Учебное пособие, написанное академиком Я. К. Гротом, «Русское правописание», изданное в 1894 г.


Книга Г. Роледера «Онанизм», вышедшая из печати в 1927 г. и рассказывающая о лечении пагубной привычки.


Развлекательная и познавательная книга Г. Вагнера и К. Фрейера «Детские игры и развлечения», изданная в 1902 г.


Книга Н. Тяпугина «Народные заблуждения и научная правда об алкоголе», вышедшая из печати в 1926 г.

Истории из жизни

Марксистский взгляд на роль личности в истории, в общественной жизни


М. Д. Каммари, Г. Е. Глезерман и др.
Роль народных масс и личности в истории
Государственное издательство политической литературы.
Москва, 1957 г.
OCR Biografia.Ru


Марксистское учение о роли личности и народных масс в истории сложилось в результате открытия объективных законов истории и подлинных, а не мнимых движущих сил развития общества. Открыв в способе производства материальных благ определяющую силу общественной жизни, а в изменении способов производства, в развитии производительных сил и производственных отношений - коренную причину исторического развития, марксизм тем самым нанёс решающий удар по всем идеалистическим теориям, видевшим ключ к пониманию развития общества в тех или иных общественных идеях и действиях отдельных личностей, великих людей. Маркс и Энгельс ещё в ранних своих работах - «Святое семейство» и «Немецкая идеология» - подвергли убийственной критике субъективно-идеалистические взгляды немецких младогегельянцев - братьев Бауэров, Макоа Шгирнера и К0.
Немецкие младогегельянцы вслед за Гегелем видели главную, решающую силу истории в духе, в сознании, в идеях, в критической мысли. В народе, в массе младогегельянцы видели преграду критической мысли. «Все великие дела прежней истории, - писали младогегельянцы, - потому именно были с самого начала неудачны и лишены действительного успеха, что масса была в них заинтересована, что они вызывали энтузиазм массы. Другими словами, дела эти должны были иметь жалкий конец потому, что идея, лежавшая в основе этих дел, была такого рода, что она должна была довольствоваться поверхностным пониманием себя, а следовательно и рассчитывать на одобрение массы».
Таким образом, младогегельянцы отвергали историю, творимую массами, и противопоставляли ей историю идей, историю «критическую». Отношение духа и массы, проповедовавшееся Б. Бауэром, - это не что иное, как критически-карикатурное завершение гегелевского понимания истории, которое в свою очередь было выражением немецко-христианской догмы о противоположности духа и материи, бога и мира. Немногие избранные личности в качестве активного духа противопоставляются остальному человечеству как неодухотворённой массе, как материи - вот к чему сводился взгляд младогегельянцев. Этот взгляд и подвергли критике Маркс и Энгельс.
«На одной стороне стоит масса как пассивный, неодухотворенный, неисторический, материальный элемент истории; на другой стороне - дух, критика, г-н Бруно и компания как элемент активный, от которого исходит всякое историческое действие. Дело преобразования общества сводится к мозговой деятельности критической критики». Эта критика Марксом и Энгельсом младогегельянцев может быть отнесена ко всем идеалистическим воззрениям на роль личности в истории.
Подлинными творцами истории являются народные массы. Исходя из этого, марксизм выдвинул краеугольное положение: освобождение рабочего класса от капиталистического гнёта есть дело самого рабочего класса.
Никто не даст нам избавленья -
Ни бог, ни царь и не герой,
Добьёмся мы освобожденья
Своею собственной рукой.
Эти строки нашего партийного гимна - «Интернационала» проникновенно выражают революционную, творческую, созидательную роль народных масс - главного творца социализма и коммунизма.
Какова же действительная роль личности в истории? Признавая решающую роль народных масс, передовых общественных классов в истории, в развитии общества, марксизм не только не отрицает, а, наоборот, признаёт определённую роль личности в истории, в общественном развитии. Идеалистические противники марксизма или не понимают, или умышленно искажают взгляды сторонников исторического материализма, когда приписывают им нелепый взгляд, будто марксисты всё развитие общества сводят к действию общих неуловимых причин и законов, действующих в истории, и ничего не оставляют на долю личности, исторических деятелей, великих людей, стоящих во главе событий.
В действительности марксизм считает, что массы делятся на классы, а во главе классов стоят политические партии, а партиями руководят более или менее опытные вожди, руководители. Последние, несомненно, играли и играют немалую, хотя и не определяющую роль в истории. Отрицание роли личности в истории противоречило бы историческим фактам. По-настоящему только марксизм, открыв законы развития общества, исторического процесса, впервые дал научное объяснение действительной, а не мнимой роли личности в истории.
С точки зрения идеализма, учение об историческом детерминизме, о причинной обусловленности воли людей, признание исторической необходимости, закономерности ведёт к отрицанию роли личности. На деле существование объективных законов, знание их, уменье их использовать, ясное понимание исторических условий и исторических задач есть важнейшее условие успешной деятельности как для масс, передовых классов, так и для передовой партии и её руководителей.
Если бы не существовало объективных исторических законов и каждый исторический деятель хотел бы действовать, как ему в голову взбредёт, практически никакая успешная деятельность не была бы возможна, ибо исключалась бы какая бы то ни было возможность знания и предвидения действий других людей и классов, потому что они тоже были бы произвольны.
Только наличие объективных законов, объективных связей явлений и знание того, что определённые причины вызывают определённые действия или следствия, являются прочной опорой для деятельности классов, партий и исторических личностей. «Идея детерминизма, устанавливая необходимость человеческих поступков, отвергая вздорную побасенку о свободе воли, нимало не уничтожает ни разума, ни совести человека, ни оценки его действий. Совсем напротив, только при детерминистическом взгляде и возможна строгая и правильная оценка, а не сваливание чего угодно на свободную волю. Равным образом и идея исторической необходимости ничуть не подрывает роли личности в истории: история вся слагается именно из действий личностей, представляющих из себя несомненно деятелей». Следовательно, лишь открытие законов развития общества дало впервые возможность научно понять действительную роль личности в истории. История народов знает, что были выдающиеся люди, исторические деятели крупного масштаба, гениальные или почти гениальные, но если им в их политической деятельности обстоятельства, условия не благоприятствовали, то эти деятели терпели поражение. Так было в 1825 г. с русскими декабристами, среди которых были такие мощные фигуры, как Муравьёв-Апостол или Пестель.
Среди русских народников 70-х годов прошлого века были яркие, колоритные фигуры, люди огромной силы воли, большого ума, прекрасной души, благороднейших стремлений. Но это были герои-одиночки, оторванные от народа, не понятые им. И поэтому эти героические личности пали в неравной борьбе с царизмом, растратив в ней свои недюжинные силы.
Марксизм-ленинизм учит, что суть научной постановки вопроса о роли личности в истории состоит не в том, играют или не играют выдающиеся личности роль в истории, а в том, при каких условиях той или иной исторической личности, её общественной деятельности обеспечен успех. Где гарантия того, что деятельность личности не останется одиночным актом, тонущим в актах противоположных?
Гениальный Сервантес создал образ Дон-Кихота, именем которого принято оценивать действия, поступки личностей, не считающихся с реальными условиями, живущих в мире призраков и сражающихся с ветряными мельницами. Судьба таких деятелей незавидна.
Мы знаем и судьбу великих социалистов-утопистов, которые предвосхищали будущее в мысли, но не имели реальной опоры в деятельности масс рабочего класса, которые ещё только выходили на историческую арену.
Современность знает, как терпели и терпят поражение реакционные деятели, которые стремятся посредством насилия, террора повернуть колесо истории вспять, задержать ход истории, спасти отживающее дело. Такие деятели терпели и будут терпеть поражение, ибо история, время работают не на них, а против них.
История всегда благоприятствовала тем, кто во-время появлялся на исторической арене, кто шёл в ногу с временем, с ходом истории, кто выражал насущные потребности эпохи, интересы и надежды передовых общественных сил, передовых классов и кто умел связать свою деятельность с деятельностью больших масс людей.
