Учебное пособие, написанное академиком Я. К. Гротом, «Русское правописание», изданное в 1894 г.


Книга Г. Роледера «Онанизм», вышедшая из печати в 1927 г. и рассказывающая о лечении пагубной привычки.


Развлекательная и познавательная книга Г. Вагнера и К. Фрейера «Детские игры и развлечения», изданная в 1902 г.


Книга Н. Тяпугина «Народные заблуждения и научная правда об алкоголе», вышедшая из печати в 1926 г.

Нужен номер эвакуатора? Заходите на наш сайт evakuator-smol.ru

В большевистском подполье


Н. И. Салехов, «Ян Борисович Гамарник»
Изд-во политической литературы, М., 1964 г.
OCR Biografia.Ru


Захватив власть, контрреволюционная буржуазно-националистическая Центральная рада повела антибольшевистскую политику, направленную на возврат к старым, буржуазным порядкам.
Развивая шовинистическую пропаганду, отравляя сознание трудящихся масс националистическим духом, буржуазные националисты пытались подорвать братские связи украинского народа с великим русским народом, поссорить их и тем самым отделить Украину от России.
Но ни жестокий террор, ни пропагандистские усилия украинских буржуазных националистов не смогли разорвать тесные братские узы русского и украинского народов, скрепленные многовековой совместной борьбой за свое существование.
Украинские большевики, в передовых шеренгах которых шел Ян Борисович Гамарник, в эти суровые дни вели огромную работу среди широких масс трудящихся, в частях 2-го гвардейского корпуса, на предприятиях Киева, среди железнодорожников Жмеринки, готовя их к выступлению против Центральной рады, за власть Советов.
16 января 1918 года в Киеве развернулась вооруженная борьба против контрреволюционной Центральной рады. В этот же день советские войска под руководством Юрия Коцюбинского2 вступили в Киев. Подразделения и части киевского гарнизона со всей артиллерией присоединились к войскам Коцюбинского, киевская Центральная рада была объявлена низложенной.
Придавая большое значение этому событию, В. И. Ленин 22 января 1918 года в радиограмме, адресованной «Всем, Всем», сообщал, что Киев находится «в руках украинской Советской власти. Киевская буржуазная Рада пала и разбежалась. Полностью признана власть Харьковской украинской Советской власти».
Но враг был еще силен. Внутренняя контрреволюция призвала себе на помощь международную буржуазию, встревоженную успехами Советской власти в России. Началась интервенция. Главными организаторами и вдохно-вителями интервенции были империалисты США, Англии и Франции.
При помощи Германии, Центральной рады и Каледина они пытались поработить Украину, превратив ее в опорный пункт борьбы против Советской России.
Первыми начали свое вторжение в украинские земли 18 февраля 1918 года немецкие империалисты. На следующий день ими уже был взят город Ровно, а 21 февраля — Новоград-Волынский. Австро-венгерские войска из Румынии наступали на Одессу, Ян Гамарник в это тревожное время находился в составе руководящего ядра киевской большевистской организации, которое возглавляло оборону славного древнего города.
Но силы были слишком неравны. Вражьи полчища все больше вклинивались в пределы нашей страны. Против огромной, хорошо обученной и вооруженной армии германских и австро-венгерских интервентов, поддерживаемых гайдамакскими бандами, сколоченными Центральной радой из кулачества, юнкеров и офицерства, молодая Советская республика выставила красноармейские полупартизанские отряды, плохо вооруженные и слабо подготовленные.
Они не имели военного опыта, у них не было налажено тыловое хозяйство, не хватало боеприпасов и т. п.
Однако эти отряды, из которых затем создавались полки и дивизии, руководимые большевиками, наносили серьезные удары по оккупантам и уже тогда представляли собой грозную силу, с которой не могли не считаться враги.
21 февраля 1918 года Советское правительство приняло декрет «Социалистическое Отечество в опасности», написанный В. И. Лениным. В нем говорилось:
«Чтоб спасти изнуренную, истерзанную страну от новых военных испытаний, мы пошли на величайшую жертву и объявили немцам о нашем согласии подписать их условия мира... Немецкое правительство... явно не хочет мира. Выполняя поручение капиталистов всех стран, германский милитаризм хочет задушить русских и украинских рабочих и крестьян, вернуть земли помещикам, фабрики и заводы — банкирам, власть — монархии... Социалистическая республика Советов находится в величайшей опасности... священным долгом рабочих и крестьян России является беззаветная защита республики Советов против полчищ буржуазно-империалистической Германии».
На помощь братскому украинскому народу пришел великий русский народ. Он поддержал его усилия военными, финансовыми, экономическими средствами.
С удесятеренной энергией работают в это время украинские большевики. Они мобилизуют все силы народа на борьбу с иноземными и внутренними врагами. 22 февраля 1918 года ЦИК Украины обратился с воззванием ко всем трудящимся, призвав их подняться на защиту Родины, создавать партизанские отряды, взрывать мосты, уничтожать все, чем могли бы воспользоваться вражеские полчища.
