного социалистического строительства. Все работы И. В. Сталина, направленные против троцкистской контрреволюционной теории о невозможности победы социализма в одной стране, против бухаринской кулацкой теории равновесия, самотёка, исходят из теории о возможности победы социализма первоначально в одной, отдельно взятой стране, из учёта великих возможностей, рождаемых новым общественно-политическим строем, раскрепостившим и пробудившим к жизни неисчислимые исполинские силы народных масс.
Благодаря этим силам Советскому Союзу удалось осуществить гигантский исторический скачок от отсталости к прогрессу, в кратчайшие исторические сроки осуществить социалистическую индустриализацию, в корне преобразовать сельское хозяйство, превратив его из мелкого, отсталого, малопроизводительного в самое крупное, социалистическое, оснащённое передовой техникой хозяйство. В этом гигантском общественном, экономическом революционном преобразовании партия большевиков руководствовалась историческим материализмом Маркса и Энгельса, творчески развитым дальше Лениным и Сталиным.
Для решения таких величайших исторических задач никоим образом не мог служить руководством к действию искажённый в лухе объективизма «исторический материализм», как он дан в работе Плеханова «Основные вопросы марксизма». У Плеханова в его знаменитой пятичленной схеме структуры общества не нашла места классовая борьба, как движущая сила истории. Последняя, конечная причина развития общества, по Плеханову, заключена в развитии производительных сил, а развитие производительных сил зависит от свойств географической среды, т. е. от окружающей природы. Это и есть теория экономического материализма, фатализма, разоружающая рабочий класс. С точки зрения буржуазной, меньшевистской социологии, невозможно будто бы вообще повлиять на ход истории, ускорить ход общественного развития, как невозможно, переводя стрелки часов, ускорить течение времени.
Марксизм-ленинизм стоит в этом вопросе на диаметрально противоположной позиции. Действие сил реакции, её политические учреждения, её идеология могут задерживать ход истории. Но силы социализма, силы пролетарской революции, передовые политические учреждения, наши передовые, марксистско-ленинские
--------------------------------------
1. В. И. Ленин. Соч., т. XXVII, стр. 399.
--------------------------------------
идеи, революционная творческая деятельность трудящихся масс, возглавляемых пролетариатом, ускоряют ход общественного развития. Часы астрономические, отражающие движение Земли, не зависят от деятельности людей. Часы истории, протекающей, конечно, тоже в объективно существующем времени и пространстве, зависят в своём движении от деятельности людей. Это доказал советский парод. Социалистическую индустриализацию, на которую в иных условиях понадобилось бы столетие, под руководством партии Ленина — Сталина он осуществил в 13 лет. Свои пятилетки он осуществляет в 4 года. Тысячи передовых советских людей уже выполнили и перевыполнили индивидуальные обязательства по пятилетке, сделав прыжок в 1950—1952 годы. Эти «чудеса» рождает новый социально-экономический строй — социализм.
Ускорение хода истории достигается ленинизмом, потому что он учит партию пролетариата и её руководителей не лежать, а стоять на точке зрения марксизма, не объяснять только мир, но перестроить его, «...не тащиться в хвосте за событиями, а руководить пролетариатом и быть сознательным выражением...» (1) назревших исторических задач.
В настоящее время особое значение имеет борьба за большевистскую, ленинскую партийность в философии, науке, искусстве. Объективизм и аполитизм есть отражение буржуазного влияния. В некоторой мере пережитки буржуазного объективизма питаются отдельными теоретическими работами Плеханова. Вот почему самая решительная критика недостатков этих работ имеет огромное политическое значение.

2
Работа товарища Сталина «О диалектическом и историческом материализме» является сжатым итогом всего столетнего развития диалектического и исторического материализма, итогом борьбы марксизма-ленинизма против различных враждебных ему направлений. Раздел об историческом материализме этого классического сталинского труда содержит в себе обобщение всего богатейшего опыта классовой борьбы пролетариата, опыта борьбы большевиков за победу коммунизма.