Часто создаётся историческая иллюзия, будто появление великих людей есть причина великих событий. Так, появление Кромвеля рассматривали, например, как причину английской революции XVII века. Появлением на исторической арене Маркса и Энгельса буржуазные политики и историки объясняют возникновение рабочего движения и коммунизма, а Великую Октябрьскую социалистическую революцию объясняют появлением на исторической арене в России В. И. Ленина. Здесь буржуазные социологи, историки и политические деятели ставят всё с ног на голову. В действительности, как об этом свидетельствуют факты, великие исторические личности, как, правило, появляются и выходят на арену в переломные эпохи мировой истории или истории тех или иных народов. История свидетельствует о том, что когда есть потребность в исторических деятелях, есть спрос на них, то этот спрос всегда рано или поздно, плохо или хорошо удовлетворяется.
Фридрих Энгельс, обосновывая диалектико-материа-листический взгляд на историческое развитие как на закономерный процесс, обусловленный в последнем счёте экономическим развитием, устанавливает соотношение необходимости и случайности в истории и в этой связи рассматривает появление так называемых великих людей в истории. Он пишет:
«Люди сами делают свою историю, но до сих пор они делали ее, не руководясь общей волей, по единохму общему плану, даже в рамках определенного, ограниченного, данного общества. Их стремления перекрещиваются, и во всех таких обществах господствует поэтому необходимость, дополнением и формой проявления которой является случайность. Необходимость, пробивающаяся здесь сквозь случайность, - опять-таки в конечном счете экономическая. Здесь мы подходим к вопросу о так называемых великих людях. То обстоятельство, что именно вот этот великий человек появляется в данной стране, в определенное время, конечно, есть чистая случайность. Но если мы этого человека устраним, то появляется спрос на его замену, и такой заместитель находится, - более или менее удачный, но с течением времени находится. Что Наполеон, именно этот корсиканец, был тем военным диктатором, который стал необходим Французской республике, истощенной войной, - это было случайностью. Но если бы Наполеона не было, то роль его выполнил бы другой. Это доказывается тем, что всегда, когда такой человек был нужен, он находился: Цезарь, Август, Кромвель и т. д. Если материалистическое понимание истории открыл Маркс, то Тьерри, Минье, Гизо, все английские историки до 1850 г. служат доказательством того, что к этому стремились многие, а открытие того же самого понимания Морганом показывает, что время для этого созрело и это открытие должно было быть сделано.
Точно так же обстоит дело со всеми другими случайностями и кажущимися случайностями в истории. Чем дальше удаляется от экономической та область, которую мы исследуем, чем больше она приближается к чисто абстрактно-идеологической, тем больше будем мы находить в ее развитии случайностей, тем более зигзагообразной является ее кривая».
Так Энгельс, выясняя соотношение необходимости и случайности в истории, рассматривает по отношению к общим, необходимым причинам, действующим в истории, ту или иную конкретную историческую личность, выдвигающуюся в то или иное время, в той или иной стране, как историческую случайность, являющуюся одной из форм проявления необходимости. Если эта историческая личность действительно великая, то она в своей деятельности, в своих целях, задачах, в учении выражает исторически необходимое, своевременное.
Так диалектически решается вопрос о соотношении необходимого и случайного в истории, а в связи с этим и вопрос о роли личности в истории. Энгельс считает, что если в ходе истории возникает спрос на исторического деятеля в определённой области - в политической жизни, в области военной, в науке, - то этот спрос более или менее быстро, так или иначе, лучше или хуже обязательно удовлетворяется. Но это «более или менее быстро, лучше или хуже» - во многом зависит уже не только от общественных причин. Ведь не всегда, не каждый день и не каждой матерью рождаются гениальные люди. Это зависит от природы, а не от истории. Историческая наука может лишь устанавливать, при каких условиях гениальной или выдающейся исторической личности обеспечены более или менее благоприятные возможности для деятельности, для применения её дарований, способностей. Буржуазные критики исторического материализма пытаются оспаривать положение Энгельса о том, что если бы Наполеона не было, то появился бы другой деятель; что когда обществу, тому или иному классу определённый человек нужен был, то он более или менее быстро находился. Критики марксизма утверждают, что были такие эпохи, как средние века, которые будто бы нуждались в великих людях, но они не появлялись. Это заблуждение. Средние века имели таких исторических деятелей, которых они заслуживали. Конечно, и тогда, вероятно, рождались гениальные люди, но обстановка им не благоприятствовала. Для расцвета гения, например, в области науки и для применения его способностей удушающая атмосфера мракобесия средних веков была, конечно, неблагоприятна.
История в средние века двигалась страшно медленно. Для накопления условий перехода к новой общественно-экономической формации и, следовательно, для постановки новых великих задач потребовались 3-4 столетия. И когда в лоне средневекового общества созрели новые общественные силы, наступила эпоха Возрождения (Ренессанса), которая выдвинула целую плеяду гигантов духа и действия. Несмотря на все ужасы инквизиции, несмотря ни на что, неумолимые исторические законы и потребности времени сделали своё дело. Свет науки проник даже в монашескую келью, когда созрели потребности времени. Такова сила исторической необходимости.
Хорошо и глубоко понял условия появления на исторической арене выдающихся деятелей, гениальных людей замечательнейший сын армянского народа, великий просветитель-демократ Хачатур Абовян. В статье «О патриотизме» Абовян писал: «Велик Ганнибал, велик и Александр Македонский... велик также Карл - император Германский, велик русский царь Пётр, Наполеон и многие другие, но не столько они сами были великими, сколько время, обстоятельства сделали их великими. Если бы они не родились в данное время и не имели бы такой арены деятельности, которая им представлялась, они не смогли бы быть великими...
В лесу можно встретить дуб-великан, но это его величие зависит не от дуба самого по себе, а от той благодатной почвы, на которой он рос, ибо если бы он рос на скалистой, каменистой или другой негодной почве, он был бы хилым и слабым.
То же самое относится и к человеческому роду. Велик народ, он является действительно героическим вершителем великих дел. Велик народ, который наперекор обрушившейся на него опасности сумел сохранить свою самостоятельность и не стал жертвой всеразрушаю-дцих сил, обрушивающихся на него, как ливень, как ураган» («Архив X. Абовяна», изд. на армянск. яз., т. II, Ереван 1948, стр. 63).
Некоторые оспаривают мысль о том, что проблема о роли личности в истории, в развитии общества связана и в известной мере совпадает с проблемой о роли случайности в истории. Когда мы говорим об общих, определяющих причинах в общественной жизни, в развитии общества, то речь идёт о способе производства, о производительных силах и производственных отношениях, о роли базиса по отношению к надстройке, о роли классовой борьбы, о роли народных масс в истории и т. д. Но кроме этих общих определяющих причин и законов, объясняющих структуру данного общества, характер его развития, переход от одного общественного строя к другому, в обществе, в истории действуют ещё и другие факторы, которые не могут объяснить строение общества и переход его от одной формации к другой, но которые объясняют некоторые стороны исторических событий, физиономию этих событий, а также отчасти темпы их развёртывания - замедление или, наоборот, ускорение хода событий.
Так, например, Февральская революция 1917 г. в России вызвана была к жизни глубокими противоречиями в экономической и политической жизни русского общества. Экономическими причинами революции были «пережитки крепостничества, тормозившие развитие производительных сил, наличие паразитического класса помещиков, высасывавшего живые соки из народа. Царизм был политическим представителем класса помещиков и был ненавистен народу. Империалистическая мировая война усугубила, обострила все внутренние противоречия в России и привела её на край катастрофы.
Это были общие, глубокие причины, обусловливавшие революционную борьбу народных масс против царизма. Какие общественные силы выступали против царизма, это определялось действием общих причин. Но кроме этого при изучении событий, непосредственно связанных с Февральской революцией, надо учитывать и такие факторы, которые повлияли на ход и исход февральских событий 1917 г., как деятели, стоявшие во главе сил реакции, и лица, стоявшие во главе революционных сил. То обстоятельство, что в момент, когда решались судьбы русского царизма, у власти стоял царь-кретин, личность безвольная и ничтожная, с точки зрения всемирной истории - явление случайное, не неизбежное. Мог в 1917 г. оказаться на троне и царь умный, волевой, энергичный. Это не изменило бы в конечном счёте исхода событий, неизбежности революции против царизма. Революция всё равно рано или поздно произошла бы. Но она тогда произошла бы при несколько иных обстоятельствах, возможно, и с несколько большими жертвами, чем произошла Февральская революция.
