Учебное пособие, написанное академиком Я. К. Гротом, «Русское правописание», изданное в 1894 г.


Книга Г. Роледера «Онанизм», вышедшая из печати в 1927 г. и рассказывающая о лечении пагубной привычки.


Развлекательная и познавательная книга Г. Вагнера и К. Фрейера «Детские игры и развлечения», изданная в 1902 г.


Книга Н. Тяпугина «Народные заблуждения и научная правда об алкоголе», вышедшая из печати в 1926 г.

Развитие диалектического материализма после В. И. Ленина (1924-1967)


Краткий очерк истории философии
Под ред. М. Т. Иовчука, Т. И. Ойзермана, И. Я. Щипанова.
М., изд-во «Мысль», 1971 г.
OCR Biografia.Ru


Коммунистическая партия во главе с Лениным вооружила советский народ научным планом построения социализма: планом индустриализации страны, социалистического кооперирования сельского хозяйства, проведения культурной революции. Партия отстояла и провела свой курс на строительство социализма в ожесточенной борьбе с остатками свергнутых эксплуататорских классов, с капиталистическими элементами в городе и деревне, с троцкизмом, правым оппортунизмом и другими антиленинскими течениями. На примере победы Октябрьской революции и строительства социализма в СССР мировой пролетариат убедился в необходимости партии нового типа, партии революционного действия, вооруженной марксистско-ленинской теорией. Основанный по инициативе Ленина Коммунистический Интернационал стал для пролетарских партий школой овладения марксизмом-ленинизмом, центром его творческой разработки.
Огромную роль в развитии мирового коммунистического движения, в формировании мировоззрения советского народа сыграли изучение, пропаганда и разработка ленинского теоретического, в том числе философского, наследия.
Советские философы активно помогали партии в борьбе против оппортунистических теорий меньшевизма, троцкизма, анархо-синдикализма и других антимарксистских концепций. Они разрабатывали проблемы марксистско-ленинской идеологии в борьбе с идеологией буржуазной (В. В. Адоратский, В. И. Невский и др.), исследовали философские проблемы естествознания (О. Ю. Шмидт, А. К. Тимирязев и др.), теорию познания, логику и методологию научного знания (А. М. Деборин, А. И. Варьяш и др.), историю философии (А. М. Деборин, И. К. Луппол и др.), эстетику (А. В. Луначарский и др.), научный атеизм (Е. М. Ярославский, И. И. Скворцов-Степанов и др.).
Одним из важнейших направлений в развитии советской философской науки после Ленина стало изучение и разработка проблем ленинского этапа в марксистской философии. До конца 50-х годов вышли в свет четыре издания Собраний сочинений Ленина, а также 36 томов Ленинских сборников, в которых были помещены архивные материалы и документы из ленинского литературного наследия. В 1925 г. был впервые опубликован знаменитый фрагмент «К вопросу о диалектике», в 1929 г. увидели свет «Философские тетради», в 1959 г. был издан ленинский конспект переписки Маркса и Энгельса, а в 1965 г. было завершено издание Полного собрания сочинений В. И. Ленина, куда вошли многие ранее не публиковавшиеся его работы.
С середины 20-х годов началось широкое исследование ленинского теоретического наследия. Активно участвовали в пропаганде ленинизма и разработке ленинского теоретического наследия соратники и ученики Ленина Ф. Э. Дзержинский, М. И. Калинин, С. М. Киров, Н. К. Крупская, В. В. Куйбышев, И. В. Сталин, Е. М. Ярославский и др.
Работы И. В. Сталина «Троцкизм или ленинизм?», «Об основах ленинизма», «К вопросам ленинизма» и другие сыграли большую роль в пропаганде ленинских идей и в применении их в практике социалистического строительства. Они были направлены против взглядов антиленинских оппортунистических группировок, показывали международный характер и всемирно-историческое значение ленинизма. Бесспорной заслугой Сталина является раскрытие роли ленинизма как новой ступени в развитии марксизма. Однако работы Сталина не были лишены существенных недостатков и ошибок. Сталин не показал всего богатства ленинской философской мысли, ограничившись высокой оценкой философских идей Ленина, выдвинутых в работе «Материализм и эмпириокритицизм», не обратив должного внимания на «Философские тетради» и другие ленинские труды, также имевшие большое философское значение. Работы Сталина оказались односторонними, обращенными преимущественно к проблематике общественного развития, не затрагивавшими вопросов диалектики природы и познания человеком объективного мира, диалектики как науки.
