Учебное пособие, написанное академиком Я. К. Гротом, «Русское правописание», изданное в 1894 г.


Книга Г. Роледера «Онанизм», вышедшая из печати в 1927 г. и рассказывающая о лечении пагубной привычки.


Развлекательная и познавательная книга Г. Вагнера и К. Фрейера «Детские игры и развлечения», изданная в 1902 г.


Книга Н. Тяпугина «Народные заблуждения и научная правда об алкоголе», вышедшая из печати в 1926 г.

Военный комиссар


Н. И. Салехов, «Ян Борисович Гамарник»
Изд-во политической литературы, М., 1964 г.
OCR Biografia.Ru


И вот для Одессы вновь наступили трудные дни. 25 августа 1919 года Красная Армия была вынуждена оставить город.
Тот, кто побывал на войне, пережил ее боевые будни, хорошо знает, что отступать всегда очень тяжело. Но особенно горестно оставлять на поругание врагу родные места.
Каждый боец знал, каким тягостным испытаниям подвергнется население города, сколько крови трудящихся будет пролито. Даже крепкие духом бойцы впадали в уныние, не зная, как, куда и сколько придется отступать.
Красная Армия была тогда еще молодой и командиры ее подразделений и частей в большинстве были также молодые, слабо обученные, как и рядовые бойцы. Да и с вооружением дело обстояло далеко не благополучно, А драться надо было с регулярными войсками, возглавляемыми опытными кадровыми офицерами. К тому же белогвардейская армия была вооружена, как говорится, до зубов. Поэтому некоторые красноармейцы, особенно при отступлении, теряли веру в свои силы.
Пусть бы только на одном участке, а то буквально всюду положение было тяжелое. Вражеские полчища, не считаясь с потерями, неумолимо наседали, рвались вперед.
В этих условиях в рядах Красной Армии как воздух нужна была высокая сознательная дисциплина, глубокая вера трудящихся масс в правоту своего дела, в конечную победу нового строя.
Чтобы решить эту задачу, большевистская партия направила в Красную Армию значительное число коммунистов, которым поручалось сцементировать ряды бойцов, личным примером воодушевлять их, обеспечить разгром врага. В числе этих коммунистов в армию был послан и Ян Борисович Гамарник.
В то время Центральный Комитет партии и Советское правительство принимали все меры, чтобы помочь 12-й и 14-й армиям, действовавшим на Украине, успешно выполнить поставленную перед ними задачу: во что бы то ни стало отстоять район Одессы и Киева. В специальной телеграмме Совнаркому Украины, датированной 13 августа, В. И. Ленин писал: «Настоятельно рекомендуем закрыть все комиссариаты, кроме военного, путей сообщения и продовольствия. Мобилизуйте всех поголовно на военную работу...»
Гамарник был одним из тех, кто выполнял это указание Ленина, кто в числе первых шел туда, где было трудно. А 12-й армии, в которую был направлен Ян Борисович, поручалось силами 45, 47 и 58-й дивизий продолжать оборону Южной Украины и действиями 45-й стрелковой дивизии помешать соединению петлюровцев с деникин-цами, обеспечивая через удерживаемый коридор оружием и боеприпасами две другие дивизии.
Общей задачей всех трех дивизий являлось удержать район Одессы и Черноморского побережья до момента начала контрнаступления наших войск.
Чтобы лучше использовать силы, 45,47 и 58-я стрелковые дивизии были сведены в Южную группу войск 12-й армии. Командующим группой был назначен начальник 45-й дивизии И. Э. Якир. В Реввоенсовет группы вошли Я. Б. Гамарник, Л. И. Картвелишвили (Лаврентий) и член Реввоенсовета 12-й армии В. П. Затонский.
Начальником штаба Южной группы был назначен А. В. Немитц. Южная группа войск 12-й армии должна была отвлечь на себя часть деникинских соединений, чтобы облегчить действия советских войск, которые оперировали на Левобережной Украине и на центральном направлении Южного фронта.
Во время боевых действий Гамарник всегда находился на передовых позициях и своим личным примером, живым, правдивым и доходчивым словом воодушевлял бойцов на успешное решение боевых задач. В освобожденных от белогвардейцев и националистических банд населенных пунктах он оказывал конкретную помощь местным партийным организациям в восстановлении партийных и советских учреждений, в организации партийно-массовой работы среди населения.