Когда во главе сил реакции стоят деятели одарённые, энергичные и не лишённые некоторой дальновидности, силам революции вести борьбу приходится трудней и издержки борьбы бывают большими. И, конечно, наоборот, когда во главе сил реакции стоят ничтожные, бездарные деятели, тогда силам революции бывает несколько легче вести борьбу. Так было в России в феврале 1917 г. Так было в октябре 1917 г., когда во главе правительства русской буржуазии оказался её ставленник демагог Керенский. Могут сказать: но тот факт, что в 1917 г, во главе русского самодержавия стоял неумный царь, тоже не был случайным. Вырождение паразитического сословия дворянства как бы олицетворялось бездарным царём. И только при абсолютистском, самодержавном монархическом строе могло стоять во главе государства такое ничтожество, как царь Николай II. Всё это верно, но это не объясняет всего. Конечно, при решающем и повседневном влиянии народных масс на политические судьбы страны исключена возможность появления во главе государства таких ничтожных деятелей, каких выдвигают дворянство и буржуазия при монархическом строе. Но та или другая конкретная историческая личность (с определёнными чертами характера и с той или иной степенью одарённости) по отношению ко всему ходу истории всё же остаётся случайностью, лишь дополняющей необходимость. Современность даёт нам примеры того, что часто вожаки реакционной буржуазии бывают крайне ограниченными и иногда щеголяют и бахвалятся своим невежеством, тем, что они, слава богу, не прочитали за всю жизнь ни одной философской книги, что они не обременены образованием. Так говорил о себе Гитлер. Так же говорил о себе Гарри Трумэн, подлаживаясь под обывательские массы.
Но мы знаем, что буржуазия и в XX веке может выдвигать из своей среды выдающихся деятелей, таких, как Ф. Рузвельт. У. Черчилль, конечно, реакционер, он ненавидит коммунизм, СССР и всю свою энергию отдал на борьбу против коммунизма. Но он принадлежит к деятелям иного масштаба, чем, скажем, Трумэн.
Эти примеры мы привели для того, чтобы показать, что и здесь нет какой-то исторической предопределённости, что в период крушения отживающего общественного строя, например капитализма, не обязательно везде, во всех странах должны во главе сил реакции стоять ничтожные по своим интеллектуальным способностям и волевым качествам люди. А это обстоятельство отражается так или иначе на ходе исторических событий. Те или иные личности, стоящие во главе событий, накладывают определённую печать на эти события, придают им определённую физиономию, ускоряют или замедляют ход и исход событий.
Маркс писал в письме к Кугельману по поводу Парижской Коммуны 1871 г.:
«Творить мировую историю было бы, конечно, очень удобно, если бы борьба предпринималась только под условием непогрешимо благоприятных шансов. С другой стороны, история имела бы очень мистический характер, если бы «случайности» не играли никакой роли. Эти случайности входят, конечно, сами составной частью в общий ход развития, уравновешиваясь другими случайностями. Но ускорение и замедление в сильной степени зависят от этих «случайностей», среди которых фигурирует также и такой «случай», как характер людей, стоящих вначале во главе движения».
Если мы будем учитывать в ходе истории только общие, коренные причины и игнорировать роль случайностей, то мы многого не поймём в ходе исторических событий. Приведённое положение Маркса замечательно именно тем, что он говорит: если бы случайности не играли никакой роли в истории, последняя выглядела бы мистически. А в числе этих случайностей играет определённую роль и то, каков характер людей, стоящих во главе движения. В особенности это имеет значение в начале того или иного общественного движения, когда последнее ещё не окрепло, не утвердилось, не одержало победы. В эти моменты особенно большое значение имеет характер деятеля или деятелей, стоящих во главе событий, их личные качества: способности, знания и опыт, дальновидность, прозорливость, авторитет и т. п.
По отношению к ходу всемирной истории, по отношению к общим законам и движущим силам развития общества эти личные, индивидуальные качества, конечно, есть факторы случайные, не необходимые, не предопределённые общим ходом событий. Отнесение определённой личности, в том числе и выдающейся, к необходимым причинам, приравнивание её к общим законам является безусловно ошибочным. Эта ошибка ведёт к смешению общего и единичного, необходимого и случайного, к смешению закона, т. е. наиболее глубокого, существенного и устойчивого, с тем, что является несущественным и преходящим. Руководители, исторические деятели приходят и уходят, а народ остаётся - вот правильное отношение общего и единичного.
Но скажут нам: разве не факт, что в целях, в деятельности великих исторических личностей, если это действительно великие личности, всегда содержится необходимое, исторически назревшее, то, что Гегель называл субстанциальным. И это верно. В переломные эпохи мировой истории или истории отдельных народов, когда на очередь становятся новые великие задачи, передовые деятели, идеолога, вожди передовых классов наиболее полно, глубоко и ярко выдвигают, формулируют, выражают в своих теориях, программах, лозунгах, во всей своей деятельности эти новые, великие задачи эпохи. И поэтому они - выразители исторической необходимости. Часто бывает, когда новые задачи становятся в порядок дня, то не один человек, не одна личность, а многие так или иначе подходят к этой задаче, выдвигают её. Так было в канун буржуазной революции 1789 г. во Франции, когда появилась целая плеяда блестящих идеологов этой революции. И когда назревали силы новой, пролетарской революции, то выступили, сначала независимо друг от друга, Маркс и Энгельс. А когда Маркса и Энгельса не стало, то после их смерти в России появился Ленин - гениальный вождь русского и международного революционного рабочего движения.
Неистребимость и жизненная сила рабочего движения выражаются в том, что в одной стране за другой возникли, растут и крепнут марксистские партии, во главе которых стоят опытные руководители. В этом выражается закономерность, проявляется историческая необходимость.
Фридрих Энгельс, как уже сказано выше, считает закономерным, необходимым то, что историческая потребность рождает героев. Но тот факт, что вот именно этот великий человек появляется в этой стране в определённое время, это случайность.
Всякий иной подход к данному вопросу ведёт к отождествлению случайности и необходимости, к смешению идеалистического и материалистического взгляда на отношение случайного и необходимого. А отсюда - прямая дорога к точке зрения, что отдельная великая личность есть определяющая сила исторических событий: если она появится на сцене, то это событие, например революция, будет, если она не появится, то революции не будет.
Такой взгляд ведёт к тому, что революции и всё общественное развитие ставятся если не всецело, то в значительной мере в зависимость от жизни или смерти той или иной исторической личности. Это в корне неправильный, идеалистический и пессимистический взгляд. Он является теоретической основой культа личности, суеверного отношения к личности, когда на её счёт относят то, что в действительности есть результат деятельности масс, передовых классов и передовой партии. Этот неверный взгляд пробивал себе дорогу и у нас в СССР и служил некоторой «теоретической» основой культа личности. Когда против этого немарксистского взгляда возражали, то его сторонниками выдвигался такой аргумент: мы должны различать в рабочем движении деятелей разного типа; есть попутчики, которые случайно всплыли на волне революционного движения и в ходе этого движения не удерживаются во главе масс, массы их распознают и сметают со своего пути, - это один тип, или вид, деятелей, случайных; но есть деятели другого рода, тесно и неразрывно связанные с рабочим классом, являющиеся его признанными и авторитетными представителями и вождями.
Такое различение исторических деятелей несомненно правильно. Но здесь в примере «случайных» деятелей имеется в виду то, что внутренне не связано с рабочим, коммунистическим движением, а во втором примере, наоборот, то, что наиболее адекватно выражает потребности и задачи рабочего движения. Значит, мы здесь опять возвращаемся к тому пониманию, что в единичном, в личности, в её целях и выдвигаемых ею лозунгах выражается, проявляется исторически необходимое, закономерное и своевременное. Но всё же это лишь проявление необходимого в целях великого человека, который наиболее полно, ярко и глубоко выражает потребности своего времени. Но сама историческая личность как таковая не может быть поставлена в один ряд с общими причинами и движущими силами, такими, как способ производства, народ, класс, партия.
Можно сформулировать соотношение необходимого и случайного в истории в связи с проблемой личности и так: в противовес фаталистическим воззрениям идеалистов или вульгарных материалистов, отрицающих роль личности в истории, исторический материализм признаёт эту роль, считая, что ни один передовой класс не достигал и не может достигнуть своего освобождения, если он не выделит из своей среды достойных вождей, идеологов, руководителей, выразителей интересов и задач этого класса. Ленин писал по этому поводу:
