Учебное пособие, написанное академиком Я. К. Гротом, «Русское правописание», изданное в 1894 г.


Книга Г. Роледера «Онанизм», вышедшая из печати в 1927 г. и рассказывающая о лечении пагубной привычки.


Развлекательная и познавательная книга Г. Вагнера и К. Фрейера «Детские игры и развлечения», изданная в 1902 г.


Книга Н. Тяпугина «Народные заблуждения и научная правда об алкоголе», вышедшая из печати в 1926 г.

Источники, социальные и гносеологические корни субъективно-идеалистических взглядов на роль личности в истории


М. Д. Каммари, Г. Е. Глезерман и др.
Роль народных масс и личности в истории
Государственное издательство политической литературы.
Москва, 1957 г.
OCR Biografia.Ru


Субъективно-идеалистические взгляды на роль личности существовали в течение многих столетий. Они существуют, имеют распространение и в настоящее время среди буржуазных историков и социологов, а также среди всех классов буржуазного общества вообще.
Это обстоятельство требует выяснения причин живучести этих взглядов. Каковы же эти причины?
Следует иметь в виду, что наряду с некоторыми общими социальными и гносеологическими причинами, действующими в различные эпохи и обусловливающими возникновение, существование и воспроизведение в новой форме идеалистических взглядов на роль личности в истории, существуют и особые, специфические социальные и идеологические причины, обусловливающие указанный взгляд на роль личности в истории в каждый данный исторический период.
Главная причина, вызывающая к жизни идеалистический взгляд на роль личности в истории, — это угнетённое, эксплуатируемое, подчинённое положение народных масс, их бескультурье, забитость во всех обществах, основанных на антагонизме классов. Народные массы во всех антагонистических обществах устранены от решающего участия в политике, а последняя в течение веков считалась и до сих пор многими считается главным, если не единственным, содержанием гражданской истории. Вторая причина, связанная с первой, — заинтересованность господствующего класса представить народные, трудящиеся массы как пассивный, антиисторический элемент, как объект, а не как субъект истории, а господствующий класс, правителей — королей, полководцев, идеологов — как истинных и единственных творцов истории.
Идеалистический взгляд на роль личности в истории призван был идейно закрепить, как бы освятить и оправдать существующие отношения эксплуатации, господства и подчинения в экономике, в политической и духовной жизни.
Кроме указанных социальных причин существуют ещё и гносеологические корни, теоретико-познавательные причины и источники превратных, извращённых представлений об отношении народа и личности, массы и героев, общества и личности. Какие это причины? Прежде всего — это беспомощность всей идеалистической, домарксистской (а также и современной буржуазной) историографии и социологии, её неуменье проникнуть за поверхность, в сущность исторических явлений, событий, процессов. Историческим фактом является то, что во всех обществах, основанных на антагонизме классов, на политической арене подвизаются обычно господствующие классы и их политические представители, а народные массы в обычное, будничное время истории задавлены нуждой, гнётом, заботой о куске хлеба, и им, массам, не до политики, как говорил Ленин. Конечно, классовая борьба, скрытая или открытая, происходит всегда, постоянно, и она являлась и является главной движущей силой исторического развития во всех обществах, основанных на эксплуатации человека человеком. Но эта борьба менее видна поверхностному взгляду, чем деятельность представителей господствующих классов.
Историк и социолог-идеалист, изучая исторические события, видит, что во главе их всегда стоят исторические деятели — идеологи, короли, полководцы, вожди, руководители.
Выше уже отмечалось, что когда мы ретроспективно рассматриваем исторический процесс, историю той или иной страны, то нам бросаются в глаза прежде всего выдающиеся исторические деятели. Если мы изучаем события из истории России, то видим, что во главе всех сколько-нибудь значительных событий стояли такие деятели, как Юрий Долгорукий, Александр Невский, Иван Калита, Димитрий Донской, Иван Грозный, Борис Годунов, Василий Шуйский, Пётр I, Екатерина II и т. д. Недаром Наполеон видел главного виновника французской революции в Руссо, и этот взгляд разделялся многими его современниками.
Идеалисты-историки, изучая те или иные события, не идут дальше такого поверхностного взгляда. Они лишь констатируют, что те или иные исторические события возникали, когда во главе их стояли такие-то выдающиеся деятели. Гибель или смерть этих деятелей идеалисты рассматривают как причину краха тех движений, во главе которых стояли эти деятели. А из этих поверхностных наблюдений идеалистическая историография делала обобщающий ложный вывод о том, что главной пружиной и двигателем исторических событий и всей мировой истории в целом являются отдельные личности, герои.
Итак, поверхностность идеализма, неумение и неспособность проникнуть в сущность исторических событий — вот корень субъективизма во взгляде на народ и личность.
