Учебное пособие, написанное академиком Я. К. Гротом, «Русское правописание», изданное в 1894 г.


Книга Г. Роледера «Онанизм», вышедшая из печати в 1927 г. и рассказывающая о лечении пагубной привычки.


Развлекательная и познавательная книга Г. Вагнера и К. Фрейера «Детские игры и развлечения», изданная в 1902 г.


Книга Н. Тяпугина «Народные заблуждения и научная правда об алкоголе», вышедшая из печати в 1926 г.

Информация перосъемная насадка здесь.

«Ответственный техник, финансист и транспортер партии»


Р. Ф. Карпова, «Л. Б. Красин - советский дипломат»
Изд-во социально-экономической литературы, М., 1962 г.
OCR Biografia.Ru


Годы жизни Красина в Баку (1900—1904) были богаты революционными событиями в стране. Многочисленные стачки и демонстрации состоялись в Петербурге, Москве, Киеве, Баку, Ростове-на-Дону, Нижнем Новгороде и других городах. Повсюду в стране чувствовалось приближение революционной бури.
В этой обстановке с особой настоятельностью и остротой вставала задача создания партии — подлинного вождя и политического руководителя рабочего класса, призванного стать во главе грядущей революции. Состоявшийся в 1898 году I съезд местных социал-демократических организаций не привел к фактическому созданию партии.
Для решения этой жизненно важной задачи Ленин считал необходимым создание общерусской нелегальной политической газеты как важнейшего средства идейного и организационного сплочения социал-демократов России в единую партию. Такой газетой стала «Искра».
В январе 1901 года за границей вышел ее первый номер. Организатором и непосредственным идейным руководителем газеты был В. И. Ленин. Вокруг ленинской «Искры» сложился крепкий организационный костяк партии. Она стала центром объединения сил, идейного воспитания и сплочения социал-демократических организаций в общерусскую боевую централизованную пролетарскую партию с марксистской программой, революционной тактикой, единой волей и железной дисциплиной.
Сплотив вокруг себя социал-демократические организации России, «Искра» развернула огромную работу по подготовке II съезда партии, главная задача которого заключалась в создании действительно революционной марксистской партии.
Титаническая борьба В. И. Ленина и местных социал-демократических комитетов искровского направления за создание революционной пролетарской партии нового типа увенчалась успехом. На II съезде РСДРП в июле — августе 1903 года такая партия была создана. Тогда же была принята первая программа РСДРП. Это была подлинно марксистская программа революционной пролетарской партии.
В Баку Л. Б. Красин руководил большой и трудной работой по строительству электростанции на Баиловском мысу для электрификации нефтяных промыслов. Работа эта велась с большим напряжением, она дала молодому инженеру большой практический опыт и вместе с тем открыла для него возможность блестящей административно-технической карьеры.
Но натура борца по-прежнему тянула его совсем не в сторону этого, так легко ему дававшегося благополучия, его больше увлекала подпольная социал-демократическая работа.
По приезде в Баку Л. Б. Красин принял живейшее участие в работе местной социал-демократической организации, в подготовке знаменитой Бакинской стачки 1903 года. Он много сделал для установления связей Бакинского комитета с другими социал-демократическими организациями и с редакцией ленинской «Искры».
«В скором времени,— пишет Красин в своих автобиографических заметках,— чуть ли не все наличное ядро бакинской социал-демократической организации очутилось на моей электрической станции...»
Строящаяся электрическая станция была чрезвычайно удобной базой для привлечения нужных людей, для хранения нелегальной литературы, шрифта. Самые ответственные потайные склады были устроены так, что в случае обыска можно было зажечь одну-две форсунки и тайник становился абсолютно недоступным.
Жандармы были бессильны перед этой «технической цитаделью» и после нескольких безрезультатных обысков махнули на нее рукой.