«Ни один класс в истории не достигал господства, если он не выдвигал своих политических вождей, своих передовых представителей, способных организовать движение и руководить им. И русский рабочий класс показал уже, что он способен выдвигать таких людей».
В другом месте, по поводу убийства царским самодержавием выдающегося революционера-большевика Ивана Васильевича Бабушкина, Ленин писал, что буржуазия и её публицисты возводят в ранг народных героев людей, которые боятся масс, которые ждали свободы для России не от борьбы, а от соглашения с злейшим врагом народных масс - с самодержавием. Но, писал Ленин, есть и подлинные народные герои.
«Это, - указывал Ленин, - люди, подобные Бабушкину. Это - люди, которые не год и не два, а целые 10 лет перед революцией посвятили себя целиком борьбе за освобождение рабочего класса. Это - люди, которые не растратили себя на бесполезные террористические предприятия одиночек, а действовали упорно, неуклонно среди пролетарских масс, помогая развитию их сознания, их организации, их революционной самодеятельности. Это - люди, которые встали во главе вооруженной массовой борьбы против царского самодержавия, когда кризис наступил, когда революция разразилась, когда миллионы и миллионы пришли в движение. Все, что отвоевано было у царского самодержавия, отвоевано исключительно борьбой масс, руководимых такими людьми, как Бабушкин. Без таких людей русский народ остался бы навсегда народом рабов, народом холопов. С такими людьми русский народ завоюет себе полное освобождение от всякой эксплуатации».
Вот как резко Ленин ставил вопрос о значении передовых руководителей передового класса, тесно с ним связанных, действующих в гуще этого класса. Бабушкин и сотни других подобных ему героев погибли. Но великое движение рабочего класса продолжало расти, развиваться, крепнуть, несмотря на временные поражения и гибель таких героев, как Бабушкин. Дело бабушкиных не умерло, оно живо, бессмертно.
Массы делятся на классы. Во главе классов стоят политические партии, а партии руководятся политическими лидерами, вождями. Тип вождей, руководителей, действующих в истории, различен. Это различие определяется различием эпох, классов, партий, различием исторических задач.
Даже у одного и того же класса вожди, руководители бывают различных типов. Так, например, в период революционной молодости буржуазия выделила из своей среды немало революционных, смелых борцов, с широким кругозором и связанных до известного периода с более или менее широкими слоями народа. Но обычно задолго до того, как буржуазия выполнила свою историческую роль, она уже вступает в непримиримое противоречие с интересами народа, становится во враждебное отношение к рабочему классу и крестьянству. Длительно буржуазия и её вожди не могут вести за собой широкие массы народа, хотя и стремятся удержать их под своим влиянием. В наше время лишь в странах, борющихся против колониального гнёта или только ещё завоевавших независимость, буржуазия может из своей среды выдвигать руководителей, пользующихся влиянием среди передовых масс. В большинстве же капиталистических стран буржуазия стала реакционной силой и соответственно с этим выделяет реакционных вождей, ненавидящих народ и прогресс. Эти вожди нередко готовы пролить потоки народной крови для спасения капитализма, для обеспечения высоких прибылей своему классу. Характерными представителями этого типа вождей буржуазии являлись или являются Гитлер, Муссолини, Франко, Трумэн, Маккарти, Ноуленд, Чан Кай-ши, Ли Сын Ман и т. п.
Какова цель борьбы, какие задачи ставит перед собой тот или иной класс, таковы и политические и духовные представители этого класса. Крестьянство, когда оно выступало против крепостничества, дало целую галерею смелых борцов. Таковы Болотников, Разин, Пугачёв в России, Ян Гус и Жижка в Чехословакии, Томас Мюнцер в Германии.
Иной тип руководителей представляют собой вожди рабочего класса. Классовая борьба пролетариата за социализм, социалистическая революция - это самая великая и благородная борьба во всей мировой истории человечества. Эта борьба ведётся не за смену форм эксплуатации, а за уничтожение всякой эксплуатации человека человеком. Эта борьба встречает наиболее ожесточённое сопротивление эксплуататоров и требует не только героизма, самопожертвования, но и организованности, сплочённости, единства, выдержки, дисциплины, идейности, ясности понимания коренных целей борьбы. Организованность, выдержка и дисциплина пролетариата облегчаются самим капиталистическим способом производства, концентрирующим миллионные массы рабочих в больших городах, в фабрично-заводских центрах. Идейность, организованность, единство и героизм воспитываются марксистской партией, учением марксизма-ленинизма и практикой революционной борьбы. Классовая борьба пролетариата предъявляет высокие требования к руководителям.
Рабочее движение знает три типа вождей рабочего класса.
На разных ступенях развития рабочего движения были такие вожди у рабочего класса, как, например, Бланки во Франции или Лаосаль в Германии. Это решительные, смелые люди, хорошие практики революционной борьбы. Бланки был любимцем парижских рабочих. Его несколько раз арестовывали, грозили смертной казнью, он десятки лет просидел в тюрьме, но ничто не сломило его революционного духа. Однако при всех его замечательных качествах Бланки недоставало научной революционной теории. Отсюда ошибки в революционной тактике, заговорщичество - «бланкизм». Руководители типа Бланки, как показал опыт, не могут долго остаться во главе пролетариата. Развитие рабочего движения предъявляет к руководителям всё более и более высокие требования. Вожди типа Бланки и Лаосаля более или менее быстро сходят со сцены.
История рабочего движения знает и другой тип вождей: сильных в теории, но слабых в организационной области, в области революционной практики. Это люди, не умеющие связать революционную теорию и революционную практику воедино. К числу таких вождей относятся Плеханов в России и Каутский в Германии, которые в своё время стояли на позициях революционного марксизма, а затем, когда дело дошло до решающих битв революционного пролетариата, изменили рабочему классу и перешли на сторону буржуазии.
Ленин говорил о вождях этого типа, что они в своё время, до революции, учили рабочих марксистской диалектике. И многое из того, что они писали, навсегда войдёт в сокровищницу марксизма. Это особенно относится к философским работам Плеханова. Но когда дело дошло до применения марксистской диалектики на практике революции, Плеханов и Каутский оказались ниже всякой критики. В предреволюционную полосу развития вожди типа Плеханова, Каутского, пропагандируя и обосновывая азбуку научного коммунизма, зазубрили формулы вроде того, что 3 больше 2. Но кроме арифметики есть ещё алгебра. В периоды революций обстановка резко изменяется. Многие явления превращаются в свою противоположность, как если бы перед цифрами 3 и 2 появились вместо знаков плюс знаки минус. А эти вожди по-прежнему продолжали твердить, что 3 больше 2. Такая ошибка случилась со многими лидерами II Интернационала, которые, засмотревшись на старое, не увидели нового. Они проявили слепую приверженность к старому, к отжившим лозунгам, методам и тактике, не сумели оценить революционную обстановку и оойти в ногу с революционными массами, штурмующими капитализм. Конечно, дело вдесь было не только в чисто теоретической стороне, в неуменье применить марксистскую теорию к практике. В основе этого неуменья лежали социальные, классовые причины. Реформизм, оппортунизм - это проявление буржуазного влияния на рабочий класс. И это влияние выражали такие люди, как Каутский, оказавшиеся во время величайшей социалистической революции в России по ту сторону баррикад, по ту сторону революционного фронта.
Итак, второй тип вождей, руководителей рабочего класса также не может выдержать исторического испытания. Если слабость в теории, незнание научной революционной теории, беспечное отношение к ней мстит за себя, то и одно знание теории, оторванное от революционной практики, неумение и нежелание претворить теорию в практику, в жизнь не может привести к победе. Оба эти порока ведут к неудачам, к непоправимым ошибкам. Больше того, вожди II Интернационала кончили предательством дела рабочего класса, переходом на сторону буржуазии.
А если к неумению соединить теорию с практикой, прибавляются ошибки или пороки ъ самих теоретических взглядах, то результаты бывают ещё более печальными. Так обстояло дело у российских меньшевиков, а также у эсеров. Когда в феврале 1917 г. в России развернулась буржуазно-демократическая революция, меньшевикам во главе с Плехановым и Мартовым и эсерам во главе с Керенским и Черновым казалось, что России после этого предстоит по меньшей мере столетний период капиталистического развития, подобно тому как на Западе после революций XVII и XVIII веков последовала эпоха развития капитализма, буржуазного парламентаризма. Заглядевшись на прошлое, на западноевропейские образцы, вожди меньшевиков и эсеров не заметили того нового, что дала эпоха империализма в целом и специфические, конкретные исторические условия России 1917 г.- обстановка империалистической войны, страшное разорение страны, хозяйственная разруха, надвигавшийся голод. Эти новые условия диктовали иные пути развития, чем те, которые сложились 100-200 лет тому назад на Западе, когда капитализм шёл ещё по восходящей линии.