Неутомимым был в то время молодой, полный сил, энергии и революционного энтузиазма Ян Борисович Гамарник — один из организаторов и руководителей масс готовящегося к борьбе Киева.
А угроза над столицей Украины все более нарастала. Вражеские полчища подкатывались к ней со всех сторон. Это были силы, намного превосходившие все то, что Киев мог противопоставить наступающему врагу.
Надо было принимать решения, давать ответ на многие вопросы, продиктованные сложившейся обстановкой, не позволить врагу застать себя врасплох, суметь максимально сохранить свои силы для будущих решающих схваток. И такие решения были приняты. 5 марта 1918 года за подписью Ю. Коцюбинского в газете «Звезда» 2 была опубликована телеграмма всем Советам Украины, в которой сообщалось, что, не желая давать бой в Киеве превосходящим силам противника, армия временно отступила за Днепр, а рабоче-крестьянское правительство Украины переехало в Полтаву.
Для борьбы с австро-германскими интервентами и войсками контрреволюционной Центральной рады телеграмма призывала Советы создавать вооруженные отряды и направлять их в Полтаву. Здесь, в Полтаве, развернул свою деятельность и исполком Киевского Совета рабочих и солдатских депутатов, поставивший перед собой в качестве главной задачи создание 1-го революционного отряда имени Киевского Совета для борьбы за освобождение Украины и ее столицы.
Второй своей задачей Киевский исполком считал оказание всемерной помощи ЦИКу Украины в развертывании его большой и разносторонней деятельности. Для этой цели в ЦИК Украины были направлены 10 членов Киевского исполкома с правом решающего голоса (Гамарник, Клименко, Майоров, Реут, Якубенко и другие).
Они вели большую работу в верховном органе Советской власти Украины. Тем временем войска кайзеровской Германии уже наступали на Полтаву. Это вынудило принять решение о переезде ЦИКа Украины в Екатерино-слав (ныне Днепропетровск).
9 марта из Полтавы было передано сообщение всем Совдепам на Украине о том, что перенесенный в Екатеринослав II Всеукраинский съезд Советов состоится 15 марта и что, невзирая ни на какие препятствия, необходимо обязательно прислать на него своих делегатов.
В действительности съезд работал 17—19 марта. Активное участие в его подготовке, работе и в выработке важнейших его решений принимал Я. Б. Гамарник. Он являлся членом президиума съезда.
На съезде сложилась очень тяжелая обстановка. В числе делегатов оказалось много эсеров, анархистов, буржуазных националистов, которые выступали против Брестского мира. Большевики и сочувствующие им составляли лишь около половины делегатов съезда.
Но сплоченная партийной дисциплиной большевистская фракция во главе с Я. Б. Гамарником, А. В. Ивановым, Ф. А. Сергеевым (Артемом), Н. А. Скрыпником единодушно выступила и отстояла ленинскую позицию в вопросе о мире. Это был крупный вклад большевиков Украины в дело борьбы нашей партии и В. И. Ленина за мирную передышку, которая была очень нужна молодой и неокрепшей Советской республике.
По предложению большевиков съездом были приняты важные решения о политическом моменте, о государственном устройстве, об организации военной силы и временные положения о социализации земли, то есть текст того закона о земле, который был принят III Всероссийским съездом Советов в январе 1918 года.
В. И. Ленин высоко оценил победу украинских большевиков на II Всеукраинском съезде Советов. Указывая на результаты голосования съезда по вопросу о Брестском мире, В. И. Ленин разоблачал лживые утверждения бухаринской группы «левых коммунистов» о том, что якобы только так называемый «усталый север» был за мир, а «здоровый юг» будто бы против мира.
Чрезвычайно сложные условия, создавшиеся тогда на Украине, требовали от большевистской партии огромных усилий, большой организаторской работы в массах. А для этого надо было прежде всего укрепить свои собственные партийные ряды, которые постепенно ослабевали, так как многие коммунисты ушли в красногвардейские и партизанские отряды, некоторые были эвакуированы, другие арестованы. Контрреволюция загнала ленинскую партию Украины в подполье. Враг продолжал все больше наседать.
24 марта было передано сообщение о том, что правительство переезжает из Екатеринослава в Таганрог.
В этот тяжелый для республики период партия поручает Яну Гамарнику ответственное задание — организацию и руководство большевистским подпольем в Харькове, Крыму и Одессе, где он избирался членом подпольных комитетов партии. Преследования, акты предательства со стороны вражеской агентуры, пробиравшейся в подполье, провалы и аресты — все это крайне затрудняло работу Гамарника.
Ему часто приходилось заводить новые знакомства, находить новые явки, подыскивать помещения для собраний, подпольных типографий, хранения оружия и т. д.