Подобно тому как с вершины горы открываются широкие и далёкие горизонты, так и с вершины нашего социалистического общества открылись величественные перспективы исторически необходимого, неодолимого развития всего человечества к коммунизму, а с другой стороны, ограниченность и неизбежность гибели капитализма. Эта закономерность развития общества нашла своё отражение и обоснование в сжатых, классически ясных и неотразимо убедительных теоретических положениях рассматриваемой работы И. В. Сталина.
----------------------------------
1. И. В. Сталин. Соч., т. 5, стр. 80.
----------------------------------
Значительное место в работе товарища Сталина отведено освещению внутренней связи диалектического и исторического материализма.
Ревизионисты жульнически представляли дело так, что между философским материализмом Маркса и его общественной теорией нет внутренней связи, эта связь вытекает якобы из того случайною факта, что основоположники марксизма были сторонниками философского материализма. Отрывая исторический материализм от диалектического материализма, ревизионисты считали возможным «соединять» Маркса, его общественную теорию с той или иной разновидностью буржуазной философии.
Один из злейших врагов диалектического и исторического материализма, кантианец, с.-д. Макс Адлер, например, писал в «Neue Zeit»: «Так называемое материалистическое понимание истории ничего обшего не имеет с «материализмом», ибо материальное в смысле естественно-научном обозначает процессы, определяемые только с количественной стороны, которые, следовательно, исчерпывающе поддаются описанию в отношении времени и пространства. Материализм же, о котором говорит материалистическое понимание истории, относится исключительно к таким жизненным условиям, а именно к производственным отношениям (в которые люди становятся друг к другу), которые в материальной природе вовсе не встречаются, когда это материальное не есть нечто вещественное, а нечто человеческое, и как таковое по необходимости нечто духовное».
Адлер, как и другие ревизионисты, жульнически отождествляет диалектический материализм с естественно-научным и метафизическим материализмом. Он, подобно всем махистам, впадает в мистику, спиритуализирует общественную жизнь, отказывает ей в объективной реальности. Невероятные пошлости и идеалистический вздор, проповедывавшиеся ревизионистами, находили поддержку у всех лидеров и теоретиков II Интернационала.
Враги марксизма не оставили своих попыток ревизовать марксизм и в условиях советского строя. Известны попытки врагов народа — Бухарина, Троцкого и других — соединить исторический материализм с механическим, метафизическим материализмом, превратить исторический материализм в вульгарный, экономический материализм. Известны попытки школки меньшевиствующих идеалистов (куда тоже входили троцкисты, зиновьевцы) подвести под общественную теорию Маркса гегельянскую философию и тем самым превратить исторический материализм в исторический идеализм и субъективизм.
Последовательными и непримиримыми защитниками философско-теоретических и научно-исторических основ марксизма, неразрывной, внутренней связи диалектического и исторического материализма выступили лишь основатели и вожди большевизма — Ленин и Сталин. Во всех своих работах, начиная с самых ранних, вожди большевизма последовательно и страстно отстаивали и обосновывали цельность и единство диалектического и исторического материализма.
«В этой философии марксизма,— писал Ленин,— вылитой из одного куска стали,- нельзя вынуть ни одной основной посылки, ни одной существенной части, не отходя от объективной истины, не падая в объятия буржуазно-реакционной лжи» (1).
Ленин определяет исторический материализм как достройку философского материализма, его последовательное развитие в применении к общественной жизни и истории. Так, в статье «Карл Маркс» он пишет:
«Сознание непоследовательности, незавершённости, односторонности старого материализма привело Маркса к убеждению в необходимости «согласовать науку об обществе с материалистическим основанием и перестроить её соответственно этому основанию» (2).
В статье "Три источника и три составных части марксизма" Ленин также подчёркивает:
«Углубляя и развивая философский материализм, Маркс довёл его до конца, распространил его познание природы на познание человеческого общества. Величайшим завоеванием научной мысли явился исторический материализм Маркса» (3).