Основа ложного, субъективистского воззрения на общество, на историю состоит и в том, что идеи, сознание, теории, политика рассматриваются как главное содержание и коренная движущая сила истории. Этот идеалистический взгляд толкает историка, социолога при объяснении общественных событий на путь поисков создателей идей, теорий, учений. А как идеалисты они ищут источник идей, теорий не в общественных материальных отношениях, а в головах философов, политиков, реформаторов, правителей, вожаков, руководителей.
Дальше. Поверхностному воззрению свойственно исходить из того, что общество состоит из людей, индивидов, и что именно индивид, личность, есть первичное, а общество — производное. Отсюда делается вывод о том, что рассмотрение исторических, общественных явлений должно всегда начинаться с индивида, личности. Но это иллюзия, примитивизм и натурализм.
Верно, что общество и классы состоят из индивидов, личностей, что люди делают историю. Но общество не есть сумма индивидов, личностей, а совокупность общественных отношений. Общество, класс, нация — это продукт исторического развития. И можно сказать так, что и рядовая личность и выдающаяся историческая личность есть продукт общественных отношений. Каждый индивид, появляясь в обществе, застаёт готовые, не им созданные общественные отношения, которые определяют его положение, общественную роль, его сознание, его волю.
В противовес идеализму, считающему индивида, личность исходным и определяющим фактором общественной жизни, научный, марксистский взгляд, ни в какой мере не умаляя роль личности, видит примат, первенство общества, общественных отношений над личностью. И это зависит не от добрых или злых намерений, а это просто факт, действительность, реальная связь вещей, не зависящая от нашего сознания и воли.
Индивид, отдельная личность, может в гордыне своей вообразить, что не она есть продукт общества, а, наоборот, общество есть дело её рук. Но это было бы так же нелепо, как если бы человек вообразил, что не он есть часть природы, этого великого целого, а, наоборот, природа есть порождение его ума, творческого воображения. Впрочем, такие взгляды в своё время проповедовали Беркли, Фихте, Авенариус, Мах, Богданов и др. Но эта воззрение так же далеко от науки, как небо от земли. Когда мы изучаем общественную жизнь, нам бросается в глаза, что из единичного, случайного, из разрозненных действий миллионов отдельных людей складывается исторический процесс. Каждый индивид, личность, занимается той или иной деятельностью: пашет, сеет, добывает руду, прядёт или ткёт, ходит в церковь или, наоборот, борется против религии, посещает собрания, участвует в профсоюзе или в других общественных организациях. Из многообразных бесчисленных действий миллионов людей и слагается история. Действие каждого индивида может быть таким, а может быть и иным, противоположным. Многое в этих действиях является случайным.
Но если на поверхности, по видимости, господствует случайность, то на деле сквозь эту толщу случайностей пробивает себе дорогу необходимость. При ближайшем рассмотрении, учит Энгельс, случайность есть лишь форма проявления необходимости. Личность, её цели, идеи, взгляды, действия исторически обусловлены, и в тем большей мере, чем более значительную роль играет личность, чем более значительны действия, которые она предпринимает, чем больший круг интересов и чем большего числа людей эти действия затрагивают.
При изучении причин, порождающих возникновение и существование ложных взглядов на роль личности в истории, нужно иметь в виду, следовательно, и неправильное, метафизическое, недиалектическое решение сторонниками субъективизма вопроса об отношении случайного и необходимого, а также свободы и необходимости.
Проблема свободы и необходимости — это старая проблема в исторической науке, в социологии и в философии. Эта проблема возникла ещё в пределах теологии. Религия учит, что всё на земле предопределено, всё и вся в мире обусловлено волей божией. Но как же тогда быть с ответственностью людей за их поступки? Ведь если признать божественное предопределение, тогда самые гнусные злодеяния можно оправдать волей бога. Тогда рушится учение религии об ответственности людей за грехи, за аморальные поступки. Представители христианской теологии, как известно, выдвинули положение о свободе воли человека. Это положение противоречит религиозному учению о предопределении и божественном всемогуществе. Но христианство, как и всякое другое религиозное вероучение, всё соткано из противоречий. Религия и логика взаимно исключают друг друга. Недаром один из столпов христианства утверждал: верую потому, что это абсурдно, и чем абсурднее, тем более следует верить. Христианское учение о свободе воли (которое имело своих предшественников в древней философии и в этике) перешло в идеалистические социологические и исторические учения.
Именно учение о свободе воли, индетерминизм, лежит в основе субъективистских взглядов на роль личности в истории. Когда историк или социолог-субъективист рассматривает историческую личность как творца истории, как последнюю, коренную причину исторического процесса, исторических событий, он предполагает, что действия этих личностей произвольны, ничем не обусловлены, что эти личности всё могут, им всё нипочём.