Военные комиссары, одним из которых был Ян Борисович Гамарник, были ведущим звеном в системе партийного руководства в армии. Комиссары в Красной Армии являлись, говорилось в декрете ВЦИК от 8 апреля 1918 года за подписью В. И. Ленина, «не только прямыми и непосредственными представителями Советской власти, но и прежде всего носителями духа нашей партии, ее дисциплины, ее твердости и мужества в борьбе за осуществление поставленной цели».
Живой, энергичный, общительный, Ян Борисович Гамарник в самой сложной, казалось, безвыходной обстановке сохранял спокойствие и твердость, проявлял личную храбрость. Эти качества он выработал в себе в суровые годы подполья в процессе выполнения ответственных заданий партии.
Бойцы и командиры видели в нем умного, волевого и храброго начальника, который постоянно проявляет о них отеческую заботу, вникает во все детали боевой жизни и обеспечения войск.
Практика комиссарской работы сразу же подсказала Яну Борисовичу, что боеспособность каждого подразделения и части достигается прежде всего степенью партийного влияния на весь личный состав, сознательностью красноармейцев. И он принимал все меры к тому, чтобы наиболее правильно распределить коммунистов по подразделениям и частям, хорошо организовать повседневную политико-воспитательную работу. На это он неустанно обращал внимание командного состава и партийно-политического аппарата.
Успешные боевые действия Южной группы войск 12-й армии во многом определялись тем, что партийно-политическая работа в частях и соединениях носила боевой, наступательный характер и была подчинена одной задаче — разгрому врага.
Гамарник проявлял большую заботу о том, чтобы личный состав был постоянно осведомлен о положении на фронтах, о противнике, с которым предстояло сражаться, о серьезности обстановки в стране и ответственности армии и каждого ее бойца за судьбу Родины.
К концу августа 1919 года для Южной группы войск 12-й армии сложилась чрезвычайно сложная обстановка: они оказались далеко в тылу наступающих деникинских войск, над ними нависла серьезная угроза. Надо было принимать срочные и смелые решения.
Выход из такого критического положения был найден: войскам Южной группы было приказано отходить на север для соединения с частями 12-й армии, действовавшими в районе Житомира.
Вспоминая об этом трудном периоде, начальник политотдела одной из дивизий Гринштейн писал, что у командования и политработников были большие сомнения, хватит ли у бойцов сил и духа, чтобы вырваться из «котла», соединиться со своими войсками. Здесь-то и сказалась повседневная, кропотливая, самоотверженная деятельность посланцев партии в Красную Армию, работа созданных ими партийных организаций, их влияние на бойцов.
Войска, ведомые своими боевыми командирами и политработниками Якиром, Гамарником, Котовским, Голубенко, Затонским, Княгницким и другими, разгромили в боях во много раз превосходящие силы противника и вышли из окружения.
Интересный эпизод того периода о роли и влиянии комиссара рассказал в своих мемуарах ныне 83-летний вице-адмирал в отставке А. В. Немитц — ветеран русского и советского флота, прошедший путь от царского адмирала и командующего Черноморским флотом при Временном правительстве до первого «красного адмирала» и командующего всеми морскими силами молодой Советской республики при В. И. Ленине. Когда создавалась Южная группа 12-й армии, А. В. Немитц находился в Одессе и стал ее начальником штаба.
«Я диктую машинистке Шурочке,— пишет он,— первый приказ по войскам Южной группы: «Товарищи красноармейцы! Мы окружены...» Далее описываю, какие части белых нас окружают, и сообщаю, что фронт уже ушел от Вапнярки на север на 480 верст. Призываю войска осознать серьезность положения, повысить дисциплину и в полном боевом порядке пробиваться на соединение с частями Красной Армии.
В комнату входит Якир и, пробежав глазами приказ, вырывает его из машинки:
— Не подпишу! Да так вы разложите мне все дивизии!
— Войска должны знать правду. Это поднимает сознание, чувство ответственности, дисциплину. Солдат должен понимать замысел полководца, тогда он храбр.