Эти положения Ленина были направлены против ревизионистов-идеалистов, пытавшихся соединить общественную теорию Маркса с философией и теорией познания Канта, Маха и других идеалистов.
В последующий период, в обстановке крутого поворота истории от мира к войне, в обстановке крайнего обострения всея империалистических противоречий — между рабочим классом и буржуазией, между капиталистическими метрополиями и колониями и зависимыми странами — в обстановке нарастания революционного кризиса, пролетарских революций и национально освободительных войн на первый план выступили и другие стороны марксистской философии — материалистическая диалектика, марксистский диалектический метод, имеющий решающее значение при разработке пролетарской стратегии и тактики. Это получило своё отражение во всех работах Ленина и Сталина этого периода. Недаром Ленин работает в это время над теорией материалистической диалектики, о чём свидетельствуют его «Философские тетради».
Работа товарища Сталина «О диалектическом и историческом материализме», подводящая итог всей борьбы марксизма, в особенности итог борьбы Ленина и Сталина против буржуазных и ревизионистских теорий и направлений, естественно, раскрывает и развивает все стороны исторического материализма как приме-
-----------------------------------
1. В. И. Ленин. Соч., т 14. стр. 312 Изд. 4-е.
2. В. И. Ленин. Соч., т. 21. стр. 38
3. В. И. Ленин. Соч., т. 19, стр. 5.
-----------------------------------
нения диалектического материализма к общественной жизни, к истории общества.
В своей работе «О диалектическом и историческом материализме» товарищ Сталин наносит сокрушающий удар по различным ревизионистским, антимарксистским направлениям в вопросе о соотношении диалектического и исторического материализма. Определяя исторический материализм как науку, товарищ Сталин пишет:
«Исторический материализм есть распространение положений диалектического материализма на изучение общественной жизни, применение положений диалектического материализма к явлениям жизни общества, к изучению общества, к изучению истории общества» (1).
Излагая основные черты марксистского диалектического метода и марксистского философского материализма, товарищ Сталин всесторонне вскрывает органическую связь исторического материализма с диалектическим материализмом.
«Не трудно понять,— пишет товарищ Сталин,— какое громадное значение имеет распространение положений диалектического метода на изучение общественной жизни, на изучение истории общества, какое громадное значение имеет применение этих положений к истории общества, к практической деятельности партии пролетариата» (2).
Устанавливаемая диалектическим методом внутренняя связь, взаимообусловленность всех явлений мира означают в применении к обществу, что каждое общественное явление должно рассматриваться с точки зрения его связи с окружающими явлениями, а не с точки зрения предвзятой идеи того или иного философа, политического деятеля. Каждый общественный строй, каждое общественное движение надо рассматривать в связи с условиями, которые вызвали их к жизни. Последние изменяются с ходом истории, и вследствие этого тот или иной общественный строй, будучи для своего времени явлением необходимым, закономерным и прогрессивным, в новых, изменившихся условиях перестаёт быть необходимым и прогрессивным. К каждому общественному явлению, общественному строю надо подходить исторически, с учетом соответствующих условий, места и времени.
«...Без такого исторического подхода к общественным явлениям невозможно существование и развитие науки об истории, ибо только такой подход избавляет историческую науку от превращения её в хаос случайностей и в груду нелепейших ошибок» (3).
Идеологи буржуазии объясняют, например, причины войн вечными законами природы, случайными ошибками и просчётами государственных деятелей и т. д. Исторический материализм
-----------------------------------
1. История ВКП(б). Краткий курс, стр. 100.
2. Там же, стр. 104.
3. Там же, стр. 105.