Но и в этих условиях постоянной опасности для себя и товарищей Гамарник всегда умел найти выход из трудных положений, заранее предусмотреть необходимые меры предосторожности или своевременно принять нужное решение, чтобы уйти от преследования, ускользнуть от вражеских ищеек.
Ян, как любовно называли его друзья, обладал и в подполье замечательными качествами партийного организатора и пропагандиста. Смелый и решительный, настойчивый в достижении намеченной цели, он умел окружить себя надежными товарищами, заразить их своим энтузиазмом. Эти качества сочетались у него с поразительной подвижностью и находчивостью, умением быстро ориентироваться в обстановке и организовать работу с соблюдением строгой конспирации. Все это было очень важно для успешного выполнения заданий партии в сложных условиях вражеского тыла.
К апрелю 1918 года большевистское подполье было создано во всех районах Украины, оккупированных немецкими захватчиками. Наряду с Гамарником подпольной работой руководили такие опытные товарищи, как А. В. Иванов, С. В. Косиор, Н. А. Скрыпник и другие. Снова Украина покрылась густой сетью нелегальных партийных организаций, говорилось в одной из статей «Вестника Украинской народной республики» за 17 апреля 1918 года.
Снова из-под полы распространяются листовки, воззвания и газеты, призывающие украинский народ к вооруженному восстанию против душителей революции, к борьбе за Советскую власть, за социализм.
Остро стала ощущаться в то время необходимость создания всеукраинского центрального партийного руководства, которое направляло бы всю партийную и революционную работу на Украине. Большую роль в этом деле сыграло Таганрогское партийное совещание, происходившее 19—20 апреля 1918 года, на котором присутствовали делегации от киевской, харьковской, одесской, донбасской и других партийных организаций Украины.
Активное участие в работе совещания принял и Ян Борисович Гамарник.. Совещание обсудило вопросы о создании КП(б)У, о стратегии и тактике партии в борьбе с оккупантами. Для руководства всей работой по восстановлению партийных организаций и связей между ними, а также для подготовки и созыва I съезда КП(б)У совещание избрало Организационное бюро, в состав которого вошли: Бубнов, Косиор, Гамарник и другие товарищи.
3 мая 1918 года пленум ЦК РКП (б) подтвердил решение Таганрогского совещания. 9 мая 1918 года «Правда» писала: «Центральный Комитет РКП, обсудив вопрос о выделении особой Украинской Коммунистической партии из Российской Коммунистической партии, не находит никаких возражений против создания Украинской Коммунистической партии, поскольку Украина представляет собой самостоятельное государство».
Оргбюро Коммунистической партии Украины тогда находилось в Москве. Оно осуществляло центральное, руководство партийными организациями Украины. Гамарник был тесно связан со многими подпольными партийными организациями, которые он систематически посещал и практически направлял их деятельность.
Член ЦК КП(б)У первого созыва, ныне персональный пенсионер Афанасий Иванович Буценко, который вместе с Яном Гамарником был выделен съездом КП(б) Украины делегатом к Владимиру Ильичу Ленину, рассказал о двухчасовой беседе с гениальным вождем, о том, как вдохновленный этой встречей с Лениным Ян Гамарник занимался затем организацией подполья в Киеве, Полтаве, Екатеринославе и других районах, как с помощью своих друзей он переправлял на оккупированную Украину подпольных работников и оружие, как мастерски осуществлял ленинские указания.
На Украине в то время свирепствовал режим жесточайшего террора германо-гетманской диктатуры. В таких условиях нужно было как можно лучше руководить большевистским подпольем и всей революционной борьбой, приблизить партийное руководство к массам. В этих целях в мае 1918 года в Киеве была проведена подпольная партийная конференция, на которой создан второй партийный центр, получивший название временного Всеукраинского комитета КП(б)У.
Оргбюро и временный комитет многое сделали для восстановления партийных организаций, роста рядов партии, усиления их влияния в массах, мобилизации сил на борьбу с врагами Советской власти. Под руководством Оргбюро и временного комитета украинские большевики проводили подготовку к I съезду КП(б)У.
Вот что говорит об этом периоде работы большевиков делегат I съезда КП(б)У от нижнеднепровской большевистской организации И. М. Захарченко:
«В сложных условиях свирепого террора оккупантов и гетманских банд во второй половине июня 1918 года состоялось подпольное партийное собрание. На нем были избраны три делегата на I съезд КП(б)У. Собрание проводилось в необычных даже для того периода условиях.
По одному, рискуя каждую секунду быть схваченными, мы пробирались под носом у немецких патрулей к Днепру. Там, в густых зарослях лозы, было решено провести собрание. Это был рискованный шаг. Во избежание провала место, где должно было состояться собрание, охранялось дозорными, специально отобранными из верных людей...