Спор ведется уже на высоких нотах. Отдыхающий в соседней комнате на диване член Реввоенсовета Южной группы Ян Гамарник просыпается и слушает нашу перепалку.
В разгар спора он встает и, подойдя к столу, молча подписывает приказ.
Якир высоко ценил мнение своего комиссара. Так был принят план выхода из окружения».
В приказе № 2 по Южной группе войск 12-й армии от 20 августа 1919 года, подписанном Якиром, Гамарником и Голубенко, Реввоенсовет Южной группы обращался к личному составу со следующим призывом:
«Тяжелый момент переживает рабоче-крестьянская Советская Украина, недавно освобожденная от германского империализма и помещичье-буржуазной гетманской диктатуры. Ее снова терзают белые банды Деникина и Петлюры при активной помощи и руководстве американских, английских и французских капиталистов. Мы героически сражаемся, но временно отходим с юга Украины, чтобы собрать свои силы в единый мощный кулак, расшибить врага окончательно и очистить украинскую землю от белобандитов. Мы отступаем к Киеву и Харькову на соединение с наступающей Красной Армией».
Реввоенсовет группы призывал каждого воина проникнуться чувством ответственности за судьбу рабоче-крестьянской Украины, ибо речь идет о ее жизни или смерти.
Серьезность положения войск группы и задач, возложенных на нее, требовала максимального напряжения сил и настойчивости, упорства и выдержки, организованности и дисциплины. Всякое невыполнение приказа квалифицировалось как предательство и дезертирство и сурово наказывалось.
Самый малейший проступок не оставался безнаказанным. А когда во время боевого похода было замечено, что некоторые бойцы и командиры стали частенько выпивать, Реввоенсовет группы издал специальный приказ от 4 сентября 1919 года, в котором говорилось, к каким тяжелым последствиям это может привести.
Разъясняя этот приказ, Гамарник призывал личный состав к решительной борьбе со всяким проявлением расхлябанности и недисциплинированности в частях.
И результаты высокой требовательности, четкой, целенаправленной деятельности командиров и политработников сказались. Вскоре для войск Южной группы 12-й армии наступил решающий момент. Петлюровцы спелись с белогвардейцами и стали действовать совместно, пытаясь не допустить перехода Южной группы войск через линию железной дороги Казатин — Фастов, окружить и уничтожить их.
15 сентября в районе станций Бровки — Хорлеевка — Попельня произошли ожесточенные бои с врагом, в результате которых войска Южной группы разгромили последний опасный заслон противника, захватили 7 орудий, 14 пулеметов и 600 пленных.
Путь для движения на север был открыт. Упорная и настойчивая борьба командиров и политработников за строгий порядок, дисциплину и организационность позволила Южной группе войск 12-й армии успешно справиться с возложенной задачей, что и отмечалось в приказе по войскам за № 011 от 18 сентября 1919 года, когда была завершена операция по овладению Житомиром. Разгромленные петлюровские части отступали на Новоград-Волынский и Бердичев.
И вновь Ян Борисович оказался в своем родном городе, где он провел первые пять лет своей жизни.
Долго ходил Гамарник по городу, по обрывистым берегам реки Тетерев, разыскивая знакомые ему с раннего детства места, которые он хотя и смутно, но все же помнил.
Здесь, в Житомире, Южная группа войск 12-й армии завершила свою миссию. 4 октября 1919 года Якир и Гамарник подписали последний приказ Реввоенсовета группы за № 22. Это был приказ о расформировании Южной группы войск. Так закончился героический боевой поход. Южная группа войск вышла из вражеского окружения и соединилась с частями своей 12-й армии, действовавшими на севере Украины.
В период этого очень трудного похода войска строго придерживались замечательного боевого девиза: «Есть задачи трудные, но непосильных нет!» Руководствуясь этим девизом, воины всех частей Южной группы одерживали одну победу за другой, покрыли неувядаемой славой свои боевые знамена.
Вспоминая о героическах делах славных советских воинов и о заслугах боевого члена Реввоенсовета товарища Яна Гамарника, командующий Южной группой войск И. Э. Якир позднее писал, что «к моменту создания Южной группы положение наших войск было исключительно тяжелым: мы находились во вражеском окружении, всякое руководство из центра прекратилось, Киев был занят врагом.