То, чего не смогли увидеть меньшевики в России во главе с Плехановым и Мартовым и германские социал-демократы ©о главе с Каутским, увидели и глубоко поняли русские большевики, коммунисты во главе со своим вождём В. И. Лениным. Превосходно показал это американский журналист Джон Рид, свидетель Октябрьской социалистической революции и под её влиянием, ставший коммунистом, в замечательной книге «Десять дней, которые потрясли мир».
Находясь в гуще великих событий 1917 г., Джон Рид видел своими глазами революционный русский народ и контрреволюционную буржуазию, видел политические партии, беседовал с их руководителями и представителями. Он жадно следил за ходом развёртывавшихся событий и дал незабываемую их картину, картину эпического значения. Вот как он по живым следам событий изобразил их ход, показал позицию меньшевиков и эсеров и их вождей и объяснил, почему они, написавшие на знамёнах своих партий «социализм», оказались по ту сторону баррикад, когда дело дошло до непосредственной борьбы за социализм:
«Грубо говоря, меньшевики и социалисты-революционеры полагали, что Россия ещё не созрела экономически для социальной революции, что в ней возможна только революция политическая. По их мнению, русские массы были ещё недостаточно подготовлены к захвату власти...
Они думали, что Россия непременно должна пройти все стадии политического и экономического развития, пройденного Западной Еврооой, и лишь после этого вместе со всеми другими народами войти в русло настоящего социализма. Поэтому они, как и имущие классы, считали, что Россия прежде всего должна стать парламентским государством - хотя и с некоторыми поправками против западных демократий. Логическим следствием этого было то, что они настаивали на участии имущих классов в правительстве. Отсюда только один шаг до поддержки имущих классов. «Умеренные» социалисты нуждались в буржуазии, а буржуазия в них не нуждалась. Таким образом и получилось, что министры-социалисты шаг за шагом сдавали всю свою программу, а представители имущих классов всё решительнее наступали на них.
И в конце концов, когда большевики разделались со « всеми пустыми компромиссами, меньшевики и эсеры оказались бойцами на стороне буржуазии... В настоящее время этот процесс явно развёртывается почти по всему миру.
Большевики, кажется мне, это не разрушительная сила, а единственная в России партия, обладающая созидательной программой и достаточной силой, чтобы провести её в жизнь. Если бы Ноябрьская революция не поставила их у власти, то, по-моему, нет ни малейшего сомнения в том, что уже в декабре войска империалистической Германии были бы в Петрограде и Москве, и Россия снова попала бы в руки царя...».
В наши дни на Западе лидеры правых социалистов, единомышленники русских меньшевиков и эсеров, марто-вых и керенских, шумят по поводу того, что в СССР существует только одна партия. Почему в СССР существует только партия коммунистов и исчезли другие политические партии? Приведённые строки из книги Джона Рида - это беспристрастное свидетельство несомненнейшего и честного сторонника демократии из США, социалиста, ставшего лишь впоследствии коммунистом. Его свидетельство даёт ясный и убедительный ответ, как это произошло, почему «умеренные» социалисты оказались в лагере буржуазии и сошли с исторической арены вместе с буржуазией. В связи с этим, говоря о большевиках, их руководителях и их авторитете в массах, Джон Рид пишет:
«Не компромиссами с господствующими классами или с другими политическими партиями, не соглашениями со старым правительственным аппаратом завоевали большевики власть. Но они сделали это и не путём организованного насилия кучки людей над всем народом. Если бы широкие массы российского населения не были готовы к восстанию, это восстание не могло бы удаться. Единственная причина огромного успеха большевиков кроется в том, что они исполняли глубокие и простые требования широчайших слоев населения, что они призывали их разрушать и искоренять старый мир, чтобы потом общими усилиями заложить на его обломках первые камни нового строя...».
Итак, чтобы стать подлинным руководителем, вождём революционного рабочего движения, этого величайшего движения современности, призванного преобразовать мир капитализма в социалистическое общество, мало обладать преданностью рабочему классу, социализму. Надо ещё уметь соединять опыт, революционную практику- с революционной теорией. Последняя, будучи оторвана от революционной практики, перестаёт быть революционной, превращается в пустоцвет, во фразу. Единство революционной теории и революционной практики - вот что давало и даёт великую силу подлинным вождям рабочего класса. Один из важных признаков силы и неодолимости рабочего движения состоит в том, что оно знает кроме рассмотренных двух типов руководителей и таких руководителей, которые сочетают в себе свойства великих теоретиков и великолепнейших практических организаторов борьбы рабочего класса.
Такими великими, гениальными вождями рабочего класса были Маркс, Энгельс и Ленин. К такому типу руководителей принадлежат выдающиеся руководители КПСС - ученики и соратники Ленина, которые своими практическими делами, десятилетиями служения рабочему классу, делу коммунизма доказали преданность народу, трудящимся, уменье творчески развивать марксизм-ленинизм и применять его на практике, уменье сочетать революционную теорию и практику.
К числу выдающихся деятелей русского и международного революционного рабочего движения принадлежал и И. В. Сталин. Несмотря на крупные ошибки, совершённые им в последний период его деятельности, И. В. Сталин внёс огромнейший вклад в дело борьбы с империализмом, в дело строительства социализма в СССР, в дело защиты и разработки марксистско-ленинской теории.
Есть два вида критики ошибок Сталина. Коммунисты критикуют и будут критиковать ошибки Сталина, но они критикуют их с позиций марксизма-ленинизма, с позиций коммунизма. Коммунистичеакая критика ошибок Сталина служит делу международного рабочего класса, делу социализма, делу укрепления мира между народами.
Но есть другая критика Сталина - критика с позиций буржуазии. Империалистическая буржуазная пропаганда, используя критику коммунистами культа личности Сталина, критику допущенных Сталиным ошибок, пытается очернить социалистический строй, расколоть и ослабить лагерь социалистических стран, ослабить международную солидарность трудящихся, подорвать влияние великого учения - марксизма-ленинизма.
Буржуазная и ревизионистская пропаганда в целях борьбы с коммунизмом, с ленинизмом изобрела термин «сталинизм». Но такого теоретического направления не существовало и не существует. Разделение коммунистов на так называемых сталинистов и несталинистов преследует цель внести раскол в международное рабочее движение. Все коммунисты - марксисты-ленинцы. Марксистско-ленинская идеология, марксистско-ленинское мировоззрение их объединяет и вдохновляет. Буржуазная пропаганда, цепляясь за критику нашей партией ошибок Сталина, пытается подвергнуть сомнению и опорочить всю деятельность Сталина, основы его мировоззрения. А основы мировоззрения Сталина - это марксизм-ленинизм.
Сталин в последние годы его деятельности, в период культа его личности, допустил большие ошибки, причинившие немалый ущерб делу коммунизма. Но он был великим марксистом, и его заслуги перед трудящимися всего мира огромны.
Сталин всегда, до последнего вздоха, оставался преданным делу международного рабочего класса, делу коммунизма, делу борьбы против капитализма, против империалистической реакции, делу борьбы за мир во всём мире. Об этом надо со всей решимостью сказать именно потому, что имя Сталина, его ошибки, нарушение им советской законности и ленинских норм партийной жизни враги рабочего класса пытаются использовать в своих грязных целях борьбы против коммунизма, против рабочего движения, против стран социалистического лагеря.
Коммунистическая партия Советского Союза, её Центральный Комитет решительно осудили культ личности Сталина как явление чуждое марксистско-ленинскому мировоззрению и советскому социалистическому строю. Осудив и отвергнув культ личности, коммунисты вместе с тем высоко ценят заслуги Сталина и отметают прочь клевету и злопыхательство врагов марксизма-ленинизма, их грязную и злостную пропаганду, преследующую враждебные делу социализма цели.
К вождям нового, ленинского типа принадлежит и славная когорта руководителей братских коммунистических и рабочих партий в странах народной демократии и в странах капитализма.