При исследовании общих вопросов диалектического материализма среди советских философов выявились различные точки зрения на его роль и место в системе научных знаний. В дискуссии по этому вопросу, начавшейся в 1924 г. на страницах теоретических журналов («Большевик», «Под знаменем марксизма» и др.) и в монографических изданиях, группа философов и естествоиспытателей (Л. И. Аксельрод-Ортодокс, А. И. Варьяш, В. Н. Сарабьянов, И. И. Скворцов-Степанов, А. К. Тимирязев и др.) пытались истолковать марксистскую философию как учение, распространяющее законы естественных наук на все области бытия и мышления. Так, И. И. Скворцов-Степанов писал: «Материалистическая философия для марксистов — последние и наиболее общие выводы современной науки». Взгляды этой группы были поддержаны Н. И. Бухариным, который, испытав влияние А. А. Богданова, подменял марксистскую диалектику механистической теорией равновесия и пытался использовать механицизм (равно как ряд положений богдановской «тектологии») для теоретического обоснования своих антиленинских теорий («мирного врастания» кулака в социализм, «самотека» в развитии деревни и пр.). Это сделало механицизм главной опасностью в советской философской науке второй половины 20-х годов.
Однако И. И. Скворцов-Степанов, А. К. Тимирязев, В. Н. Сарабьянов и ряд других сторонников механицизма, придерживаясь в философии ошибочных взглядов, в области политической продолжали оставаться на партийных позициях, активно выступая в поддержку генеральной линии партии в ее борьбе за социалистическое строительство в СССР.
Механицизм явился своеобразным проявлением влияний позитивизма в марксистской философии. Скворцов-Степанов заявлял: «Для марксистов не существует области какого-то «философствования», отдельной и обособленной от науки, с какими-то своими, будто бы особыми, «специфическими методами исследования»». Взгляды механистов подверглись резкой критике со стороны большинства философов-марксистов. Против них выступили В. В. Адоратский, А. М. Деборин, Л. Рудаш, М. З. Селектор, Е. М. Ярославский и др. II Всесоюзная конференция марксистско-ленинских научных учреждений (1929), которая подвела итоги критики механицизма, в своей резолюции указывала: «ведя, по существу, борьбу против философии марксизма-ленинизма, не понимая основ материалистической диалектики и подменяя на деле революционную материалистическую диалектику вульгарным эволюционизмом, а материализм — позитивизмом, объективно препятствуя проникновению методологии диалектического материализма в область естествознания и т. д.», механицизм «представляет явный отход от марксистско-ленинских философских позиций» К Несколько позднее, в январе 1931 г., в постановлении ЦК партии о журнале «Под знаменем марксизма» механицизм был охарактеризован как «попытка своеобразной ревизии марксизма». Под влиянием научной критики ряд советских ученых, разделявших ранее механистические взгляды, впоследствии отказались от своих ошибочных воззрений.
Положительное значение критики механицизма заключалось в том, что в философской науке СССР тех лет были выдвинуты и разработаны многие важные вопросы: о месте и роли философии в общей системе знаний; о материалистической диалектике как всеобщем методе научного познания; о качественном своеобразии различных форм движения материи и несводимости их друг к другу; о коренной противоположности диалектической теории самодвижения материи и позитивистской теории равновесия; об активной роли науки в преобразовании действительности и др.
В критике механицизма активное участие принимали А. М. Деборин и его ученики Г. К. Баммель, Н. А. Карев, И. К. Луппол, Я. Э. Стэн и др. Их работы сыграли во многом полезную роль в разработке важных вопросов диалектического материализма. Однако в конце 20-х годов философская общественность СССР стала все чаще отмечать некоторый формализм у А. М. Деборина и его учеников в анализе вопросов диалектики, известную аполитичность, отрыв от практики и, наконец, ошибки идеалистического характера. На диспутах и обсуждениях, развернувшихся в то время, было показано, что Деборин и его сторонники, которых называли тогда «философским руководством» (они возглавляли журнал «Под знаменем марксизма» и большинство философских учреждений страны), делают серьезные ошибки в оценке ленинского наследия, в понимании существа материалистической диалектики и марксистской философии в целом. Деборин писал, например, что марксизм есть философская, историческая и экономическая теория, тогда как ленинизм — марксистская политика и тактика. Н. А. Карев в одной из своих статей заявил, что Ленин «был бы удивлен, если бы ему сказали, что он открывает новую эру... в марксизме». A.M. Деборин и его сторонники, толкуя марксистскую философию как синтез гегелевской диалектики и фейербаховского материализма, недооценивали качественный скачок, произведенный в философии марксизмом. В их работах имела место путаница в определении некоторых основных понятий диалектического материализма. Так, Деборин, явно отходя от ленинского определения материи, писал, что «материя есть вся бесконечная конкретная совокупность «опосредствовании», т. е. отношений и связей». Столь же неудачным было определение Дебориным практики как «диалектического синтеза объективной действительности и «субъективного» познания ее» и т. д.
