Учебное пособие, написанное академиком Я. К. Гротом, «Русское правописание», изданное в 1894 г.


Книга Г. Роледера «Онанизм», вышедшая из печати в 1927 г. и рассказывающая о лечении пагубной привычки.


Развлекательная и познавательная книга Г. Вагнера и К. Фрейера «Детские игры и развлечения», изданная в 1902 г.


Книга Н. Тяпугина «Народные заблуждения и научная правда об алкоголе», вышедшая из печати в 1926 г.

Зиловский рабочий отряд


Г. ЧУЛКОВ. Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке
Под ред. М. Горького, П. Постышева, И. Минца
Изд-во "История гражданской войны", М., 1935 г.
OCR Biografia.Ru

После падения осенью 1918 года советской власти на Дальнем Востоке в Зилове осталось 40—50 красногвардейцев армии Лазо. Одни устроились рабочими в депо, другие — на приисках, остальные просто скрывались от белых у местного населения. С Уссурийского фронта прибыл большевик Огарков и поступил слесарем в депо. Примерно до ноября месяца зиловские большевики не проявляли себя, чтобы с первых же шагов не попасть в бешеные лапы контрреволюции. Только в ноябре месяце зиловская подпольная ячейка большевиков приступила к организации повстанческих ячеек. Была установлена связь с благовещенской и бочкаревской подпольными организациями. Для этой цели, успешно осуществленной, была командирована Чулкова Татьяна. В ноябре ячейку неожиданно постиг удар: были арестованы и расстреляны наиболее активные большевики — председатель Савилов и член бюро Поросенков. Однако несмотря на аресты, расстрелы и пытки зиловская ячейка сумела сохранить свою дееспособность и развить большую организационную работу.
В феврале 1919 года зиловцы установили связь с Ушумуном, где скрывался Номоконов, по словам которого в Ушумуне была организация, совершенно готовая к выступлению (15—20 человек).
После установления связи с ушумунцами зиловцы в мае месяце на разъезде Танка созвали совещание, на котором было проведено организационное слияние отрядов и намечен день выступления — 10 мая. Здесь же командиром отряда был выбран Кошель, помощником — Парфенов и начальником штаба — Номоконов. Местом сбора отрядов для выступления назначили разъезд Танка.
Вооруженные зиловцы в соответствии с постановлением совещания в намеченный день в количестве 35—40 человек утром явились к Кошелю. Но выступление не состоялось, так как не явились ни ушумуновцы, ни Парфенов. Как после выяснилось, неявка объяснялась тем, что белые направили карательные экспедиции на Ушумун и разгромили подпольную организацию. Парфенов под влиянием этого разгрома оттянул свой отряд в Усть-Кару. Так окончилась первая неудачная попытка восстания. Возобновить связь с Парфеновым и ушумунцами удалось лишь в конце июля, когда Парфенов вместе с сорока ушумунцами неожиданно занял станцию Урюм, не предупредив об этом зиловцев.
По занятии Урюма Парфенов связался по аппарату с комендантом станции Зилово и потребовал от него немедленной эвакуации станции. При этом он сообщил ему, что Урюм занят отрядом в 500 человек, а разъезд Ундурга в 800 человек. В это время в Зилове находилось 200 человек японцев и 100 человек казачьей кавалерии с бронепоездом «Мститель».
Сообщение Парфенова о занятии Урюма и Ундурги и его требование очистить Зилово внесли невообразимую панику. Все эти каратели, храбрые с мирным и безоружным населением, при одних слухах о приближении партизан панически погрузились ночью в вагоны и удрали из Зилова. Ячейка спешно организовала рабочих, за ночь отремонтировали испорченный паровоз и утром в составе 10 вагонов покатили в Ундургу за партизанами. 5 августа эшелон вернулся обратно, взяв с собой 75 человек повстанцев.
Паника среди японцев и белых и быстрый успех движения объяснялись в значительной мере организационно-агитационной работой, проведенной до этого зиловской подпольной ячейкой. Так например были своевременно отпечатаны на шапирографе и распространены среди населения, а также среди белых и японских солдат листовки под заголовком «Власть советов», где помимо разъяснения целей нашей борьбы сообщалось о крупных победах Красной армии над Колчаком, о скором приходе Красной армии на Дальний Восток и о действиях партизанских отрядов в Забайкалье, на Амуре и в Приморье.