Важную роль сыграл Красин в организации работы знаменитой бакинской подпольной типографии. Инициатива создания этой типографии принадлежала бесстрашному борцу за дело рабочего класса Ладо Кецховели. Типография работала в Баку до января 1906 года, а затем была переведена на легальное положение и перевезена в Петербург для печатания «Новой жизни» и других большевистских изданий.
Самым значительным делом типографии было печатание «Искры» с матриц, присылаемых из-за границы. Для урегулирования этого вопроса состоялась поездка Красина в Женеву, в редакцию «Искры», где было условлено высылать в Баку на имя Красина матрицы вместе с какими-либо техническими чертежами или рисунками соответствующего содержания, чтобы не вызывать подозрений в таможне.
По этим матрицам газета должна была печататься тиражом до 10 тысяч экземпляров и рассылаться по России во все значительные центры рабочего движения.
Н. К. Крупская очень высоко оценивала деятельность бакинской подпольной типографии, как и бакинской социал-демократической организации в целом. Она писала, что Баку был тогда опорным пунктом искровской организации и бакинская типография снабжала «Искрой» чуть не всю Россию.
Участвуя в печатании и распространении ленинской «Искры», Л. Б. Красин вместе с другими самоотверженными и беззаветными борцами за интересы народа содействовал созданию партии рабочего класса.
Революционная работа Л. Б. Красина в Баку выдвинула его в число широко известных организаторов социал-демократического движения в России. Вскоре после II съезда партии он был кооптирован в состав ЦК РСДРП.
Создание партии на II съезде РСДРП поставило в качестве одной из первоочередных задач организацию централизованного технического аппарата для установления связи между местными партийными комитетами и Центральным Комитетом. Партия находилась в глубоком подполье. Об использовании легальных методов связи не могло быть и речи. Приходилось устанавливать сложную систему адресов, явок, паролей, используя для этого лиц, сочувствующих партии.
Централизованный технический аппарат был необходим также для организации финансов партии, типографской работы, транспорта (пересылка людей за границу и обратно, перевозка и распространение литературы и т. д.). Значительная часть этой организаторской работы была возложена на Л. Б. Красина.
Надо сказать, что в умении изыскивать средства для партии Красин был неистощим. Большую помощь в этом ему оказывал М. Горький, с которым он познакомился зимой 1903 года. Им удалось использовать всех сочувствовавших партии, в числе которых иногда оказывались известные писатели, крупные адвокаты, инженеры, врачи, чиновники государственных учреждений. Как вспоминал впоследствии А. М. Горький, он познакомил Красина с известным фабрикантом Саввой Морозовым, с которым у Горького к тому времени сложились дружеские отношения.
Первая встреча Красина с Саввой Морозовым носила деловой характер.
— В какой сумме нуждаетесь? — поинтересовался фабрикант.
Ответ был лаконичным:
— Давайте больше.
— Двадцать тысяч в год довольно-с?
— Двадцать четыре — лучше!
На том и порешили. Тогда же условились о первом и немедленном взносе за 5 месяцев вперед. Это был первый, но далеко не единственный крупный взнос, который удалось Красину выжать из морозовских капиталов на покупку оружия, на подпольную технику и на другие нужды партии.
Значительные суммы собирались посредством организации лекций, концертов, вечеров. Для этого привлекались подчас очень известные артисты. В числе их были М. Ф. Андреева, а также В. Ф. Комиссаржевская. Их участие в концертах всегда обеспечивало высокие сборы.
Порою дело принимало весьма курьезный оборот. Однажды случилось так, что выступление В. Ф. Комиссаржевской в Баку, имевшее целью собрать деньги для нелегальной типографии, состоялось в том самом доме, в котором жил начальник местного жандармского управления.
Жандармский полковник оказался большим «почитателем таланта» Комиссаржевской и присутствовал на вечере со всем своим штабом.