-----------------------------------
впервые дал ключ к научному пониманию причин всех общественных событий, в том числе природы и истоков войн. Замечательный образец такого исторического подхода даёт Ленин в письме об отечестве к Инессе Арманд:
«Весь дух марксизма, вся его система требует, чтобы каждое положение рассматривать лишь (а) исторически; (b) лишь в связи с другими; (c) лишь в связи с конкретным опытом истории. Отечество понятие историческое. Иное дело отечество в эпоху или ещё точнее: в момент борьбы за свержение национального гнёта. Иное дело — в момент, когда национальные движения далеко позади. Для «3-х типов стран» (§ 6 наших тезисов о самоопределении) не может быть одинаково применяемо при всех условиях положение об отечестве и его защите» (1).
Это означает, что, например, в современных условиях, когда американский империализм угрожает независимости и национальному суверенитету народов, долг всех прогрессивных сил — бороться за независимость своей родины, своих отечеств против американского империализма.
Принцип историзма, развития, устанавливаемый диалектическим методом, означает в применении к обществу, что нет незыблемых, вечных общественных порядков, что каждая общественная формация должна рассматриваться с точки зрения возникновения, изменения, развития и неизбежного перехода в высшую общественную форму. Этот переход от одной формации к другой совершается путём скачков, революций.
Материалистическая диалектика в ее применении к общественной жизни, истории общества выступает как философская основа марксистской теории борьбы классов и учения о революции вообще, учения о коммунистической революции в особенности.
Революционная сущность диалектики в её применении к обществу с особенной силой, глубиной и наглядностью раскрыта и продемонстрирована в сталинской работе «О диалектическом и историческом материализме».
Сталинское определение исторического материализма направлено как против идеалистов, так и против метафизических материалистов, механистов.
Буржуазия и её реформистская агентура всех мастей стремятся всячески опорочить классовую борьбу пролетариата, доказать незаконность революций, в особенности пролетарской революции. Товарищ Сталин показал неизбежность революций и необходимость революционной тактики пролетарских партий, закономерность обострения классовых противоречий и классовой борьбы пролетариата, как и неизбежность провала реформизма и оппортунистической тактики, попыток примирить интересы пролетариата и буржуазии.
------------------------------------
1. «Большевик» № 1 за 1949 год. стр. 41.
------------------------------------
Применяя положения марксистского диалектического метода к кстории общества, к тактике пролетариата и его партий, товарищ Сталин делает выводы:
«...Чтобы не ошибиться в политике, надо смотреть вперёд, а не назад...
...Чтобы не ошибиться в политике, надо быть революционером, а не реформистом...
...Чтобы не ошибиться в политике, надо проводить непримиримую классовую пролетарскую политику, а не реформистскую политику гармонии интересов пролетариата и буржуазии, а не соглашательскую политику «врастания» капитализма в социализм.
Так обстоит дело с марксистским диалектическим методом, если взять его в применении к общественной жизни, в применении к истории общества» (1)
Важнейшим вопросом общественной науки является вопрос о соотношении общественного бытия и общественного сознания. Изложение основного содержания теории исторического материализма товарищ Сталин начинает с материалистической трактовки именно этого коренного вопроса исторического материализма.
Как и Ленин, товарищ Сталин в постановке и решении этого вопроса исходят из общефилософского марксистского понимания проблемы бытия и сознания, рассматривая сознание как отображение объективной реальности. В противовес махистам, отождествляющим общественное бытие и общественное сознание, видящим в обществе только духовное, товарищ Сталин различает в общественной жизни материальную жизнь, бытие, как объективную реальность, существующую независимо от воли и сознания людей, и духовную жизнь общества как вторичное, производное от материальной жизни, как отражение этой объективной реальности.
Возникновение и развитие тех или иных общественных идей, взглядов, общественных теорий рассматривается товарищем Сталиным не как нечто случайное, а как закономерный процесс. Изменение условий материальной жизни общества вызывает соответствующее изменение и общественных идей, взглядов, политических теорий и учреждений.
Товарищ Сталин неразрывно связывает учение исторического-материализма о решающей роли условий материальной жизни в развитии общества с практической деятельностью партии пролетариата. Последняя должна опираться в своей деятельности не на отвлечённые «принципы человеческого разума», а на познание конкретных условий материальной жизни общества. Намечая лозунги борьбы пролетариата, марксистская партия должна исходить не из субъективных благих пожеланий, как поступали утописты,
-------------------------------------
1. История ВКП(б). Краткий курс, стр. 105—106.