Марксу и Энгельсу международный рабочий класс обязан созданием бессмертного учения - марксизма - мировоззрения и идеологии рабочего класса. Маркс и Энгельс открыли законы общественного развития, законы развития капитализма в частности. Опираясь на своё философское мировоззрение - диалектический и исторический материализм и марксистскую политическую экономию, они создали теорию пролетарской революции и диктатуры пролетариата и тем указали единственно правильный путь и средства освобождения рабочего класса от гнёта капитализма, путь создания нового, бесклассового, коммунистического общества, общества без эксплуататоров и эксплуатации, где впервые действительно создаются условия свободного развития личности и народа, миллионов простых людей.
Марксу и Энгельсу международный рабочий класс обязан научным обоснованием своей всемирно-исторической миссии и созданием первых международных пролетарских организаций - «Союза коммунистов» и I Интернационала.
Научный подвиг Маркса и Энгельса является великим и бессмертным. Они совершили революционный переворот в философии, в политической экономии, в учении о социализме. Открытия Маркса сравнивают с открытиями Дарвина и Коперника. Но для судеб человечества, для международного рабочего класса великие открытия Маркса и Энгельса имели особое, ни с чем во всей прошлой истории не сравнимое значение.
Когда мы говорим о роли той или иной личности в истории, мы должны учитывать, выразителем интересов какого класса является данная историческая личность - прогрессивного или реакционного. Это во-первых. Во-вторых, насколько благоприятны условия для исторической деятельности этого класса и, следовательно, для его вождей, руководителей. В-третьих, как полно, глубоко, ярко данная личность выражает в своих целях, программе, в учении идеологию, мировоззрение, задачи данного класса, каким опытом, проницательностью, личными способностями она обладает. Для исторической роли той или иной личности немалое значение имеют и такие черты её характера, как смелость, храбрость, бесстрашие, мужество, лояльность, уменье считаться с волей коллектива, партии, уменье с тактом пользоваться доверием класса, партии, профсоюза, скромность или, наоборот, кичливость, самоуверенность и т. п. Если личность стоит во главе движения, обладает известной степенью власти, то отрицательные и положительные черты её характера накладывают определённую печать на ход и исход событий. Такие деятели, как Маркс, Энгельс, Ленин, воплощая в себе лучшие черты революционного рабочего класса, идеологами которого они являются, имеют и свои индивидуальные черты, которые отразились, выразились, воплотились в их трудах, открытиях, подвигах, в их теоретической и практической революционной деятельности.
Фридрих Энгельс, характеризуя деятельность своего великого друга Маркса, писал: «В последнее время не раз указывали на мое участие в выработке этой (т. е. марксистской.- Ф. К.) теории. Поэтому я вынужден сказать здесь несколько слов, исчерпывающих этот вопрос. Я не могу отрицать, что я и до и во время моей сорокалетней совместной работы с Марксом принимал известное самостоятельное участие как в обосновании, так и в особенности в разработке теории, о которой идет речь. Но огромнейшая часть основных руководящих мыслей, особенно в экономической и исторической области, и, еще больше, их окончательная резкая формулировка принадлежит Марксу. То, что внес я, Маркс мог легко сделать и без меня, за исключением, может быть, двух-трех специальных областей. А того, что сделал Маркс, я никогда не мог бы сделать. Маркс стоял выше, видел дальше, обозревал больше и скорее всех нас. Маркс был гений, мы, в лучшем случае, - таланты. Без него наша теория далеко не была бы теперь тем, что она есть. Поэтому она справедливо называется его именем».
В этих словах мы видим великое благородство выдающегося мыслителя и революционного борца, признание заслуг Маркса и скромный отзыв о себе.
В истории, как мы знаем, встречались и встречаются деятели, не всегда отличающиеся такой скромностью и таким благородством. Рабочее движение знало и знает и вождей кичливых и честолюбивых. Но эти отрицательные черты являются скорее результатом влияния не пролетариата, а мелкобуржуазных слоев, окружающих пролетариат. Рабочий класс - самый благороднейший класс современности, величайшая историческая сила; он выдвигает и создаёт своих вождей по своему образу и подобию.
На примере Маркса и Энгельса мы видим, что может сделать гениальная личность и чего она не в состоянии сделать. Маркс и Энгельс создали учение научного социализма, теорию пролетарской революции и диктатуры рабочего класса, основали I Интернационал. Но, несмотря на свою гениальность и титаническую энергию, они не могли «вызвать» в их время победу пролетарской революции. Последняя в то время ещё не созрела. В ту эпоху капитализм в общем и целом шёл по восходящей линии развития, а пролетарская революция ещё непосредственно не вышла из периода организационной и идеологической подготовки, не встала в порядок дня.
Когда Маркс и Энгельс умерли, недальновидные, ограниченные враги коммунизма торжествовали и утверждали, что вместе со смертью Маркса и Энгельса пришёл конец коммунизму, марксизму. Это казалось им тем более правильным, что в Германии и других странах появилась целая орава ревизионистов, вставших на путь отрицания марксистской теории, замены её модными буржуазными эклектическими теориями, хоронивших и оплёвывавших марксизм, отказавшихся от учения и дела революционного рабочего класса. Ревизионисты кричали о том, что марксизм устарел, что марксова теория концентрации производства не подтвердилась, что кризисы перепроизводства исчезли и не являются больше законом развития капитализма. И это писалось в 90-х годах XIX века, накануне наступившего вскоре экономического кризиса, который снова и снова подтвердил марксизм и опроверг жалкий лепет ревизионистов.
В наши дни тоже немало людей не только из лагеря буржуазии, но и из рядов социалистов, заявляющих о том, что марксизм будто бы устарел, «окончательно» (в который раз!) опровергнут. Как видим, история повторяется.
Но жизнь не оправдала и никогда не оправдает надежд врагов марксизма и опровергла домыслы ревизионистов, ренегатов, правых оппортунистов и предателей.
С наступлением эпохи империализма центр международного революционного рабочего движения переместился из Западной Европы в Россию. И подобно тому, как в 1848 г. Германия стала родиной марксизма, а вожди немецкого рабочего класса - его творцами, так на рубеже XIX и XX веков Россия стала родиной ленинизма, а вождь рабочего класса России (а затем и всего мира) В. И. Ленин стал творцом ленинизма.
Слабым местом рабочего движения в эпоху Маркса и Энгельса в силу объективных условий того времени было отсутствие массовых партий рабочего класса. Деятельность Ленина как вождя новых, пролетарских масс начинается с борьбы против антимарксистских течений народников, против их субъективистской теории «героев и толпы» и донкихотской тактики индивидуального террора, за учение о решающей роли народных масс и классовой борьбы в истории, за просвещение рабочего класса как великой революционной силы современности, за внесение в стихийное рабочее движение социалистического сознания и - как предпосылка этого - за создание массовой пролетарской марксистской партии. В марксистской партии Ленин видел коллективного вождя рабочего класса и всех народных масс.
Чтобы рабочий класс мог выполнить свою великую историческую роль творца нового общества, он должен создать свою революционную партию - коллективного идейно-политического вождя, выковать кадры революционеров, организаторов, вожаков освободительной борьбы.
«Без партии, железной и закаленной в борьбе, без партии, пользующейся доверием всего честного в данном классе, без партии, умеющей следить за настроением массы и влиять на него, вести успешно такую борьбу невозможно» 1, - учил Ленин.
Дайте нам пролетарскую партию профессиональных революционеров, и мы перевернём Россию, - так Ленин ставил тогда вопрос. Чем шире развёртывается в силу объективных условий стихийное рабочее движение, тем больше предъявляется требований на социалистическую сознательность, на руководство в лице авангарда - марксистской партии, вооружённой передовой теорией.
Пролетарскую партию Ленин создавал на прочной марксистской идеологической основе. Свой организаторский и теоретический гений Владимир Ильич отдал делу создания, развития и воспитания великой партии пролетарских масс. Герои-одиночки в силу естественных условий приходят и уходят, рождаются и умирают, а партия коммунистов, как коллективный выразитель коренных интересов рабочего класса, народных масс, как их коллективный вождь, воспитатель и организатор, остаётся, развивается, умножая свой опыт и связи с народом.
Ленин видел в Коммунистической партии воплощение всего лучшего, что есть в рабочем классе, в народе, - ум, честь и совесть нашей эпохи. В Коммунистической партии, в её руководящей роли Ленин видел важнейший источник силы и непобедимости дела рабочего класса, дела коммунизма.
Говоря о роли русского революционера-марксиста, Ленин писал, что «именно теперь русский революционер, руководимый истинно революционной теорией, опираясь на истинно революционный и стихийно пробуждающийся класс, может, наконец - наконец! - выпрямиться во весь свой рост и развернуть все свои богатырские силы».