Эти ошибочные положения Деборина и его сторонников были в дискуссиях 1929—1930 гг. оценены как формалистический уклон от марксизма. Подводя итоги этих дискуссий, ЦК ВКЩб) в своем постановлении от 25 января 1931 г. «О журнале «Под знаменем марксизма»» указал: «Важнейшей задачей «Под знаменем марксизма» должно быть действительное выполнение намеченной для него Лениным программы, разработка ленинского этапа развития диалектического материализма, беспощадная критика всех антимарксистских и, следовательно, антиленинских установок в философии, общественных и естественных науках, как бы они ни маскировались. Журнал должен разрабатывать теорию материалистической диалектики, вопросы исторического, материализма в тесной связи с практикой социалистического строительства и мировой революции». В этом постановлении указывалось также, что группа Деборина по ряду вопросов скатывалась «на позиции меньшевиствующего идеализма». Термин «меньшевиствующии идеализм» как оценка взглядов А. М. Деборина и его сторонников впервые был употреблен И. В. Сталиным в беседе с партийным бюро Института красной профессуры философии и естествознания в 1930 г. Сталин разъяснял при этом, что термин «меньшевиствующии» имеет целью подчеркнуть возрождение у Деборина , и его учеников культивировавшегося меньшевизмом отрыва теории от практики. Под термином же «идеализм» подразумевалось сближение у Деборина и его сторонников идеалистической диалектики Гегеля и материалистической диалектики Маркса.
В итоге критики ошибок Деборина и его сторонников было привлечено внимание широкой научной общественности к ленинскому наследию и разработке проблем ленинского этапа философии марксизма; было проанализировано качественное отличие, противоположность гегелевской и марксистской диалектики, подчеркнуто единство теории и практики в марксизме, необходимость применения ленинских идей к анализу современности, раскрыта воинствующая партийность марксистско-ленинской философии в борьбе против реакционной буржуазной идеологии, ревизионизма и оппортунизма.
В 30-е годы появились исследования и учебные пособия по вопросам материалистической диалектики, теории познания и логики, исторического материализма.
В пропаганде и разработке ленинского наследия активно участвовали и участвуют зарубежные марксисты. Ленинские идеи нашли свое отражение в работах выдающихся деятелей международного коммунистического движения У. Галлахера, Г. Поллита (Англия), Г. Димитрова, В. Коларова (Болгария), Б. Куна (Венгрия), Э. Тельмана, К. Цеткин, В. Пика, В. Ульбрихта (Германия), X. Диаса, Д. Ибаррури (Испания), А. Грамши, П. Тольятти, Л. Лонго (Италия), Ли Да-чжао, Цюй Цю-бо (Китай), Ю. Ленского, А. Барского (Польша), Г. Георгиу-Деж (Румыния), У. Фостера, Г. Холла (США), О. Куусинена (Финляндия), М. Кашена, М. Тореза, Ж. Дюкло, В. Роше (Франция), К. Готвальда, А. Запотоцкого (Чехословакия), Сен Катаямы (Япония) и др.
А. Грамши в «Письмах из тюрьмы» и «Тюремных тетрадях», анализируя важнейшие проблемы философии марксизма, указывал, что Ленин — это учитель для всех, Ленин «на деле двинул вперед философию, как таковую». Важную роль в консолидации всех сил мирового коммунистического движения на идейной основе ленинизма сыграл VII конгресс Коммунистического Интернационала (1935), на котором Г. Димитров, П. Тольятти (Эрколи), О. В. Куусинен и другие видные деятели Коминтерна теоретически обосновали необходимость создания единого антиимпериалистического фронта на базе ленинских идей о единстве рабочего движения.
В ряде капиталистических стран философы-марксисты перевели и опубликовали важнейшие труды Маркса, Энгельса и Ленина. Особое значение имело издание книги «Материализм и эмпириокритицизм» Ленина, на которой воспитывались передовые рабочие и прогрессивная интеллигенция зарубежных стран. Философы-марксисты этих стран создали много ценных исследований, посвященных разъяснению и развитию ленинских идей в философии.