Нам нужно было действовать быстро и решительно. Для этого надо было провести большую работу среди всего рядового и командного состава, добиться того, чтобы каждый красноармеец всесторонне осмыслил свою задачу, проникся чувством ответственности за судьбу Родины и железной волей к борьбе до полной победы великого дела Октябрьской революции.
В этом деле нам очень помогла «Памятка бойца Южной группы», написанная и широко распространенная членом Реввоенсовета группы тов. Гамарником.
В живых, образных словах эта памятка звала к выдержке, к испытаниям, звала к новым тяжелым боям, звала на север. «Памятка» говорила: «Северные братья, ведомые большевиками, на соединение с которыми мы идем, неизменно одерживают и будут одерживать победы. Бьется за освобождение могущественный класс пролетариев, его ведут большевики. Он освободит угнетенное большинство, он неизменно одерживает и будет одерживать победы на своем боевом пути. Он придет на выручку окруженной врагами Южной группе. Он поможет нам снова отнять у помещиков землю и передать ее крестьянам. Он отнимет снова фабрики и заводы у капиталистов».
Реввоенсовет республики высоко оценил боевую доблесть воинов частей и соединений Южной группы. 1 октября 1919 года 45-я и 58-я стрелковые дивизии были награждены Почетными революционными Красными знаменами. В постановлении Совета Обороны, подписанном его председателем В. И. Лениным, говорилось:
«1. Наградить славные 45-ю и 58-ю дивизии за геройский переход на соединение с частями XII армии почетными знаменами революции.
2. Выдать всей группе за этот переход, как комсоставу, так и всем красноармейцам, денежную награду в размере месячного оклада содержания».
К этому времени Гамарник уже был комиссаром 58-й стрелковой дивизии. На этом посту он отдал много сил укреплению ее рядов, повышению ее боеспособности, росту партийных организаций и усилению их влияния на массы бойцов. Многие воины, отличившиеся в боях, были направлены на учебу, выдвинуты на командные должности, стали членами большевистской партии.
Комиссар дивизии Ян Гамарник настойчиво разъяснял воинам конечную цель боевых действий: изгнать ненавистного врага, укрепить Советскую власть, которая создаст для трудящихся лучшую жизнь, всеми силами защищать эту Советскую власть от вражеских покушений. Сила Красной Армии, часто повторял он,— в ее неразрывной, органической связи с народом, в верности и преданности своей Отчизне.
В приветствии командования 58-й стрелковой дивизии Киевскому губревкому от 6 января 1920 года начальник дивизии Княгницкий и ее комиссар Гамарник призывали рабочих охранять и грудью защищать родную Советскую власть, быть беспощадными в борьбе с контрреволюцией, охранять красный пролетарский тыл, который шел бы нога в ногу с красным фронтом.
Приветствие призывало рабочих создать тесный союз рабочих, крестьян и красноармейцев.
Успехи Красной Армии на фронтах гражданской войны давали возможность нашей партии и народу сосредоточивать свои усилия на хозяйственном строительстве. Постепенно страна приступала к восстановлению разрушенных в войну промышленных предприятий и транспорта. Часть руководящих работников, ранее посланных в армию, снова отзывалась на партийную, советскую, профсоюзную и хозяйственную работу.
В феврале 1920 года, после окончательного разгрома деникинцев, снова был направлен на работу в Одессу и Ян Борисович Гамарник, где его избрали председателем Одесского губкома партии. И здесь, на фронте мирного строительства, он проявил незаурядные способности. Чем только ни приходилось заниматься ему и всем другим партийным и советским работникам: снабжением населения хлебом, топливом, борьбой с эпидемиями, со спекуляцией и бандитизмом, очисткой города, налаживанием его промышленного и портового хозяйства, созданием детских домов для детей, потерявших родителей, строительством школ, больниц и многим другим.