-------------------------------------
народники, анархисты и эсеры, а из реальных потребностей материальной жизни общества. Таким образом, и здесь товарищ Сталин обобщает опыт борьбы большевизма с его врагами — идеалистами.
Сталинское положение об источниках формирования и развития духовной жизни общества направлено не только против идеалистов, но и против различных вульгаризаторов исторического материализма, против сторонников экономического материализма. Как известно, последние пытаются выводить те или иные формы общественного сознания не из потребностей развития материальной жизни общества, а непосредственно из уровня развития производства, даже из уровня развития производительных сил или просто техники. Подобный подход ничего общего не имеет с марксизмом.
Известны высказывания Маркса о классическом искусстве древней Греции, о том, что определённые периоды расцвета искусства «не находятся ни в каком соответствии с общим развитием общества, а следовательно также и развитием материальной основы последнего, составляющей как бы скелет его организации. Например, греки в сравнении с современными народами или также Шекспир» (1).
Мысль Маркса может быть подтверждена замечательным фактом расцвета русской художественной литературы в первой половине прошлого века, несмотря на сравнительную экономическую отсталость России.
Хотя в это время такие страны, как Англия, Франция, Голландия, стояли выше России по уровню своего экономического развития,— эти страны, именно потому, что они были уже вполне капиталистическими, не могли дать условий для расцвета искусства, литературы. Это объясняется тем, что «капиталистическое производство враждебно некоторым отраслям духовного производства, каковы искусство и поэзия» (2).
Передовые общественные идеи, передовые общественные теории возникают не обязательно в наиболее развитых в экономическом отношении странах. Как известно, в конце XVIII века самой передовой капиталистической страной была Англия, а родиной передовых философских, общественных, политических теорий в это время являлась Франция. Последняя переживала канун буржуазной революции, классовые противоречия в ней крайне обострились.
Предстоял штурм крепостнических отношений, абсолютизма — политического оплота феодализма. Этому должен был предшествовать и предшествовал штурм феодальной идеологии, что и вызвало к жизни расцвет материалистической философии, передовых общественных теорий. Для Англии в то время
-------------------------------------------
1. К. Маркс. К критике политической экономии. Введение, стр. 156. Госполитиздат, 1938.
2. К. Маркс. Теории прибавочной стоимости, т. 1, стр. 247. Соцэкгиз. 1931.
-------------------------------------------
полоса буржуазных революций осталась уже позади. Буржуазия там стала политически и идейно «умеренной», контрреволюционной. Марксизм как мировоззрение пролетариата также возник не в самой передовой стране капитализма, не в Англии и не во Франции, а в Германии. Это объясняется тем, указывает товарищ Сталин, что Германия 40-х годов XIX века была чревата буржуазной революцией. Эта революция должна была произойти там при более прогрессивных условиях европейской цивилизации (с гораздо более развитым пролетариатом), чем в Англии XVII века и во Франции XVIII века. Немецкая буржуазная революция могла тогда стать непосредственным прологом пролетарской революции. Центр революционного движения в тот период перемещался именно в Германию:
«Едва ли можно сомневаться в том, что это именно обстоятельство, отмеченное Марксом... послужило вероятной причиной того, что именно Германия явилась родиной научного социализма, а вожди германского пролетариата — Маркс и Энгельс — его творцами» (1).
При анализе причин возникновения ленинизма как марксизма эпохи империализма и пролетарских революций товарищ Сталин исходит из анализа условий эпохи империализма в целом и условий капиталистической России в частности.
«Почему именно Россия послужила очагом ленинизма, родиной теории и тактики пролетарской революции?..— спрашивает товарищ Сталин.— Потому, что Россия была беременна революцией более, чем какая-либо другая страна, и только она была в состоянии ввиду этого разрешить эти противоречия революционным путём» (2).