Нижнеднепровская подпольная организация коммунистов единогласно избрала своими делегатами Петра Воронцова, Владимира Клочко и меня.
Спустя несколько дней мы выехали в Москву. Впрочем, слово «выехали» здесь не совсем подходит. Не так просто было пробраться тогда в столицу молодой Советской республики. Нам пришлось двигаться по оккупированной врагом украинской земле, обходить степные шляхи, по которым патрулировали немецкие заставы и отряды гетманской варты. Особенно опасными были дороги, идущие к границам братской России».
Но никакие препятствия не могли помешать большевикам пробраться в Москву. На историческом I съезде Коммунистической партии Украины, происходившем 5—12 июля 1918 года, присутствовало 65 делегатов с решающим голосом и 147 — с совещательным. Они представляли 45 партийных организаций, в которых насчитывалось 4364 члена партии. Сейчас эта цифра кажется очень маленькой. Но в тот период она свидетельствовала о большой работе, проведенной ленинской партией в условиях глубокого подполья.
Ян Борисович Гамарник был избран в президиум съезда.
В дни работы съезда Москва жила напряженной жизнью. Враги партии и Советского государства — троцкисты и левые эсеры — вели ожесточенные атаки против линии партии, против ЦК и В. И. Ленина по вопросам внешней и внутренней политики. Предавая интересы революции, действуя коварными методами, эти люди пытались спровоцировать войну между молодой Советской республикой и Германией. Именно с этой целью было осуществлено провокационное убийство немецкого посла в Москве Мирбаха, вслед за которым был поднят вооруженный мятеж.
Рано утром 6 июля 1918 года, то есть на второй день работы съезда, делегаты были подняты по боевой тревоге: партия бросила их на подавление контрреволюционного мятежа левых эсеров. Вооружившись винтовками и гранатами, они направились в Трехсвятительский переулок, в котором окопалась группа мятежников. Здесь же находилась и часть членов ЦК левых эсеров.
Делегаты I съезда КП(б)У сражались с врагом в одних рядах с делегатами V съезда Советов, который заседал в Москве одновременно с партийным съездом Украины.
Вскоре после интенсивного обстрела гнезда мятежников члены ЦК левых эсеров и часть бунтовщиков трусливо сбежали. К исходу дня мятеж был разгромлен. А утром 7 июля съезд КП(б)У возобновил свою работу. Накануне открытия съезда КП(б)У его делегация была принята вождем партии и Советского государства В. И. Лениным. В числе делегатов от Киевщины на этом приеме были А. И. Буценко и Я. Б. Гамарник.
«Когда мы прибыли в Кремль,— вспоминает А. И. Буценко,— секретарь В. И. Ленина пригласила нас пройти в зал заседания ЦИК. Не прошло и пяти минут, как Владимир Ильич вышел к нам из своего кабинета, тепло, дружески поздоровался со всеми, попросил сесть и подробно изложить важнейшие проблемы работы съезда. Дружеская беседа с вождем трудящихся продолжалась около двух часов. Я тогда впервые встречался с Владимиром Ильичей и запомнил эту встречу на всю жизнь».
На всю жизнь запомнил эту встречу и Гамарник и каждый член украинской делегации. Большинство их, главным образом молодых партийных работников, раньше не встречались с Ильичем. Знали о нем по его трудам, выступлениям, по рассказам старших товарищей. Великий вождь казался им каким-то недоступным человеком. Встреча с Ильичем развеяла все предположения делегатов. Оказалось, что он знал о делах на Украине буквально все. Он находил время для бесед с рабочими и крестьянами, бывал на заводах, знал нужды людей, руководил гигантской работой по защите завоеваний Октября.
Простая, задушевная беседа вождя, его улыбка, обыкновенная, ничем не выделяющаяся одежда,— все, что его окружало, запомнилось всем, кому посчастливилось быть в составе делегации от съезда украинских большевиков. Какая-то необыкновенная теплота чувствовалась в каждом слове Ильича.
Ильич расспрашивал делегатов не только о предстоящей работе съезда. Он задавал им много вопросов о положении в различных районах Украины, состоянии партийных организаций, о кадрах, средствах и различных нуждах революционного подполья, о жизни рабочих и крестьян, их настроениях и запросах. Беседа была такая простая, словно делегаты одни оживленно разговаривали в своем кругу. Каждому хотелось что-то сказать вождю, о чем-то спросить его, услышать его ответ, его теплое слово.
Подробно расспросив и выслушав украинских товарищей, Владимир Ильич дал им ряд практических рекомендаций, направленных на усиление работы коммунистического подполья и подготовки масс к решительной борьбе с интервентами и буржуазно-националистической контрреволюцией, за победу Советской власти на Украине.
Товарищи долго и оживленно говорили потом между собой о встрече с Ильичем, делились своими впечатлениями с делегатами съезда, которым не удалось быть на приеме у вождя. Встреча с В. И. Лениным оказала огромное влияние на всю работу съезда. Все выступления делегатов, все принятые съездом решения были направлены на то, как лучше выполнить советы и указания великого Ленина.