Одесская партийная организация, возглавляемая Гамарником, мобилизовала все силы на борьбу с разрухой. В феврале 1920 года Одесский губком разработал директиву, поставив в ней конкретные, всесторонне продуманные практические задачи перед органами власти на местах, перед партийными организациями и каждым членом партии. Она нацелила все звенья партийных и советских органов на выполнение неотложных хозяйственно-политических дел и оказание помощи фронту.
Несмотря на огромную загруженность, Ян Борисович не порывал связей со своей 58-й дивизией, которая вела тогда ожесточенные бои с врагом. Ее бойцы, командиры и политработники проявляли в этих боях невиданную стойкость и храбрость, совершали массовые героические подвиги.
Отмечая эти подвиги, Реввоенсовет республики приказом от 13 декабря 1920 года за № 598 наградил легендарную 58-ю стрелковую дивизию «орденом Красного Знамени для прикрепления его к имеющемуся Почетному революционному Красному знамени за отличия в боях с врагами социалистического Отечества».
В боевых успехах дивизии немалая заслуга принадлежала и бывшему ее комиссару Яну Гамарнику. Он вложил много сил и энергии в дело политического воспитания воинов, в повышение боеспособности ее подразделений и частей.
В июле 1920 года партия выдвинула Гамарника на новый ответственный пост. Он был переведен в Киев. Здесь его избрали председателем губкома партии и губревкома (позже губисполкома). Нелегкое бремя легло на его плечи в этом славном и древнем городе.
Надо было срочно восстанавливать городское хозяйство, налаживать работу промышленных предприятий и транспорта, повседневно заботиться о снабжении населения продовольствием и т. д. Успешному решению всех этих вопросов всячески противодействовали враги Советской власти — буржуазные националисты, эсеры, меньшевики. Они на каждом шагу совали палки в колеса.
На Киевщине действовали еще тогда различные банды, которые терроризовали население, убивали советских и партийных работников. Но под руководством Гамарника и его боевых соратников киевская партийная организация преодолела все трудности.
В Киеве, как и в Одессе, Ян Борисович пользовался большим авторитетом. Здесь многие хорошо помнили его еще по Октябрьскому вооруженному восстанию, особенно рабочие ведущего предприятия Киева — «Арсенала». Гамарник часто бывал в сплоченном коллективе рабочих нашего предприятия, пишет в своих воспоминаниях член КПСС с 1922 года И. Б. Стомахин, работавший в то время на «Арсенале». «Он умел горячо, задушевно и вместе с тем просто объяснить рабочим самые сложные вопросы международного и внутреннего положения, рассказать о мероприятиях, проводимых партией и Советской властью».
Одно из собраний на «Арсенале», вспоминает тов. Стомахин, посвящалось выборам в депутаты Киевского горсовета. И когда председателем собрания было предложено называть кандидатуры, то буквально сотни голосов дружно, словно сговорились, назвали первым своим депутатом имя замечательного большевика Яна Борисовича Гамарника.
Он был постоянно связан с рабочими массами, никогда не скрывал от них трудностей, умел мобилизовать их на выполнение задач, поставленных партией.
Незабываема его пламенная речь, произнесенная более 40 лет назад на митинге рабочих Киевских главных железнодорожных мастерских. В то время наметилась небольшая военная передышка, которую надо было использовать для мирного хозяйственного строительства, чтобы все силы бросить на борьбу с разрухой. Обращаясь к рабочим, Ян Борисович говорил: «На новом фронте — фронте трудовом — мы победим только тогда, когда мы к нему отнесемся так же серьезно, как к фронту военному. Наша задача показать английскому, французскому и американскому капиталу, что мы не только умеем разрушать, но и создавать».
В резолюции, принятой митингом, рабочие обязались приложить все усилия для восстановления хозяйства и выразили надежду, что 1921 год будет годом победы над разрухой.
Как бы подводя итог киевскому периоду деятельности Я. Б. Гамарника, профессор, доктор медицинских наук С. С. Каган, который в 1920 году был единственным в Киеве врачом — членом большевистской партии, писал в своих воспоминаниях: «Мне посчастливилось близко сталкиваться по работе с Я. Б. Гамарником в 1920—1923 гг. С тех пор Ян Гамарник запомнился мне как зрелый руководящий партийный работник и государственный деятель большого масштаба.