Весной 1904 года по решению Центрального Комитета Красин переехал из Баку поближе к Москве — в Орехово-Зуево, где стал работать в качестве строителя и заведующего электрической станцией на предприятиях Саввы Морозова. В это время при его непосредственном участии была создана подпольная типография в Москве на Лесной улице. Большая организаторская работа, которую вел Л. Б. Красин в составе первого ЦК, позволила В. И. Ленину на заседании ЦК РСДРП 11 мая 1905 года назвать его «ответственным техником, финансистом и транспортером» партии.
Однако годы работы Красина в составе первого ЦК были чрезвычайно трудными годами в жизни партии и характеризовались глубочайшим партийным кризисом, основу которого, как указывал. В. И. Ленин, составляло «упорное нежелание меньшинства II съезда подчиниться большинству его», стремление меньшевиков направить партию по пути оппортунизма.
Потерпев поражение на съезде, меньшевики поставили своей целью любыми средствами сорвать выполнение его решений, захватить руководящие центры партии. Они стали на путь бойкота и дезорганизации. Антипартийная деятельность меньшевиков угрожала самому существованию революционной марксистской партии в России.
Положение усложнилось в связи с изменой Плеханова, перешедшего на сторону меньшевиков. При его содействии меньшевикам удалось взять в свои руки редакцию «Искры» и получить большинство в Совете партии. В. И. Ленин был вынужден выйти из состава редакции «Искры».
В ноябре 1903 года он был кооптирован в ЦК и оттуда самым решительным образом продолжал борьбу с оппортунизмом меньшевиков по организационным вопросам, против раскола и дезорганизации, вносимых меньшевиками, за ликвидацию раздоров и установление фактического единства в партии. Единственным радикальным средством против партийного кризиса В. И. Ленин считал партийный съезд.
Борьба за созыв съезда стала центральной задачей большевиков. В письме Центральному Комитету от 10 декабря 1903 года Ленин писал: «Спасение одно — съезд. Лозунг его: борьба с дезорганизаторами». Местные партийные организации активно поддержали инициативу В. И. Ленина.
Борьба В. И. Ленина и его сторонников против меньшевиков была затруднена примиренческой по отношению к меньшевикам позицией отдельных членов Центрального Комитета. В их числе оказался и Л. Б. Красин.
Ошибочная, беспринципно-примиренческая позиция Красина в этот ответственный в истории партии период объясняется прежде всего недооценкой им ленинских организационных принципов последовательно революционной партии, партии нового типа, непониманием создавшейся в партии политической обстановки, истинных причин кризиса, враждебной интересам рабочего класса оппортунистической сущности меньшевизма, а также в какой-то степени неспособностью освободиться от влияния плехановского авторитета.
В. И. Ленин подверг примиренцев, в том числе Красина, самой решительной критике. «...У целого ряда партийных работников,— писал Ленин,— явилось такое настроение: уйти в положительную работу, отстранившись совершенно от всей той ожесточенной междоусобной борьбы, которая происходит в партии. Они хотят закрыть глаза, заткнуть уши, спрятать голову под крыло положительной работы, они бегут и прячутся от всего того, от чего теперь, будучи в партии, никуда не убежишь. Часть ЦК и заняла такую «примиренскую» позицию, стремясь замолчать нарастающие разногласия, стремясь замолчать факт разложения партии».
Логическим следствием примиренчества явилась капитуляция большинства членов ЦК перед меньшевиками летом 1904 года, что нанесло большой ущерб партии, затянуло кризис. Захватив партийные центры, меньшевистские лидеры начали раскалывать партийные организации на местах, разрушали единство действий рабочего класса. Такое положение было тем нетерпимее, что назревание революции в стране требовало сплочения сил партии и боевого единства пролетариата.
Важнейшим этапом в борьбе за созыв III съезда партии было совещание двадцати двух большевиков, которое состоялось в Швейцарии в августе 1904 года под руководством В. И. Ленина. Совещание обсудило вопрос о партийном кризисе и путях его ликвидации и приняло написанное В. И. Лениным обращение «К партии», ставшее программой борьбы за съезд.
«Практический выход из кризиса,— говорилось в обращении,— мы видим в немедленном созыве третьего партийного съезда». Большинство партийных комитетов поддержало большевиков. Однако меньшевистский Совет партии вопреки воле большинства партии направил свои усилия на срыв съезда.