Болгарский марксист Т. Павлов разрабатывал проблемы диалектики как теории познания марксизма, ленинскую теорию отражения2. Он показал, что роль диалектического материализма заключается в раскрытии общих законов объективного мира, изучаемого различными конкретными науками. При этом частные науки без философии лишаются общей методологической основы, равно как философия вне союза с конкретным знанием обречена на схоластику и голое теоретизирование.
Немецкий марксист Г. Дункер в своей работе3 показал объективность законов диалектики, применимость диалектического метода к познанию человеком всех областей реального мира. Дункер подверг критике Э. Бернштейна, отрицавшего значение диалектики, и Г. Лукача, сводившего диалектический материализм к теории познания.
Во Франции с критикой иррационализма выступил видный марксист Ж. Политцер. В его книге «Об одной философской мистификации» (1929) показано, что иррационализм принижает конкретные науки, рациональное познание как «неспособное» постигнуть действительность, противопоставляя мыслительной деятельности подсознание и другие якобы не поддающиеся рациональному анализу явления сознания.
Развитие марксистско-ленинской философии со второй половины 30-х до начала 50-х годов сталкивалось с серьезными трудностями в связи со сложившимся в это время культом личности И. В. Сталина. В эти годы философские идеи марксизма рассматривались главным образом в свете появившейся в 1938 г. работы Сталина «О диалектическом и историческом материализме». В этой работе, популярно излагавшей некоторые основные положения диалектического и исторического материализма, Сталин попытался дать общее определение философии марксизма, охарактеризовать ее содержание и структуру.
В работе имеется ряд правильных положений и оценок (о коренной противоположности материализма и идеализма, диалектики и метафизики, о связи философии марксизма с практикой социалистического строительства и мирового революционного движения и пр.). Однако в целом эта работа страдала схематизмом и содержала некоторые ошибочные положения. Пытаясь дать общее определение марксистской философии, Сталин говорил, что диалектический материализм есть «философско-теоретические» основы марксизма, а исторический материализм — его «научно-исторические» основы. Подобное определение противопоставляет диалектический материализм историческому, т. е. нарушает основную идею философии марксизма о едином диалектико-материалистическом подходе к природе, обществу и человеческому мышлению. Сталин не раскрыл в этой работе диалектики как общей теории развития. Более того, он односторонне рассматривал диалектику главным образом как метод выработки тактики и стратегии партии пролетариата. Сталин обошел проблему единства диалектики, теории познания и логики, сделав шаг назад по сравнению с уже имевшимися марксистскими философскими трудами. Он заменил понятие законов диалектики понятием ее черт, что также сужало значение этой науки в системе человеческих знаний. Сталин не полно изложил закон единства и борьбы противоположностей, сказав трлько о борьбе и обойдя то, что Ленин называл ядром диалектики,— учение о единстве противоположностей. В этой работе даже не упомянут закон отрицания отрицания. По отношению к ленинскому наследию Сталиным был проявлен определенный субъективизм. По его указанию ленинские «Философские тетради» не были включены в 3-е и 4-е издание Сочинений Ленина. Некоторые ленинские философские труды («Три источника и три составных части марксизма» и др.) порой замалчивались, так как не совпадали с оценками Сталина (например, с его отрицательной оценкой немецкой классической философии). Работа Сталина была включена в «Краткий курс истории ВКП(б)» (1938), и ее стали изучать как классическое произведение марксизма. Да и остальные работы Сталина, содержавшие ошибочные положения и страдающие рядом недостатков, воспринимались как теоретически безупречные, классические сочинения, не подлежащие обсуждению, а требующие только изучения. Некритическое отношение к ним привело к тому, что в конце 30-х — начале 50-х годов было опубликовано немало книг и брошюр, которые были, по существу, комментарием к положениям и схемам, выдвинутым Сталиным.
Однако на этом основании нельзя делать вывод, что развитие философской науки в СССР в эти годы вообще «остановилось», как это утверждают современные «критики» марксистско-ленинской философии. Научно-исследовательская работа в области диалектического и исторического материализма продолжалась. В то время были созданы ценные работы советских и зарубежных философов, посвященные конкретным вопросам диалектического материализма: о противоположности диалектики и софистики, о материи и сознании, о законах диалектики, о практике как критерии истины. Были опубликованы исследования по ряду философских проблем естествознания. Был дан марксистский анализ философского наследия, в том числе истории возникновения и развития марксистской философии. Советские ученые активно участвовали в подготовке изданий трудов основоположников марксизма и крупнейших деятелей международного коммунистического движения, в критике буржуазных философских концепций, в том числе теоретических основ наиболее реакционной идеологии империалистической буржуазии — фашизма.