Таков глубоко научный и вместе с тем классически ясный сталинский анализ возникновения марксизма в Германии и ленинизма в России. Он объясняет возникновение пролетарской идеологии потребностями развития материальной жизни общества, остротой классовых противоречий, потребностями борьбы пролетариата за социализм:
«Новые общественные идеи и теории потому собственно и возникают, что они необходимы для общества, что без их организующей, мобилизующей и преобразующей работы невозможно разрешение назревших задач развития материальной жизни общества» (3).
Такова единственно научная, сталинская трактовка вопроса об условиях материальной жизни общества как источнике формирования духовной жизни общества.
Новое в сталинской разработке вопроса о соотношении общественного бытия и общественного сознания, далее, заключается
-------------------------------------
1. И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 7.
2. Там же, стр. 4.
3. История ВКП(б). Краткий курс, стр. 111.
--------------------------------------
во всестороннем освещении вопроса о роли передовых общественных идей и теорий в развитии общества.
Товарищ Сталин даёт научно обоснованные, точные, ясные, глубокие положения о роли передовых общественных идей, передовой общественной теории, передовых политических учреждений (пролетарской партии и социалистического государства) в развитии общества.
Выясняя роль идей в развитии общества, товарищ Сталин отмечает, что наряду с новыми передовыми, прогрессивными идеями существуют старые, реакционные идеи и теории, отживающие свой век и служащие интересам отживающих сил общества. Эти идеи тормозят развитие общества, его продвижение вперёд. Таковы реакционные буржуазные теории о незыблемости капитализма, «святости» и неприкосновенности частной собственности, реформистские идеи о классовом сотрудничестве пролетариата и буржуазии, расистские теории о «высших» и «низших» расах», империалистические теории, оправдывающие грабительские войны, реакционные империалистические идеи об установлении мирового господства США, об устарелости национального суверенитета, империалистическая идеология космополитизма и т. д. и т. п.
Реакционная идеология ныне пронизывает собой буржуазную науку, литературу, искусство. Без непримиримой, упорной и всесторонней борьбы против реакционной буржуазией идеологии во всех ее разновидностях нельзя обеспечить победу передовых сил, сил рабочего класса. Блестящий пример непримиримой борьбы против этой враждебной рабочему классу идеологии даёт победоносный опыт русского рабочего класса, опыт большевизма, ленинизма.
Реакционным идеям всегда противостоят передовые, прогрессивные идеи, выражающие положение, стремление, интересы, цели передовых общественных сил. Эти новые идеи и теории возникают как выражение потребностей развития материальной жизни общества. Их значение состоит в том, что они облегчают, ускоряют развитие общества, его продвижение вперёд. Чем точнее передовые общественные идеи и теории отражают потребности развития материальной жизни общества, тем большее значение они имеют в развитии общества:
«Возникнув на базе новых задач, поставленных развитием материальной жизни общества, новые общественные идеи и теории пробивают себе дорогу, становятся достоянием народных масс, мобилизуют их, организуют их против отживающих сил общества и облегчают, таким образом, свержение отживающих сил общества, тормозящих развитие материальной жизни общества» (1).
Товарищ Сталин в своей работе «О диалектическом и историческом материализме» показал соотношение стихийного и сознательного элемента в общественном развитии. Он с гениальной глубиной раскрыл и показал, при каких именно условиях и
--------------------------------
1. История ВКП(б). Краткий курс, стр. 111—112.
--------------------------------
когда процесс стихийного общественного развития сменяется сознательной революционной деятельностью масс. Товарищ Сталин нанёс смертельный удар разным вульгаризаторам и опошлителям марксизма, принижающим роль и значение передовой научной теории, передовых идей, передовых учреждений в общественной жизни. Он дал отпор буржуазным критикам марксизма, лживо утверждавшим, что исторический материализм отрицает роль идейного фактора, что марксизм односторонен и т. п. Ни одна партия не придавала такого большого значения передовым идеям, передовой научной общественной теории, как партия большевиков, партия ленинизма.