После занятия Зилова был создан штаб по руководству повстанческим движением и боевыми операциями в составе пяти человек: Кошель — командир отряда, Номоконов — начальник штаба, Парфенов — помощник командира отряда, Огарков и Чулков — члены штаба. Чтобы помешать внезапному налету бронепоездов белых на Зилово, в этот день партизаны сожгли железнодорожный мост на Орчикове, в восемнадцати километрах от Зилова в сторону Бушулея.
До 7—8 августа штабом велась работа по вовлечению в отряд сочувствующих, способных носить оружие. Прибывающие в отряд разбивались на взводы и роты, вооружались и подчинялись командирам, выдвигаемым из наиболее способных партизан. В ночь с 7 на 8 августа начались стычки с противником, главным образом с японцами.
Первый бой произошел в восемнадцати километрах западнее Зилова у моста на Орчикове, уничтоженного партизанами 5 августа. Японцы восстанавливали мост. Штаб партизан задался целью захватить японский броневик, под защитой, которого они производили работу. Для осуществления этой цели силы партизан в количестве ста человек были разбиты на три группы: первая группа под командой Кошеля в 50 человек, вторая группа под командой Парфенова в 45 человек и третья группа под командой Филиппова в 5 человек. Первые две группы по выработанному плану должны были на рассвете окружить с двух сторон японцев у моста, а группа Филиппова направилась в глубокий тыл взорвать железнодорожный путь и тем самым отрезать путь к отступлению японскому броневику.
Кошель и Парфенов в два часа ночи незамеченными подошли к японцам на расстояние десяти метров и ружейными залпами открыли огонь по броневику и эшелону. Японский броневик в свою очередь открыл ответный огонь из пулеметов и орудий. Японская пехота, находившаяся в теплушках и обстреливаемая партизанами, не имела возможности принять участие в бою. Все ее попытки выскочить из теплушек и развернуться в цепь кончались тем, что партизаны их в упор расстреливали на месте. Исключительная близость расположения наших цепей делала их неуязвимыми со стороны орудийного и пулеметного обстрела броневика. Конструкция последнего невидимому не позволяла орудиям и пулеметам наносить поражения на слишком близком расстоянии.
В разгаре боя с японского броневика заметили у себя в тылу дым загоревшегося моста. Броневик на время прекратил обстрел и дал задний ход. В это время из цепи выскочил Кошель и бросил бомбу в броневик, намереваясь одновременно взобраться на паровоз и остановить броневик на месте, но японским офицером Кошель был убит наповал выстрелом из револьвера в лоб.
Брошенная Кошелем бомба не разорвалась. Броневик на полном ходу вместе с эшелоном пролетел сквозь пламя горевшего моста. Оказалось, Филиппов, вместо того чтобы взорвать путь или разобрать рельсы у моста, почему-то этого не сделал и предпочел сжечь мост. Невыполнение задания со стороны Филиппова позволило японскому броневику и эшелону ускользнуть из рук партизан. В этом бою со стороны партизан было убито 4 человека, со стороны же японцев жертв было больше; на месте оказалось 5 убитых японцев, остальных они успели подобрать и увезти с собой в Бушулей. Партизаны собрали все пустые гильзы, подобрали убитых и возвратились в Зилово.
После смерти Кошеля командиром отрйда был назначен Парфенов. Патроны партизан были на исходе, поэтому в зиловском депо были организованы отливка пуль и набивка гильз. На следующий день из Ксеньевки прибыл отряд в пятьдесят человек под командой тов. Павлуцкого Вениамина. Такое же количество прибыло из окружающих сел и приисков. Вооружены были отряды преимущественно винтовками и берданами.