После второй мировой войны ряд стран Европы и Азии вступил на путь социализма. Образовалась и развивается мировая система социализма. Послевоенные условия развития советского общества поставили перед Коммунистической партией сложные и ответственные задачи. Жизнь показала правильность идеологии и политического курса партии, ее непоколебимую верность ленинизму, способность теоретически обобщать опыт масс, вскрывать и исправлять допущенные ошибки. На своем XX съезде (1956) партия решительно осудила чуждый духу марксизма-ленинизма культ личности Сталина, необоснованные репрессии и другие нарушения социалистической законности. Эти извращения, нанесшие ущерб советскому обществу, не могли, однако, изменить природу социалистического общества, не поколебали устои социализма. В документах XX—XXIII съездов партии содержится марксистский анализ диалектики современного международного развития, и на основе этого анализа был сделан вывод о том, что в новых условиях, в условиях, когда возросла сила мирового социализма и его союзника — национально-освободительного движения, война перестает быть фатальной неизбежностью; был исследован вопрос о многообразии форм перехода к социализму. XXI и XXII съезды партии своими документами способствовали разработке вопросов диалектики перерастания социализма в коммунизм, специфики неантагонистических противоречий при социализме и их разрешения. XXIII съезд КПСС указал на роль диалектического материализма в решении таких актуальных проблем, как вопрос о научных принципах руководства и управления социальными процессами, создания общегосударственной системы информации, контроля и регулирования социальных процессов. На основе решений XX—XXIII съездов партии советские философы провели большую и плодотворную научную работу.
Принципы и положения диалектического материализма нашли применение и дальнейшее развитие в документах мирового коммунистического движения. В них раскрывается диалектика перехода от капитализма к социализму, развития капиталистических стран в эпоху общего кризиса капитализма, находит свое обобщение классовая борьба пролетариата и других трудящихся против эксплуататоров.
Исследования по диалектическому материализму в этот период характеризуются стремлением покончить с имевшими в прошлом элементами догматизма и субъективизма, со схематизмом и цитатничеством.
В работах, посвященных диалектике развития социализма и коммунизма, показано, что абсолютизация некоторыми советскими философами (в 50-х — начале 60-х годов) единства, тождества противоположностей при отсутствии анализа противоречий и их борьбы при социализме неправомерна и не подтверждается конкретными данными. Само понятие единства предполагает наличие определенных противоречий, и, наоборот, понятие противоречия предполагает наличие определенного единства противоречивых сторон. Это полностью относится и к социалистическому обществу, в котором, однако, противоречия носят неантагонистический характер. Только изучение противоречий как источника развития социалистического общества, раскрытие специфики борьбы нового и старого в современных условиях дают возможность определить пути дальнейшего прогресса коммунистической формации.
Советские философы и зарубежные марксисты, исследуя проблему диалектики как теории познания и логики, раскрывали процесс диалектического перехода от чувственного познания к рациональному, прослеживали формирование философских категорий; систематизировали марксистское учение о сознании, его генезисе и развитии. В ряде работ рассматривались важнейшие проблемы диалектики, вопросы диалектической логики, практики как основы и критерия истинности познания и др.
Положительным моментом в развитии философии в СССР, начиная с 40-х годов, было также преодоление известной недооценки формальной логики. В 40—50-е годы выходит ряд книг, посвященных марксистскому истолкованию традиционной логики и сопоставлению ее с основными положениями логики диалектической. Советские логики в эти годы рассмотрели проблему правильности и истинности логических суждений, показав неразрывную связь формы и содержания в логической структуре всякого знания.