Стройный, красивый, с прямым глубоко проникающим, как бы прощупывающим вас взглядом, строгий, ясный и определенный... убеждающий, старающийся привлечь на свою сторону, на сторону ленинского руководства, ленинского учения, ленинского мнения, вне которых нет для него истины и цели, не устающий разъяснять и пропагандировать эту истину — таким был Ян.
...Среди товарищей Ян Борисович был прост и сердечен, проявлял о них неизменную заботу и постоянную чуткость. Он был точен в режиме труда, в ведении заседаний, экономен в словах и речах. Не любил болтовни, многоречивости, красивых фраз. Это был сугубо деловой руководитель и государственный деятель, ставивший партийную линию превыше всего».
Своей кипучей деятельностью и инициативой Ян Борисович Гамарник никогда не подавлял окружающих, а любовно растил и выдвигал их. Он никогда не кичился высоким положением. В кругу друзей и близких старался быть незаметным, отличался исключительной скромностью, беспощадно боролся против всякого проявления бюрократизма, семейственности, бахвальства, панибратства. Сам в этом отношении он был безупречен.
Вот характерный пример, о котором рассказала младшая сестра Гамарника Клара Борисовна. «В 1920 году,— говорит она,— я, 14-летняя девчонка, поступила на работу в Киевский ревком телефонисткой. Вскоре меня вызвали в кабинет к председателю ревкома. Я с большим волнением вошла в кабинет и вижу: за столом сидит Ян. Я даже растерялась от неожиданности, так как никто дома ничего не знал об этом его назначении. «Тебе здесь больше работать нельзя,— заявил он мне.— Надо немедленно уходить». В ответ на мои возражения Ян вспылил и сказал: «Неужели ты не понимаешь, что родственники не могут работать в одном учреждении?» На мой вопрос, куда же мне пойти работать, он ответил: «Хочешь быть хорошей комсомолкой — иди на производство, где требуются рабочие». Так я и сделала, поступив работать на утиль-фабрику».
С большой теплотой и любовью сестры Яна Борисовича вспоминают своего брата. Он всегда по-отечески заботился о них и имел на них огромное влияние. По его совету старшая сестра Фаина Борисовна в 1919 году ушла добровольно на фронт и длительное время находилась в рядах Красной Армии, сражавшейся против белогвардейцев. Младшая сестра — Клара Борисовна в пятнадцатилетнем возрасте вступила в комсомол, а в 1927 году стала членом Коммунистической партии.
— Ян,— говорит она,— хотя и не мог уделять нам много времени, но, если у него выкраивались свободные минуты, он проводил их с нами. Он рассказывал нам много поучительных историй о людях, которые беззаветно боролись с врагами трудового народа, за его свободу и лучшую жизнь.
Помню, какое сильное впечатление на меня произвел рассказ Яна о героизме и отваге И. Э. Якира и об одесской подпольщице Елене Соколовской, которая с риском для жизни бесстрашно выполняла ответственнейшие поручения партии.
Но редко и мало приходилось Яну Борисовичу бывать в семейном кругу. В июне 1923 года партия вручила ему новую путевку. На этот раз он был направлен на Дальний Восток.

продолжение книги ...






Добавлена книга известного в прошлом географа Ю. Г. Саушкина «Москва», под редакцией члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского, изданная в 1955 г.


Добавлена книга М. Д. Каммари, Г. Е. Глезермана и др. авторов «Роль народных масс и личности в истории», изданная Гос. изд-м политической литературы в 1957 г.


Добавлена книга «На заре книгопечатания» В. С. Люблинского, изданная "Учпедгизом" в 1959 г. и повествующая о первых книгопечатниках.


Добавлена книга «Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи», изданная в 1939 г. и содержащая речи и статьи известного политического и государственного деятеля.


Добавлена книга «Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке», под редакцией М. Горького и др., изданная в 1935 г.


Добавлена брошюра М. Моршанской «Иустин Жук», напечатанная издательством "Прибой" в 1927 г. и рассказывающая о деятельности революционера.


Добавлена книга М. А. Новоселова «Иван Васильевич Бабушкин» о жизни Бабушкина, напечатанная издательством "Молодая Гвардия" в 1954 г.