В истории большевистской партии Украины этот съезд явился выдающимся событием. Он объединил все большевистские организации в масштабе Украины и провозгласил образование КП(б)У как составной, неразрывной части Российской коммунистической партии большевиков. Он принял важное решение, направленное на дальнейший подъем освободительной борьбы украинского народа против немецких оккупантов и буржуазно-националистической контрреволюции, на полное изгнание всех врагов Советской власти.
Вскоре после съезда члены ЦК Гамарник, Буценко, Крейсберг и другие были вновь направлены на Украину, на подпольную работу. На этот раз Ян Борисович возглавил группу, посылаемую в Одессу. Такое решение ЦК КП(б)У было не случайным. Оно диктовалось тяжелой обстановкой, сложившейся к тому времени в Одессе.
Приход сюда австро-германских оккупантов и эвакуация из города органов Советской власти не могли не сказаться отрицательно на положении партийных организаций как в самом городе, так и в области. Здесь нужен был опытный руководитель, умелый организатор, хорошо знавший особенности местных условий и людей, на которых можно было бы опереться.
Группе товарищей во главе с Гамарником предстояло усилить ряды большевистских организаций, восстановить отдельные их звенья, наладить и по-новому проводить партийную работу, сколотить вокруг партийного подполья широкий актив рабочих и трудящихся крестьян, наладить информацию, установить связи с большевистскими организациями других городов и т. д.
Но не так-то просто было проникнуть на оккупированную врагом территорию, чтобы не вызвать подозрения властей и сразу же не оказаться под наблюдением многочисленных шпиков. Для этого надо было прежде всего заготовить на каждого товарища надежные документы. Это дело также было поручено Гамарнику.
Теперь, спустя 45 лет после описываемых событий, нам напоминают о них не только живые их участники, но и многочисленные немые свидетели — документы, хранящиеся в центральных и местных партийных и государственных архивах. Один из таких документов свидетельств вует, в частности, что 18 мая 1918 года по письму из Центрального Комитета партии в Президиум Московского Совдепа Я. Б. Гамарнику было выдано 30 экземпляров чистых паспортных бланков и 30 экземпляров пропусков на право проезда на Украину.
Так Ян Борисович Гамарник с группой товарищей сразу же после I съезда КП(б)У оказался в Одессе.
В городе свирепствовал в то время режим жесточайшей белогвардейской реакции, которая вкупе с интервентами терроризовала население. Ни в чем не повинных людей в любой момент могли задержать, арестовать, расстрелять.
Городской транспорт почти не работал, в магазинах было пусто. Чужеземцы наживались на спекуляциях, грабили местное население. В этой обстановке подняли голову и преступные элементы. Бандиты совершали налеты не только ночью, но и средь бела дня.
Однако одесский пролетариат, портовые рабочие, труженики фабрик и заводов, не теряли надежды. Они верили, что скоро наступят другие времена, и делали все для того, чтобы ускорить установление родной Советской власти.
Вначале Ян Борисович возглавил Одесский городской комитет партии. Но вскоре был избран секретарем Одесского губернского комитета партии.
Член КПСС с 1911 года Н. Л. Соболь, работавший в тот период в Одессе секретарем партколлектива табачной фабрики Попова и являвшийся членом горкома партии, вспоминает:
«С приездом Яна Борисовича деятельность подпольной организации приобретает все больший размах... Налаживается дело с изданием подпольной литературы. Выпускаются листовки к рабочим и крестьянам Одесщины, а также к солдатам оккупационных войск на немецком, чешском и польском языках. Многие из них писал сам Гамарник. Было налажено распространение нелегальной литературы среди оккупационных войск».
Гамарник был тесно связан с массами коммунистов и беспартийных рабочих, часто бывал на предприятиях, беседовал с рабочими. Его знали очень многие, уважали и оберегали его от шпиков.
Заседания горкома он нередко проводил непосредственно на фабрике Попова, которая была превращена в своеобразный партийный центр, откуда можно было оказывать влияние на солдат вражеских войск. Фабрика находилась в центре города, здесь работало много девушек, с которыми солдаты охотно знакомились, а большевики через работниц фабрики вели среди солдат агитацию, распространяли листовки. Вооруженная фабричная охрана полностью была под влиянием и контролем партийной организации.
В этот период в Одессе произошло несколько забастовок и стачек. По предложению Гамарника на всех предприятиях производилось отчисление средств в пользу стачки одесских железнодорожников. А организовать и осуществить все это в условиях подполья и вражеского террора было чрезвычайно трудно.