В работах 60-х годов подвергнут гораздо более широкому обсуждению, чем это было в начале 30-х годов, вопрос о единстве диалектики, логики и теории познания. Показано единство и субординация законов диалектики, выделено главное в марксистской диалектике — учение о единстве и борьбе противоположностей. При исследовании закона перехода количества в качество раскрывается многообразие диалектических скачков, происходящих как путем взрыва, так и без него. Был также устранен недостаток, имевшийся в философской литературе по вопросу о законе отрицания отрицания и состоявший в том, что некоторыми авторами ставилась под сомнение всеобщность этого закона диалектики. В научных исследованиях последних лет, посвященных этой проблеме, показано, что такие важнейшие моменты развития, раскрываемые законом отрицания отрицания, как преемственность, поступательный и спиралеобразный характер развития, повторяемость в процессе возникновения нового представляют собой одну из наиболее общих черт диалектики объективного мира и познания его человеком.
Наряду с разработкой уже установившихся в философии понятий (сущности и явления, формы и содержания и т. д.) внимание ученых привлекли некоторые категории, ранее мало разрабатывавшиеся в марксистской литературе. Среди них особенно большое место в современной науке занимают категории структуры и элементов, объекта и модели и т. д. Эти философские проблемы познания решаются на основе обобщения данных психологии, кибернетики и других наук, выявляющих общие принципы организации, связей и процессов регулирования в явлениях материального мира и его отражения в сознании.
Многие работы советских ученых по теории познания посвящены вопросам об общем и специфическом в философии и частных науках, о конкретности истины, о практике не только как критерии, но и основе, движущей силе познания, о категориях логического и исторического, абстрактного и конкретного, анализа и синтеза. Философы-марксисты изучают проблему формирования восприятий и представлений, диалектику перехода от представления к понятию, от понятия к суждению и т. д.
Выявляя специфику процесса познания, они на конкретном материале показывают, что первая ступень познания связана не только с чувственными формами отражения, а вторая не только с рациональными; что уже на стадии ощущений человеческое знание опосредствуется некоторыми видами понятий, равно как на стадии научной абстракции каждый шаг вперед связан с проверкой добытых данных на практике через сферу чувственного познания. Характерная черта современных работ по теории познания марксизма — их тесная связь с исследованиями в области биологии, физиологии высшей нервной деятельности, психологии и других конкретных наук. В противоположность современным противникам марксизма, подменяющим диалектический материализм позитивизмом, антропологизмом и другими идеалистическими теориями, философы-марксисты показывают, что важнейшим достижением марксистской теории познания остается ленинская теория отражения — не пассивного, мертвого отражения, а развивающегося, противоречивого, изменяющегося в процессе активного преобразования человеком объективного мира. В ряде работ конкретизируется принцип отражения, подчеркивается неразрывная связь диалектической природы отражения с творческим характером деятельности и мышления человека.
Усиленно исследуются в современной марксистской философской литературе и проблемы диалектики как логики научного познания. В советской науке разработка вопросов логики идет в настоящее время по двум руслам. Одни советские ученые, конкретизируя и развивая ленинские идеи о диалектической логике, в своих исследованиях показывают сущность диалектической логики как логики содержательной, разъясняют ее основные категории и законы как диалектические формы познания человеком объективного мира. Другие разрабатывают вопросы формальной логики в ее современном, математическом виде, исследуя принципы формализации человеческого знания на основе применения алгебры Буля и некоторых других разделов математического знания. Работы этих логиков вооружают философскую науку методами и приемами обработки больших количеств цифровых данных или, говоря более общо, — поддающегося формализации материала (данные статистики, конкретных социологических исследований и т. д.).
Болгарские философы-марксисты внесли значительный вклад в развитие ленинской теории отражения. Так, Т. Павлов, выясняя вопрос о соотношении отражения и информации, показал, что эти два понятия близки по содержанию, но отнюдь не тождественны, что ленинская теория отражения является общей базой всякого, в том числе и количественного, познания, включая в себя и теорию информации. А. Киселинчев рассматривал вопрос об отражении в живой природе, показывал специфику человеческого отражения мира как высшей формы отражения.