Центральный Комитет, в составе которого преобладали примиренцы, также выступил против съезда. В этой обстановке избранное на областных конференциях большевистских комитетов Бюро комитетов большинства целиком взяло в свои руки дело организации съезда.
Видную роль в борьбе за ликвидацию партийного кризиса, в подготовке III съезда РСДРП сыграла руководимая В. И. Лениным газета «Вперед», первый номер которой вышел 22 декабря 1904 года. В обстановке затянувшегося партийного кризиса и начавшейся революции В. И. Ленин категорически настаивал на решительном разрыве с меньшевиками и созыве III партийного съезда без согласия центров.
«...Центры,— писал он в январе 1905 года,— поставили себя вне партии. Середины нет: кто за центры, кто за партию? Пора размежеваться...»
В этот критический момент, потребовавший определенного открытого выбора, Л. Б. Красин решительно отошел от меньшевиков. Встречи в Женеве с Плехановым, Аксельродом, Мартовым и другими меньшевиками накануне III съезда воочию убедили его в их беспросветном оппортунизме: «...Мы увидели действительный оппортунизм и гнилость занятой ими позиции,— вспоминает Красин,— и сейчас же без колебаний присоединились к Ленину, приняв участие в III съезде нашей партии в Лондоне...»
12(25) апреля 1905 года открылся III съезд РСДРП. На нем были представлены только большевистские комитеты. Меньшевики отказались участвовать в работе съезда и созвали в Женеве свой съезд, который из-за малочисленности состава они назвали конференцией партийных работников.
В. И. Ленин председательствовал на III съезде. Л. Б. Красин был избран вице-председателем. Он принял в работе съезда активное участие, выступал по основным вопросам повестки дня: с докладом от Организационного комитета ЦК, с отчетным докладом ЦК, а также при обсуждении вопроса о вооруженном восстании, об участии социал-демократии во временном революционном правительстве, при обсуждении Устава партии и других вопросов.
Деятельность ЦК была подвергнута на съезде резкой критике. В. И. Ленин и другие делегаты справедливо осудили примиренческую линию поведения ЦК, приведшую к капитуляции перед меньшевиками.
Присутствовавший на съезде М. Н. Лядов в своих воспоминаниях пишет, что его очеиь интересовало мнение Ильича, можно ли вполне доверять членам ЦК Красину и Любимову и не удастся ли Плеханову вновь переубедить их.
В. И. Ленин ответил, что опасаться этого как будто не приходится, но «надо быть начеку и не мешает в прениях по докладу ЦК дать им хорошую трепку». Однако, как вспоминает далее Лядов, когда «Никитич» приступил к отчетному докладу ЦК, настороженное, недоверчивое выражение лица Владимира Ильича все более и более смягчалось, прояснялось.
Наконец он не выдержал, сошел с председательского места и, подойдя к группе товарищей, в числе которых был М. Н. Лядов, прямо выразил свою радость по поводу того, что «Никитич» порвал с меньшевиками и присутствует на большевистском съезде, а доклад его построен так умело, что «трепать его особенно сильно не придется».
В своем выступлении по отчетному докладу ЦК В. И. Ленин отметил, что доклад Красина касался больше техники, чем политики Центрального Комитета: «ЦК говорит мало о своей политике, ибо ничего хорошего о ней он не мог сказать». Однако, учитывая разрыв Красина с меньшевиками накануне съезда и признание им примиренческих ошибок ЦК, В. И. Ленин заметил, что «больше радости об одном грешнике раскаявшемся, чем о 99 праведниках».
Оценивая линию поведения Л. Б. Красина на съезде, М. Н. Лядов писал, что во всем ходе съезда все более и более обнаруживалось, что «Никитич» не на словах, а на деле большевик. Холодок, бывший у большинства делегатов по отношению к нему в начале работы съезда, окончательно испарился. Результатом этого явилось единогласное избрание Красина по предложению В. И. Ленина в большевистский Центральный Комитет.
По окончании съезда Красин вернулся в Россию и развернул кипучую революционную деятельность. На годы первой русской революции падает расцвет его подпольной работы.