В противовес российским «экономистам» с их теорией стихийности рабочего движения, принижавшим роль партии, роль идейно-политического руководства, Ленин выдвигал как важнейшее условие победы рабочего класса над царизмом и капитализмом роль социалистической сознательности, роль руководства партии. Ленин подчёркивал значение организации революционеров, тесно связанных с массами рабочего класса, с народом, умножающих свои связи с массами и выступающих в качестве народного трибуна. Какую роль подлинные пролетарские вожди могут играть и играют в рабочем движении, в освободительной борьбе рабочего класса, в истории, можно видеть на примере В. И. Ленина. В связи с новой обстановкой борьбы рабочего класса в эпоху империализма, в условиях господства ревизионизма, оппортунизма в рабочем движении необходимо было раскрыть некоторые новые, возникшие в новую эпоху закономерности капитализма, обобщить новый опыт рабочего движения, разоблачить теории оппортунистов, указать рабочему классу правильные пути и средства борьбы в новых условиях, создать массовую марксистскую партию рабочего класса как коллективного вождя пролетарских масс, их авангард. Это значило творчески развить марксизм, все его стороны и соединить его с практикой революционного движения.
Ленин поднял марксизм на новую, высшую ступень, создав ленинизм - марксизм эпохи империализма и пролетарских революций. То, что Ленин создал нового в философии, политической экономии, теории пролетарской революции, - это великое дело. Но роль Ленина не исчерпывается этим. Не меньшего значения заслуга Ленина состоит в том, что он организовал и воспитал партию коммунистов-большевиков, партию нового типа, всесторонне разработал программу, стратегию и тактику партии, развил заложенные Марксом принципы коллективного руководства партии и осуществлял их на практике в деятельности Центрального Комитета и Политбюро (теперь Политбюро соответствует Президиум Центрального Комитета КПСС).
Ленина народ и партия считают по праву организатором и главой первого в мире социалистического государства, вождём Великой Октябрьской социалистической революции. Всё, что есть честного, передового, мыслящего в рабочем классе всех стран, по праву считает Ленина признанным вождём и учителем всемирного пролетариата.
В. И. Ленин не только создал новую теорию и тактику пролетарской революции и диктатуры рабочего класса, но и разработал научную программу строительства социализма и коммунизма в СССР. И сейчас ленинское учение о социалистической индустриализации страны, о ведущей роли тяжёлой индустрии и электрификации в строительстве коммунизма, великий кооперативный план, учение о роли народных масс, о роли партии и социалистического государства в строительстве социализма и коммунизма имеют великое основополагающее значение.
Ленин учил, что в зависимости от конкретных исторических условий марксизм применяется к Англии иначе, чем к России, к Франции иначе, чем к Германии. Он писал:
«Мы вовсе не смотрим на теорию Маркса как на нечто законченное и неприкосновенное; мы убеждены, напротив, что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты должны двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни. Мы думаем, что для русских социалистов особенно необходима самостоятельная разработка теории Маркса, ибо эта теория дает лишь общие руководящие положения, которые применяются в частности к Англии иначе, чем к Франции, к Франции иначе, чем к Германии, к Германии иначе, чем к России». Ленин требовал от руководителей компартий конкретного учёта конкретной обстановки при применении марксистской теории в каждой стране, не забывая главного, решающего - революционных принципов марксизма,- руководящей роли рабочего класса и его марксистской партии в борьбе за социализм, необходимости диктатуры пролетариата для перехода к социализму и коммунизму. Коммунистическая партия большевиков дала великий пример, образец творческого развития марксистской теории и применения её к конкретным условиям России. Верность принципам марксизма и творческое отношение к нему, ненависть к догматизму и доктринерству были одними из условий победы социализма в СССР. Великий Ленин, глубоко проникая в сущность явлений и исторических процессов, далеко заглядывал вперёд. Он обладал необыкновенным даром исторического предвидения. В работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», написанной в условиях подполья, под гнётом царского деспотизма, он предсказал неизбежность победы социалистической революции в России за 23 года до её свершения.
Анализируя закономерности, порождённые империализмом, Ленин не только предсказал возможность империалистической войны, но и звал массы рабочего класса на борьбу против опасности войны. А когда эта война всё же разразилась и рабочий класс в силу разобщённости и раскола не смог её предотвратить, Ленин, разоблачая звериную, варварскую сущность империализма, предсказал неизбежность краха империализма и торжества пролетарской революции. Победа Великой Октябрьской социалистической революции явилась подтверждением гениального ленинского предвидения.
Ленин в своих трудах предсказал неизбежность распада колониальной системы империализма, великую роль национально-освободительного движения народов Востока в исторических судьбах человечества. «А именно это большинство населения и втягивается с необычайной быстротой в последние годы в борьбу за своё освобождение, так что в этом смысле не может быть ни тени сомнения в том, каково будет окончательное решение мировой борьбы. В этом смысле окончательная победа социализма вполне и безусловно обеспечена».
И ещё В. И. Ленин писал:
«...Теперь каждый день пробуждения новых классов к жизни и к борьбе на Востоке (Япония, Индия, Китай) - т. е. тех сотен миллионов человечества, которые составляют большую часть населения земли и которые своей исторической бездеятельностью и своим историческим сном обусловливали до сих пор застой и гниение во многих передовых государствах Европы, - каждый день пробуждения к жизни новых народов и новых классов все больше и больше подтверждает марксизм».
Ленин особо отмечал великое значение грядущей Китайской революции. Ныне мы являемся свидетелями осуществления пророческих предвидений Ленина, светом своего учения указавшего народам мира путь борьбы за свободу, за мир, за социализм, за народную демократию.
В марксизме-ленинизме рабочий класс всех стран видит руководство к действию. В СССР, где социализм в основном уже построен и победил и осуществляется постепенный переход к коммунизму, Коммунистическая партия, намечая каждое новое большое мероприятие, всегда опирается на учение Ленина, «советуется» с Лениным. Так партия поступает, когда решает проблему ведущей роли тяжёлой индустрии в народном хозяйстве, проблемы сельского хозяйства, когда она развивает принцип материальной заинтересованности и социалистического соревнования, решает вопрос об усилении роли профсоюзов. В международной политике партия руководствуется ленинским принципом мирного сосуществования и соревнования двух экономических систем. Ленин учил, что Советская страна чем дальше, тем больше будет оказывать воздействие на ход мировой истории своей экономической политикой и хозяйственными успехами.
Враги коммунизма назойливо и нудно из года в год говорят и пишут о «крахе» марксизма-ленинизма. Но жизнь, практика, великие победы социализма в СССР и в странах народной демократии всё больше говорят о крахе капитализма и буржуазной идеологии и о новых и новых победах марксизма-ленинизма.
В странах народной демократии, как и в СССР, ленинское учение является руководством для марксистских партий и народов в строительстве социализма. Победа Великой Китайской социалистической революции, огромные успехи китайского народа, достигнутые в строительстве новой, социалистической жизни, - это торжество великих идей ленинизма.
Международный революционный рабочий класс, сплачивающийся под знаменем марксизма-ленинизма, видит в ленинских идеях, в учении Ленина верный, испытанный, проверенный и доказанный опытом путь борьбы за социализм.
Открывающиеся в наше время возможности мирного перехода для целого ряда стран от капитализма к социализму - это не отказ от ленинизма, не отмена его принципов и не отход на позиции реформизма, как пытаются изобразить враги ленинизма, а творческое применение ленинизма к конкретным историческим условиям.
Ленин отмечал, что Маркс никогда не связывал рук своим будущим последователям указанием конкретных, детальных путей и форм революционного развития для каждой страны. Эти вопросы должны решать сами марксистские партии и рабочий класс этих стран, исходя из строгого учёта конкретной обстановки. Так понимал марксизм Ленин, когда творчески его развивал применительно к эпохе империализма в целом, а также применительно к условиям России. В этом творческом применении марксизма к условиям страны и правильном руководстве массами заключался один из источников быстрой победы Октябрьской социалистической революции в России.