Одесская партийная организация создала тогда несколько подрывных групп, которые совершали диверсионные акты, разрушали железнодорожное полотно, взрывали мосты, устраивали крушения вражеских эшелонов.
Под руководством Гамарника, рассказывает Н. Л. Соболь, в Одессе и ближайших районах были организованы вооруженные отряды на предприятиях и партизанские отряды в деревнях.
Проводилась большая работа по подготовке вооруженного восстания с целью изгнания интервентов и белогвардейцев. В Куяльнике (как называли один из пригородов) была оборудована подпольная большевистская типография, где печатались листовки, прокламации, воззвания к населению и солдатам вражеских армий.
В результате уже к осени 1918 года влияние одесской подпольной большевистской организации значительно возросло. Она окрепла организационно и политически, выросла численно и завязала широкие связи с массами рабочих и крестьян.
Большая заслуга во всем этом принадлежала Яну Борисовичу Гамарнику. Одесские большевики на областной партийной конференции избрали его делегатом на II съезд КП(б)У, состоявшийся в Москве 17—22 октября 1918 года. В работе съезда приняло участие 125 делегатов, представлявших уже около 9 тысяч членов партии.
Перед началом работы съезда члены ЦК КП(б)У были приглашены в ЦК РКП (б) на совещание с В. И. Лениным. Внимательно выслушав украинских товарищей, Ильич долго беседовал с ними. Он говорил об изменении международного и внутреннего положения Советской республики и в связи с этим о политическом положении на Украине, дал целый ряд практических указаний и советов по работе II съезда КП(б)У и руководству борьбой за восстановление Советской власти на Украине.
Секретарь ЦК РКП (б) Я. М. Свердлов, выступивший на съезде с приветственной речью, высоко оценил деятельность украинских большевиков в тяжелых условиях вражеской оккупации и террора.
II съезд КП(б)У направил главное внимание партийной организации Украины на усиление работы среди масс, мобилизацию их сил на быстрое изгнание оккупантов с украинской земли и восстановление Советской власти.
Решения съезда были проникнуты духом пролетарского интернационализма, единства пролетариата Украины и России, а также всего международного рабочего движения.
Ян Борисович выехал на съезд двумя днями раньше известного многим срока выезда делегатов. Это спасло его от неминуемого ареста, которому подверглись Н. Соболь, Н. Голубенко и многие другие партийные работники сразу же после выезда Гамарника из Одессы. Провалы, аресты и репрессии, усилившиеся в это время, показали, что здесь действуют предатели-провокаторы, пробравшиеся в большевистское подполье. Яну Борисовичу уже нельзя было больше появляться в Одессе.
В ноябре и декабре 1918 года ЦК КП(б)У направил сюда две группы подпольных работников. Вновь созданный обком возглавил Иван Смирнов (партийная кличка Ласточкин).
Против молодой Советской республики ополчилась внутренняя и международная контрреволюция. Освободив свои войска с фронтов окончившейся первой мировой войны, империалисты стран Антанты получили возможность усилить интервенцию, чтобы подавить первое в мире социалистическое Советское государство. Тайком от своих народов в ночь на 16 ноября 1918 года англо-французская эскадра вошла в Черное море. В конце ноября пираты высадились на советской земле и заняли ряд крупных портовых городов — Одессу, Новороссийск, Севастополь.
Одессу интервенты превратили в опорный пункт, стянув сюда силы всей международной контрреволюции. Помимо англо-французских войск здесь были части греческой армии, подразделения палача польского народа Пилсудского, а также германские захватчики.
Именно в этот период украинская националистическая контрреволюция и мелкобуржуазные партии — меньшевики, эсеры, буржуазные националисты-петлюровцы и прочие враги революции в особенно неприглядном виде показали свое предательское лицо. Петлюровцы поспешили с поклоном к французскому командованию и в январе 1919 года заключили с ним договор, предающий интересы своего народа.
Украина отдавалась французским империалистам на разграбление.
В это время Яи Гамарник руководил работой по развертыванию большевистского подполья в Харькове и в Крыму. ЦК КП(б)У еще 9 сентября принял специальное постановление, в котором указывалось на необходимость «объехать Крым и помочь собрать крымскую конференцию и оказать всяческое содействие крымским товарищам, в том числе и деньгами».
В соответствии с этим решением в Крым и были направлены Я. Гамарник, П. Дыбенко и другие товарищи. Они побывали в Севастополе, Симферополе и других местах. Там они нашли нужных людей, установили связи, провели ряд совещаний, оживили работу.
Хотя крымское подполье и располагало оружием и диверсионно-подрывными отрядами, но в борьбе против англо-французских интервентов самым мощным нашим оружием, пишет в своих воспоминаниях участник крымского подполья член КПСС с 1917 года Л. И. Лидов, были «не пулемет и винтовка, а злободневная большевистская листовка на английском, французском и греческом языках. С этой листовкой мы обращались к иностранным рабочим и крестьянам, одетым в солдатские шинели и матросские бушлаты».