Буржуазные, идеалистические теории в социологии потерпели банкротство. Философы-идеалисты пишут о кризисе современной культуры: история-де пошла не в том направлении, как этого ожидали пророки капитализма. Они проклинают разум и науку. Величайшие мыслители-материалисты нашей эпохи Ленин и Сталин показали и доказали, какую поистине великую революционную роль в развитии общества играют передовые идеи, моральный фактор.
Обосновывая значение передовых идей, передовой теории в развитии общества, товарищ Сталин вооружил наши кадры глубоким пониманием роли марксистско-ленинской теории в строительстве социализма и коммунизма.

4
В историческом материализме основным и наиболее общим понятием является понятие «условия материальной жизни общества». В литературе по историческому материализму это понятие нередко ошибочно сужается и отождествляется с понятием «производство», «способ производства».
Товарищ Сталин не только систематизировал, свёл воедино соответствующие положения Маркса, Энгельса, Ленина по этому вопросу, но и уточнил, развил их дальше. Он впервые полностью раскрыл содержание понятия «условия материальной жизни общества», показал, из каких элементов, факторов эти условия складываются, какую роль в строении и развитии общества играют различные элементы, составляющие в совокупности систему условий материальной жизни общества.
Как известно, товарищ Сталин среди условий материальной жизни общества рассматривает: 1) окружающую нас природу или географическую среду; 2) рост народонаселения, ту или иную плотность населения; 3) способ производства материальных благ. Таково строго научное определение самого основного понятия исторического материализма — «условия материальной жизни общества». Но дело не только в точности определения понятий, категорий. Главное здесь состоит в научной точности понимания действительной роли различных моментов, составляющих в совокупности систему условий материальной жизни общества.
Буржуазная «социология» даёт в корне ложную трактовку вопроса о роли и значении географической среды в жизни и развитии общества. Многие буржуазные историки и «социологи» объясняют особенностями географической среды характер общественного строя различных стран, их исторические судьбы, особенности духовной культуры, психологический склад народов и т. п.
Фашистские геополитики «обосновывали» особенностями географической среды и стремлением к «жизненному пространству» разбойничьи, империалистические войны германского империализма. Ныне эти «геополитики», импортированные в США, заняты обоснованием и оправданием претензий американского империализма на мировое господство.
Но не только у буржуазных «социологов», а и у ревизионистских теоретиков II Интернационала, вроде Кунова, существовала невероятная путаница в понимании значения географической среды в развитии общества. Известно, что даже Плеханов неправильно понимал роль географической среды в развитии производительных сил общества, а значит, и в развитии всего общества в целом.
Товарищ Сталин в своей работе «О диалектическом и историческом материализме» наносит сокрушающий удар всем буржуазным социологическим школкам, объясняющим строение и развитие общества свойствами географической среды. Географическая среда относительно неизменна. Сколько-нибудь существенные изменения её происходят лишь в течение многих тысяч лет. Структура же общества изменяется неизмеримо быстрее. Относительно неизменный фактор не может служить причиной изменений общества, объяснить переход от одного общества к другому.
Географическая среда является одним из постоянных и необходимых условий материальной жизни общества. Более благоприятная географическая среда ускоряет ход общественного развития, менее благоприятная — замедляет, причём в разные периоды истории человечества, в зависимости от ступени развития производительных сил, одна и та же географическая среда оказывает различное влияние на производительные силы.
Каменный уголь, залежи нефти, марганцевая руда и т. п. не имели никакого значения для общества Киевской Руси. Зато теперь они имеют первостепенное значение для общества. Даже при капитализме огромные естественные богатства Урала и Сибири в значительной мере лежали под спудом. Лишь в условиях советского социалистического строя они во всё возрастающей мере разрабатываются и ставятся на службу народу.
Влияние географической среды на развитие общества зависит от ступени развития производительных сил, от способа производства.

продолжение работы...