С лета 1905 года он работал в Петербурге в качестве инженера «Электрического общества 1886 года», заведовал кабельной сетью Петербурга. Высокий инженерский пост служил отличным прикрытием для Красина — члена ЦК РСДРП, Красина — подпольщика, организатора и непосредственного руководителя широко известных своей смелостью боевых выступлений легендарного Камо (С. А. Тер-Петросяна).
«Веселое было время! — вспоминает Красин об этих днях.— Самая интенсивная работа по организации партии, создание технического аппарата, широчайшая пропаганда и агитация в массах на почве думской кампании, активная подготовка к вооруженному восстанию, целый ряд конспиративных предприятий и технических дел — все это заполняло целиком время...»
В годы революции Красин, по-прежнему оставаясь «министром финансов» партии, в то же время руководил особой боевой технической группой при ЦК. Работа по ее созданию началась по инициативе Петербургского комитета РСДРП сразу после событий 9 января.
После III съезда партии, подтвердившего необходимость создания боевых групп из партийных работников, боевая техническая группа перешла в непосредственное ведение Центрального Комитета партии. Во главе группы по предложению В. И. Ленина был поставлен Л. Б. Красин. Ни одно боевое выступление большевиков не осуществлялось без предварительного обсуждения с ним.
В. И. Ленин придавал большое значение деятельности боевой группы. Как пишет в своих воспоминаниях старый революционер, член боевой технической группы при ЦК Н. Е. Буренин, «Владимир Ильич Ленин живо интересовался деятельностью «Боевой технической группы». Мы работали, руководствуясь его указаниями».
Боевая техническая группа при ЦК выполняла задания по закупке и доставке оружия из-за границы, готовила вооруженные выступления. Заявки на оружие поступали не только из Петербурга и Москвы, но и с Кавказа, Урала, из Прибалтики и других мест. Поэтому дело не ограничивалось закупкой и доставкой оружия, а также экспроприацией его с правительственных складов, кое-что приходилось делать самим: бомбы, ручные гранаты, «адские машины», для чего пришлось организовать сугубо конспиративные мастерские бомб и взрывчатых веществ и выделить особую химическую группу, в работе которой принимали участие специалисты-химики.
Леонид Борисович вспоминал впоследствии, что конструкция одного из запалов их группы была признана экспертизой Главного артиллерийского управления чрезвычайно удачной, если не лучшей.
Одновременно с этой наиболее опасной и наиболее конспиративной работой по руководству боевой технической группой Красин был одним из организаторов легальной типографии «Дело», где печаталась первая легальная большевистская газета «Новая жизнь», фактически ставшая центральным органом РСДРП. Душой газеты был В. И. Ленин. В газете сотрудничали лучшие партийные публицисты В. В. Боровский, А. В. Луначарский, В. Д. Бонч-Бруевич, М. С. Ольминский и другие. На ее страницах печатался М. Горький.
В октябрьские дни 1905 года Красин был выбран в Петербургский Совет рабочих депутатов и вошел в его большевистскую фракцию, руководимую В. И. Лениным со времени его возвращения из эмиграции. Вся работа Л. Б. Красина в годы первой русской революции проходила под непосредственным руководством и в самом тесном сотрудничестве с Владимиром Ильичем.
Революция 1905—1907 годов потерпела поражение. Начались тяжелые годы столыпинской реакции. Рабочие организации были разгромлены, многие партийные руководители казнены, десятки тысяч революционеров сосланы на каторгу. Социал-демократическая партия переживала тяжелый организационный и идейно-политический кризис.
Красин держался сравнительно долго и окончательно «провалился» лишь в марте 1908 года. Он был арестован в Куоккала (Репино) и заключен в Выборгскую тюрьму. Полиции была достаточно хорошо известна революционная деятельность Красина. Ему угрожала виселица. Друзья и родные хотели организовать побег, но попытки оказались безуспешными. Однако после месячного заключения в тюрьме ои был освобожден по чисто формальным мотивам, так что лишь случайно избежал расправы *. Воспользовавшись освобождением, Красин немедленно эмигрировал за границу.