Большевики разоблачали козни империалистов, их дезинформацию, отвечали на волновавшие солдат и матросов вопросы, разъясняли, зачем империалисты пригнали их в нашу страну, говорили им об их братском интернациональном долге.
Вначале листовки писались от руки, размножались на шапирографе, но вскоре стали большими тиражами печататься в одесской подпольной большевистской типографии. Позже издание пропагандистской литературы было налажено типографским способом и в Севастополе.
Крымское большевистское подполье наносило серьезные удары по внутренней и иностранной контрреволюции, подрывало и ослабляло тыл врага, отвлекало на себя его силы, оказывая тем самым содействие Красной Армии в разгроме и изгнании всех врагов с нашей земли.
Приезд Гамарника и других товарищей явился важным событием в жизни крымской партийной организации. «Помню, как состоялось заседание комитета и актива,— пишет Л. Лидов.— Оно было созвано в сапожной мастерской подпольщика тов. Спиро, помещавшейся на углу Большой Морской улицы и Малоофицерского спуска, в 120—150 метрах от полицейского участка... Первое слово было предоставлено человеку среднего роста с солидной темно-русой бородой — товарищу Яну».
В своем докладе о Брестском мире он разъяснял ленинскую позицию, поставил перед крымской, и в частности севастопольской, организацией конкретные задачи, поделился опытом подпольной работы одесских большевиков.
Вскоре подпольные большевистские организации Севастополя, Одессы и других городов установили контакт с моряками англо-французского флота, стали оказывать на них влияние, что очень встревожило всю реакцию.
Оказав необходимую помощь севастопольскому подполью в улучшении работы среди населения и войск интервентов, Гамарник направился в Симферополь. Здесь ему предстояло выполнить решение ЦК КП(б)У — подготовить и провести первый Крымский съезд большевистской партии. Это задание он выполнил. Съезд состоялся 1 декабря 1918 г. в Симферополе. На нем присутствовало 24 делегата от 17 партийных организаций. Представителем от ЦК КП(б)У был тов. Я. Б. Гамарник.
Съезд рассмотрел ряд самых насущных вопросов: о подготовке вооруженного восстания против интервентов и белогвардейцев и развертывании партизанской борьбы; о работе большевиков в профсоюзных организациях и среди войск противника. На съезде был избран Крымский областной комитет партии, который на первом же заседании создал областной ревком для руководства повстанческим движением?
Опыт Гамарника по подготовке и проведению вооруженного восстания в Киеве, по работе его в Киевском ревкоме и в одесском подполье здесь был очень нужен. И результаты скоро сказались. Сошлемся на отдельные документы, которые исходили из вражеского лагеря, ибо признание побед большевиков самим врагом — лучшее доказательство того, что массы идут за большевиками, поддерживают их политику.
В политической сводке штаба белогвардейских войск в Крыму за 11 декабря 1918 года признавалось, что «в рабочих кругах агитация большевиков принимает все большие размеры, особенно усиленно она ведется среди военнопленных... мобилизация проходит крайне вяло». А убедительной иллюстрацией ее результатов является город Симферополь, где из 1037 человек, подлежавших мобилизации, удалось призвать всего лишь 150 человек. На следующий день в аналогичной сводке уже открыто говорилось, что «авторитет правительства в глазах населения падает все более и более».
Еще убедительней была сводка от 13 декабря, в которой подчеркивалось, что в Севастополе «ежедневно обстреливаются патрули и здания военных учреждений добровольческой армии. Население продолжает вооружаться, получая оружие через рабочую дружину, настроение их крайне большевистское. Такое же положение во всех остальных городах Крыма».
Работа большевистского подполья во вражеском тылу не прошла даром. Она содействовала победоносному изгнанию нашим народом всех врагов Советской власти из Крыма. Под мощным натиском Красной Армии и усилившегося партизанского и повстанческого движения гетманский режим пал. 14 декабря 1918 года гетман Скоропадский отказался от власти и тайно бежал в Берлин.
Пытаясь обмануть народ, усыпить его бдительность, воздействовать на его национальные чувства, блок буржуазно-националистических партий в лице «Украинского национального союза» образовал новый буржуазный орган власти — так называемую Директорию во главе с агентами Антанты и украинской буржуазии Винниченко и Петлюрой.
Захватив власть, Директория открыто стала проводить антисоветскую политику, громить партийные и массовые организации рабочих. Участились расстрелы коммунистов, профсоюзных работников и революционных рабочих. В середине января 1919 года Директория официально объявила войну Советской России.