На деле воля каждого человека, в том числе и воля великих исторических деятелей, материально обусловлена. Действия людей обусловлены их телесной организацией и общественными отношениями. Когда нам кажется, что исторические деятели вольны совершать одни поступки и избегать совершать другие, что их общественные действия ничем, никакими причинами не обусловлены, то это, конечно, иллюзия. На деле действия исторических личностей определяются экономическими и политическими причинами, материальными интересами или идейными мотивами, а последние в свою очередь имеют своим основанием в конечном счёте экономические отношения.
Конечно, Гитлер и гитлеровцы и другие империалисты являются зачинщиками и виновниками второй мировой войны. Они несут ответственность за её развязывание и за другие совершённые ими злодеяния против человечества. Но мы допустили бы большую ошибку, если бы забыли, что Гитлер и гитлеровцы — это порождение монополистического капитализма Германии, и не только Германии, что это слуги финансового капитала. И если человечество хочет навсегда искоренить главный источник, опасность и самую возможность возникновения войн, оно должно уничтожить экономическую почву, которая порождает и войны и поджигателей войны.
Но при таком взгляде на историю не являются ли люди простыми пешками, лишёнными способности исторического творчества и инициативы, не являются ли они слепыми орудиями каких-то скрытых сил?
Ниже мы увидим, что диалектическому и историческому материализму, его учению о свободе и необходимости чужд фатализм. Следует иметь в виду, что фатализм в социологии и историографии нередко является реакцией на субъективизм и волюнтаризм. Исторический материализм учит, что в истории, в обществе господствуют не зависящие от воли людей законы. Они обусловливают волю, сознание и деятельность людей, в том числе и выдающихся деятелей. Необходимость действует слепо, вопреки воле людей, если она не познана или если люди не считаются и не хотят считаться с ней, с объективными условиями, с объективными законами. Но необходимость превращается в свободу, если она познана, если люди, исторические личности, руководители, вожди действуют на основе и в соответствии с этими законами. Метафизическому представлению о свободе и необходимости нанесли удар Шеллинг и в особенности Гегель, и в связи с этим учение последнего о роли личности глубже и стоит неизмеримо выше, чем все субъективистские воззрения. Но прежде чем мы перейдём к рассмотрению гегелевских взглядов, нам следует остановиться ещё на одной причине возникновения и живучести субъективистских взглядов на роль личности в истории.
Эта причина состоит в следующем. В XVIII веке во Франции господствовали фаталистические, теологические взгляды, сводящиеся к положениям о том, что всегда так было и так будет, что человек бессилен против бога, против судьбы, против рока. В то время созревали условия для буржуазной революции, и взгляды французских просветителей явились противовесом, антитезой теологизму и фатализму. Эти взгляды и по данному вопросу в той исторической обстановке сыграли известную положительную роль.
Нельзя поэтому отождествлять, ставить знак равенства между субъективизмом французских просветителей XVIII века и субъективизмом, скажем, ницшеанцев или фашистов. В современных условиях широкого распространения марксистского учения о роли личности и народных масс в истории субъективистское учение о роли личности выдвигается идеологами реакции в качестве орудия борьбы с марксизмом.
Борьба против марксизма-ленинизма, против диалектико-материалистического учения об исторической необходимости и закономерности, в том числе и о неизбежной гибели капитализма и смене его высшим общественным строем — социализмом, коммунизмом, — это в современных условиях одна из важнейших причин господства субъективистских воззрений в буржуазной социологии и историографии, в частности и по вопросу о роли личности в истории. Ненависть к коммунизму ослепляет взор буржуазии и её идеологов. Эта ненависть и, конечно, классовые интересы, лежащие в основе этой ненависти, заставляют её во многом поступать наоборот тому, что делают коммунисты и идущие за ними другие прогрессивные силы.
Но мы забегаем вперёд. Нам следует ещё рассмотреть те взгляды на роль личности в истории, которые представляли собой до Маркса поиски правильного, научного воззрения на ход истории и на роль личности в ней. Марксистский взгляд на роль личности в истории сложился не только в борьбе с субъективистами, но и с фаталистами.

продолжение книги ...






Добавлена книга известного в прошлом географа Ю. Г. Саушкина «Москва», под редакцией члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского, изданная в 1955 г.


Добавлена книга М. Д. Каммари, Г. Е. Глезермана и др. авторов «Роль народных масс и личности в истории», изданная Гос. изд-м политической литературы в 1957 г.


Добавлена книга «На заре книгопечатания» В. С. Люблинского, изданная "Учпедгизом" в 1959 г. и повествующая о первых книгопечатниках.


Добавлена книга «Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи», изданная в 1939 г. и содержащая речи и статьи известного политического и государственного деятеля.


Добавлена книга «Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке», под редакцией М. Горького и др., изданная в 1935 г.


Добавлена брошюра М. Моршанской «Иустин Жук», напечатанная издательством "Прибой" в 1927 г. и рассказывающая о деятельности революционера.


Добавлена книга М. А. Новоселова «Иван Васильевич Бабушкин» о жизни Бабушкина, напечатанная издательством "Молодая Гвардия" в 1954 г.