Социалистическая революция, революционный переход от капитализма к социализму, руководящая роль рабочего класса и его марксистской партии в этой революции, диктатура пролетариата - это общий закон, не зависящий от тех или иных своеобразий, особенностей развития тех или иных стран. А формы этой революции, формы перехода к социализму, формы политического господства рабочего класса могут быть различны, и это различие зависит от исторических особенностей тех или иных стран, от своеобразия современной обстановки в них, от конкретного соотношения классовых сил. В этой связи и следует рассматривать вопрос о возможности использования парламента как одного из средств мирного перехода к социализму при условии завоевания большинства в этом парламенте рабочим классом и наличия широкого народного социалистического движения вне парламента. Главный источник силы социалистической революции по-прежнему заключён в народе, возглавляемом рабочим классом и его марксистско-ленинской партией.
XX съезд Коммунистической партии Советского Союза, разрабатывая целый ряд принципиальных проблем, относящихся к вопросу о формах перехода разных стран к социализму, целиком здесь, как и в других вопросах, опирался на положения Ленина и ленинизма и на его метод.
1 За последнее время отдельные деятели рабочего движения, выдвигая свои, особые пути перехода своих стран к социализму, стали отвергать или игнорировать общие законы перехода от капитализма к социализму. Это серьёзная ошибка. С точки зрения теоретической, это есть недиалектическое понимание соотношения общего и особенного, метафизическое противопоставление особенного общему, что противоречит духу марксизма; с практической точки зрения, это недиалектическое, метафизическое понимание соотношения общего и особенного в развитии социалистических стран ведёт к игнорированию опыта стран, ранее вступивших на путь социализма.
История учит, что и при феодализме и при капитализме имело место своеобразие, обусловленное общественно-историческими и географическими причинами. Например, марксисты различали прусский и американский пути развития капитализма, учитывали особенности возникновения капитализма в Англии и во Франции и специфические черты буржуазных революций в этих странах. Но при всём своеобразии капитализма в разных странах мировая система капитализма подчинялась и подчиняется действию общих законов. Во всех странах капиталистическое производство движется циклически: подъём, кризис, депрессия, затем новый подъём и новый кризис. И, как правило, новый кризис наступает как раз тогда, когда воротилы капитализма обещают процветание и объявляют, что кризиса не будет. Во всех капиталистических странах существует эксплуатация буржуазией пролетариата, растёт революционное рабочее движение, распространяются идеи марксизма-ленинизма. Особенности отдельных стран не могут отменить общих законов капитализма. Как известно, Маркс писал «Капитал» на основе анализа развития самой передовой в то время страны капитализма - Англии. Но открытые Марксом экономические законы капитализма общи для всей системы капитализма. Передовая страна капитализма указывала завтрашний день странам менее развитым.
Но если таково соотношение общего и особенного в развитии капиталистических стран, то на основе каких фактов некоторые товарищи, желающие быть марксистами и называющие себя марксистами, противопоставляют специфические особенности общим закономерностям при переходе разных стран от капитализма к социализму, в строительстве социализма? Разве революционный переход к социализму не является общим для всех стран? Разве социалистические производственные отношения не должны выражаться в общественной социалистической собственности на средства производства (общенародной и групповой, кооперативной) и в отношениях товарищеского сотрудничества и взаимопомощи освобождённых от эксплуатации трудящихся? Разве руководство (диктатура), рабочего класса и его союз с крестьянством не являются обязательным, общим требованием и вместе с тем законом для всех стран? То же самое следует сказать о руководстве коммунистической партии, о господстве социалистической идеологии и необходимости борьбы с буржуазной и мелкобуржуазной идеологией.
Ленин требовал учитывать конкретные условия борьбы пролетариата в каждой отдельной стране. Ленин беспощадно критиковал тех, кто зазубрил общие положения марксизма, причём иногда по учебнику Каутского, кто требовал, чтобы пролетарская революция во всех странах развивалась по учебнику Каутского. Ленин говорил, что историческое творчество народных масс в разных странах будет вносить много нового, своеобразного. Он решительно ставил перед марксистами разных стран задачу творчески разрабатывать марксизм применительно к каждой отдельной стране. И вместе с тем никто так не требовал и не призывал учитывать накопленный опыт рабочего движения всех стран, как Ленин. Ленин жадно изучал этот опыт, обобщал его, опирался на него в своей борьбе. Ленинское понимание соотношения общего и особенного в пролетарской революции, в строительстве социализма подтверждено ныне исторической практикой многих стран.
В. И. Ленин был истинным вождём широчайших народных масс и бесстрашным революционером. Он не боялся трудностей борьбы. Он любил народ, и народ отвечал и отвечает ему безграничной любовью. Ленин был непримирим и беспощаден к врагам рабочего класса, к врагам социализма, к открытым и скрытым ревизионистам, к путаникам и к политическим деятелям, беззаботно относящимся к революционной теории.
Ленин был прост, как правда. Его сила заключалась в связи с народными массами. Он верил в безграничные творческие силы народа и видел в народе главную движущую силу истории. Эту именно силу и прежде всего авангард трудящихся - рабочий класс он хотел просветить и организовать.
Ленин был всегда принципиален. За великие принципы марксизма, за дело народа, за интересы трудящихся, за их счастье он отдал все свои силы, весь свой светлый гений, всю свою жизнь.
Ленин был великим интернационалистом, борцом за дружбу, равноправие и братство всех наций и рас. Он ненавидел шовинизм и буржуазный национализм. Начиная с первых своих работ и кончая «Страничками из дневника», написанными им в последние годы жизни, Ленин выступает как последовательный пролетарский интернационалист, борец за международное единство рабочего класса всех стран под знаменем марксизма, научного коммунизма. Поэтому ныне пролетарии и народы всего мира видят в Ленине и его бессмертном учении своё боевое знамя, вдохновляющее их на борьбу и победу.
Союз Советских Социалистических Республик, созданный по инициативе Ленина и Коммунистической партии, - это материальное воплощение социалистического интернационализма. Социализм ныне превратился в мировую систему, и этим, мы обязаны рабочему классу, марксистско-ленинским партиям, ленинизму.
Сила Ленина не только в его гениальности и мощи его организационного опыта. Заслуги Ленина были бы преходящи, если бы он не создал великую партию коммунистов и не воспитал целую плеяду руководителей партии, если бы Ленин не разработал принципов коллективного руководства партией, государством, народом. Сила Ленина состояла прежде всего в созданной им партии большевиков, в воспитанной им замечательной плеяде руководителей, сохраняющих преемственность в руководстве партии и Советского государства.
Победа Великой Октябрьской социалистической революции, победа социализма в СССР была бы невозможна, если бы народом не руководила испытанная, закалённая в боях партия коммунистов. Сила этой партии состояла и состоит в том, что она, во-первых, была и есть партия единомышленников-коммунистов, марксистов-ленинцев, вооружённых самой передовой теорией; во-вторых, в том, что она неразрывно связана с широчайшими народными массами; в-третьих, сила партии коммунистов состоит в её организованности, в демократическом централизме, в коллективном руководстве снизу доверху.
Замечательный образец творческого подхода к марксистско-ленинской теории и мастерское применение её к конкретно-историческим условиям страны дала Коммунистическая партия Китая и её выдающийся вождь - товарищ Мао Цзэ-дун. Сохраняя верность принципам марксизма-ленинизма, борясь против догматизма и начётничества, отираясь на богатейший опыт КПСС и используя его, руководители Коммунистической партии Китая внесли много нового и в теорию марксизма-ленинизма и в практику её претворения в жизнь.

продолжение книги ...






Добавлена книга известного в прошлом географа Ю. Г. Саушкина «Москва», под редакцией члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского, изданная в 1955 г.


Добавлена книга М. Д. Каммари, Г. Е. Глезермана и др. авторов «Роль народных масс и личности в истории», изданная Гос. изд-м политической литературы в 1957 г.


Добавлена книга «На заре книгопечатания» В. С. Люблинского, изданная "Учпедгизом" в 1959 г. и повествующая о первых книгопечатниках.


Добавлена книга «Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи», изданная в 1939 г. и содержащая речи и статьи известного политического и государственного деятеля.


Добавлена книга «Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке», под редакцией М. Горького и др., изданная в 1935 г.


Добавлена брошюра М. Моршанской «Иустин Жук», напечатанная издательством "Прибой" в 1927 г. и рассказывающая о деятельности революционера.


Добавлена книга М. А. Новоселова «Иван Васильевич Бабушкин» о жизни Бабушкина, напечатанная издательством "Молодая Гвардия" в 1954 г.