Находившийся в это время в эмиграции В. И. Ленин предлагал ему принять участие
--------------------------------
* В соответствии с действовавшим в Финляндии законодательством петербургская прокуратура должна была представить тюремному начальству дело по обвинению арестованного в том или ином преступлении в течение месяца. Обвинительные документы на Красина были представлены с запозданием на несколько часов, в течение которых друзьям Красина удалось добиться его освобождения.
--------------------------------
в издании партийного печатного органа. Однако Красин отклонил это предложение, так как считал себя более пригодным к практической работе в партии. Как вспоминал он впоследствии, его привлекала и тянула к себе — и в этой области он чувствовал себя достаточно сильным — практическая работало организации технического и финансового аппарата партии, постановка техники, транспорта, связи.
Первое время в эмиграции он был занят изысканием средств для партии. Однако в условиях эмиграции возможности такого рода деятельности сократились до предела. Разброд и шатания внутри значительной части социал-демократов в годы реакции не прошли мимо Красина и вызвали у него колебания, на этот раз в форме «ультралевизны».
Вместе с отзовистской группой «Вперед», к которой он близко примыкал в то время, Красин в 1910 году вышел из большевистского центра. Он поселился в Берлине и стал постепенно отходить от активной партийной работы.
В Берлине Красин работал в качестве инженера на крупном электротехническом предприятии «Сименс-Шуккерт». Необыкновенная работоспособность, глубокие знания и безусловный талант инженера-практика принесли ему заслуженное признание и известность среди инженерных и деловых кругов Германии.
В 1912 году Л. Б. Красин вернулся в Россию. Он работал в качестве инженера-электрика крупнейших промышленных предприятий Москвы и Петербурга, был директором российского отделения фирмы «Сименс-Шуккерт». Партийной работы вплоть до конца 1917 года он не вел, однако не порывал связей с партией, по-прежнему оказывал содействие Камо в самых рискованных его предприятиях, помогал партии в изыскании средств.
В эти годы он поддерживал самые близкие дружеские отношения с А. М. Горьким, М. Ф. Андреевой, А. В. Луначарским, Г. М. Кржижановским, М. И. Брусневым, С. Я. Аллилуевым, а также с В. В. Воровским, через которого был связан с деятельностью Петроградской большевистской организации.
В 1917 году, после возвращения В. И. Ленина из эмиграции, Л. Б. Красин неоднократно встречался с ним. Эти встречи имели для Красина решающее значение. Под непосредственным влиянием Владимира Ильича после Великой Октябрьской социалистической революции он вернулся к активной работе в рядах большевистской партии и до конца дней своих, выполняя ответственные задания партии и правительства, оставался на переднем крае борьбы, блестяще проявив свои дарования в самых разнообразных областях партийной и государственной деятельности.

продолжение книги ...






Добавлена книга известного в прошлом географа Ю. Г. Саушкина «Москва», под редакцией члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского, изданная в 1955 г.


Добавлена книга М. Д. Каммари, Г. Е. Глезермана и др. авторов «Роль народных масс и личности в истории», изданная Гос. изд-м политической литературы в 1957 г.


Добавлена книга «На заре книгопечатания» В. С. Люблинского, изданная "Учпедгизом" в 1959 г. и повествующая о первых книгопечатниках.


Добавлена книга «Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи», изданная в 1939 г. и содержащая речи и статьи известного политического и государственного деятеля.


Добавлена книга «Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке», под редакцией М. Горького и др., изданная в 1935 г.


Добавлена брошюра М. Моршанской «Иустин Жук», напечатанная издательством "Прибой" в 1927 г. и рассказывающая о деятельности революционера.


Добавлена книга М. А. Новоселова «Иван Васильевич Бабушкин» о жизни Бабушкина, напечатанная издательством "Молодая Гвардия" в 1954 г.