Марксисты-философы Венгрии подвергли резкой и справедливой критике ошибочные взгляды Г. Лукача, сводившего диалектику к одной лишь теории познания, отрицавшего партийность философии, подменявшего борьбу материализма и идеализма в истории философии борьбой рационализма и иррационализма и т. д.
Философы-марксисты Германской Демократической Республики в послевоенные годы провели целый ряд дискуссий по важнейшим проблемам диалектического материализма (о предмете философии, о характере диалектических противоречий общественного развития и др.). В ходе этих дискуссий, а также во многих монографических исследованиях рассматривались вопросы о неразрывной связи философии и естествознания, философии и политики коммунистических партий, о единстве диалектики, теории познания и логики.
Польские философы марксисты посвящают свои труды по диалектическому материализму проблемам соотношения языка и мышления, критике позитивистских концепций истины и сознания теории истины, методологии научного знания, проблеме взаимосвязи всех отраслей знания о мире и т. д. Ценные исследования проводят польские философы также в области логики.
В Румынии созданы фундаментальные исследования по актуальным вопросам диалектического материализма — «Диалектический материализм и современные естественные науки» в трех томах, «Диалектика научного познания», «Материалистическая диалектика — общая методология частных наук» и т. д. В них румынские философы показывают огромное значение ленинских философских идей для развития современного естествознания и наук об обществе, выясняют соотношение марксистской диалектики и методологии частных наук, показывают отрицательное влияние различных буржуазных философских школ на конкретные науки.
Чехословацкие философы разрабатывают такие важные вопросы диалектического материализма, как проблемы пространства и времени, вопрос о противоречиях, об абстрактном и конкретном в познании и т. д.
Успешно развивается марксистская философская мысль в странах капитализма, несмотря на огромные трудности, испытываемые ejo в условиях господства буржуазной идеологии.
В США известный философ-марксист Г. Селзам в работе «Что такое философия?» (1938) показал научный характер диалектического материализма, его связь с общим прогрессом научного знания в XX в. Одновременно Селзам подверг резкой критике философский идеализм и раскрыл его классовую сущность. В послевоенный период американские прогрессивные философы Г. Уэллс, Б. Данэм, Г. Селзам и другие подвергают обоснованной критике модные направления буржуазной философии — прагматизм, фрейдизм и др.
Марксисты Англии Д. Льюис, М. Корнфорт и другие создали ряд научных исследований по основным проблемам диалектического материализма и критике важнейших направлений современной буржуазной философии—неопозитивизма, логического позитивизма и др. Во Франции философы-марксисты Г. Бесс, Ж. Коньо и другие в острой борьбе против философского ревизионизма и буржуазной философии разрабатывают многие важные проблемы диалектики — о свободе и необходимости, о соотношении критического и позитивного в марксистской теории, о гуманизме и т. д.
Весьма характерное для идейной жизни Запада явление — переход на позиции диалектического материализма и научного коммунизма все большего числа выдающихся деятелей естествознания. Так, к марксизму пришли знаменитые ученые Франции — П. Ланжевен, Ф. Жолио-Кюри, Англии — Д. Бернал, США — Д. Фурст и многие другие.

продолжение книги ...






Добавлена книга известного в прошлом географа Ю. Г. Саушкина «Москва», под редакцией члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского, изданная в 1955 г.


Добавлена книга М. Д. Каммари, Г. Е. Глезермана и др. авторов «Роль народных масс и личности в истории», изданная Гос. изд-м политической литературы в 1957 г.


Добавлена книга «На заре книгопечатания» В. С. Люблинского, изданная "Учпедгизом" в 1959 г. и повествующая о первых книгопечатниках.


Добавлена книга «Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи», изданная в 1939 г. и содержащая речи и статьи известного политического и государственного деятеля.


Добавлена книга «Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке», под редакцией М. Горького и др., изданная в 1935 г.


Добавлена брошюра М. Моршанской «Иустин Жук», напечатанная издательством "Прибой" в 1927 г. и рассказывающая о деятельности революционера.


Добавлена книга М. А. Новоселова «Иван Васильевич Бабушкин» о жизни Бабушкина, напечатанная издательством "Молодая Гвардия" в 1954 г.