«Хрен редьки не слаще»,— говорили большевики народу об этой «новой» буржуазно-националистической власти, социальной базой которой были кулачество да городская буржуазия.
Разоблачая ее контрреволюционную сущность, большевики призывали трудовые массы не ослаблять борьбы с внутренними и иностранными душителями революции до полного их разгрома. Самоотверженная борьба трудящихся и победы Красной Армии позволили освободить от врагов значительную территорию Украины, в том числе Одессу, и установить здесь Советскую власть.
В мае 1919 года Гамарник снова прибыл в Одессу и был избран председателем губернского комитета партии. Город в это время блокировала англо-французская эскадра, в самом городе и его окрестностях действовала банда Григорьева, ощущались большие трудности с продовольствием. К Одессе приближались деникинские войска.
Губком во главе с Гамарником мобилизовал все силы на борьбу с врагом под лозунгом «Все для фронта, все для разгрома Деникина». С помощью трудящихся Одессы Красная Армия разгромила банду Григорьева. Создавались вооруженные отряды коммунистов и рабочих, проводилось всеобщее военное обучение. Населению разъяснялась обстановка, всюду проходили митинги и собрания, издавалась партийная литература.
1 июня 1919 года Гамарник доложил в ЦК КП(б)У о том, что в Одессе состоялась губпартконференция, на которой обсуждены текущий момент, продовольственный вопрос, вопросы партийного и советского строительства. Конференция постановила мобилизовать в армию 50 процентов всего состава коммунистов. Все советские учреждения объявлялись на военном положении. Избран губернский комитет КП(б)У в составе 15 человек.
День и ночь Ян Борисович находился на своем боевом посту. Губком был тесно связан с партийными организациями и рабочими массами предприятий, получал информацию, принимал необходимые меры по организации отпора врагу.
Не было дня, вспоминает Н. Соболь, работавший в то время уже секретарем Одесского городского райкома партии, чтобы Ян Борисович не выступал где-нибудь перед трудящимися города и ближайших районов. Он был поистине неутомимым работником.
Многие удивлялись, откуда черпает он такую энергию и энтузиазм, такую страстность, с которой он выполнял и малое и большое дело, заражая этим всех своих товарищей.
А ведь это было жаркое время. Много ночей приходилось проводить без сна, много суток без горячей пищи, постоянно подвергаться опасности быть убитым из-за угла, так как враги делали свое подлое дело. А врагов у Советской власти было немало. Они поднимали свою голову особенно тогда, когда осложнялась обстановка и положение на фронте складывалось не в нашу пользу. Деникинцы рвались к Одессе. Большевистское руководство напрягало все силы для организации защиты города.
5 июля 1919 года «Одесский коммунист» опубликовал сообщение о том, что решением объединенного заседания президиума губисполкома и бюро губкома образован Совет обороны Одесского округа, являющийся высшим руководящим органом.
В его состав вошли Гамарник, Клименко, Краевский. Одновременно было принято решение об образовании Верховного военно-революционного трибунала. Это была очень важная, нужная и своевременная мера, направленная на обуздание контрреволюции и ее агентуры.
Совет обороны развернул кипучую деятельность. 5 июля он обратился к рабочим и крестьянам со специальным воззванием, призывавшим их подняться на борьбу с Деникиным. 6 июля было опубликовано обращение о мобилизации всех сил для борьбы с контрреволюцией, яростно выступавшей против мероприятий Советской власти и подрывавшей ее тыл. Члены Совета обороны вникали во все стороны политической и экономической жизни, стремясь обеспечить нужды фронта.
Однако, несмотря на огромную работу одесских большевиков, городу явно не хватало сил. Одесса не смогла сдержать вражеское нашествие.

продолжение книги ...






Добавлена книга известного в прошлом географа Ю. Г. Саушкина «Москва», под редакцией члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского, изданная в 1955 г.


Добавлена книга М. Д. Каммари, Г. Е. Глезермана и др. авторов «Роль народных масс и личности в истории», изданная Гос. изд-м политической литературы в 1957 г.


Добавлена книга «На заре книгопечатания» В. С. Люблинского, изданная "Учпедгизом" в 1959 г. и повествующая о первых книгопечатниках.


Добавлена книга «Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи», изданная в 1939 г. и содержащая речи и статьи известного политического и государственного деятеля.


Добавлена книга «Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке», под редакцией М. Горького и др., изданная в 1935 г.


Добавлена брошюра М. Моршанской «Иустин Жук», напечатанная издательством "Прибой" в 1927 г. и рассказывающая о деятельности революционера.


Добавлена книга М. А. Новоселова «Иван Васильевич Бабушкин» о жизни Бабушкина, напечатанная издательством "Молодая Гвардия" в 1954 г.