В течение трех последующих недель японцы три раза вели наступление на Зилово, но были отбиты. В первом наступлении мы потеряли шесть человек, а в остальных — четыре. Так как партизаны несмотря на такую удачу окончательно остались без патронов, пришлось оставить Зилово и отступить до Урюма. Японцы заняли без боя Зилово и даже не преследовали партизан. Через несколько дней в Урюм прибыло 150 насильно мобилизованных Семеновым казаков Куларской станицы, решивших перейти на сторону партизан. За ними из Усть-Кары прибыл отряд кавалеристов в количестве пятидесяти человек. Все они были хорошо вооружены. Количественно отряд вырос до 350 человек. После прибытия всех этих бойцов было созвано объединенное совещание командного состава, на котором произошло слияние их в один отряд под общим командованием Парфенова. Здесь же решили возобновить наступление на Зилово.
Не доходя до разъезда Танка, партизаны столкнулись с крупными японо-семеновскими силами, двигавшимися в сопровождении четырех бронепоездов в сторону Урюма. Недостаточная предусмотрительность Парфенова и удачное маневрирование противника привели к тому, что партизаны оказались обойденными противником с обоих флангов. При сильном артиллерийском и пулеметном обстреле противник повел бешеное наступление на партизан, попавших в угрожающее положение.
Казалось, что гибель партизан неотвратима — она перед глазами. Положение удалось спасти. Вскочив на стоящий под парами паровоз, я открыл на полный ход регулятор и, направив паровоз навстречу японским бронепоездам, сам на ходу соскочил с него. Паровоз развил большую скорость и врезался в японский бронепоезд. Неожиданность этого маневра, быстрота его исполнения и грохот столкнувшихся паровоза и бронепоезда настолько ошеломили японцев, что они моментально прекратили наступление, не зная, что делать дальше. Партизаны, воспользовавшись этим замешательством, вырвались из окружения и благополучно отступили в Ундургу, оставив на месте только шесть человек убитыми.
Продовольствие партизан приходило к концу — это вынудило партизан продвинуться в район, который обеспечил бы отряд снабжением. Парфенов с частью отряда двинулся на Ксеньевскую, которую занял на следующий день, остальные направились на Ломы, в районе Сретенска. Здесь они встретились с ломовскими повстанцами. Командующим этим фронтом был Федот Погадаев, заместитель П. Журавлева по Шилкинскому и железнодорожному районам. Как всегда бывает при встречах отрядов, созвали совещание командного состава. Совещание решило: возвратиться обратно на железную дорогу, вновь занять станцию Зилово, затем Бушулей и продвигаться по железной дороге на запад.
План занятия Зилова и Бушулея был следующий: третий кавалерийский полк Швецова ведет наступление на Бушулей (40—50 километров от Зилова). Одновременно зиловская пехота с остальной кавалерией под командованием Погадаева ведут наступление на Зилово. Операция с занятием Зилова Погадаевым была проведена блестяще. Стремительным ударом в 4—5 часов утра белые были выброшены из Зилова в сторону Бушулея. Но там они напоролись на Швецова, который раньше времени был ими обнаружен и подвергся сильному артиллерийскому обстрелу японских бронепоездов. Не предупредив Погадаева, Швецов отступил на Шилку, переправился на правый берег и возвратился к Журавлеву на Аргунь.
В Зилове против Погадаева участвовали два бронепоезда белых — «Мститель» и «Истребитель», часть 8-го кавалерийского полка и часть пехотного полка — всего 600—700 человек. С нашей стороны участвовало примерно 500—600 человек. Таким образом противник безусловно превосходил нас как живой силой, так и вооружением. Орудий, пулеметов у Погадаева не было. Неудачная операция Швецова позволила бронепоездам белых и частям уйти безнаказанно из приготовленной им ловушки.
После занятия Зилова штабом была произведена реорганизация отряда. Все многочисленные отряды и отрядики, примкнувшие к зиловцам, были расформированы, и из них образованы взводы, роты, сотни и полки. Так родились к боевой жизни два полка — кавалерийский под командованием Ивана Пуртова и пехотный — под командованием Вениамина Павлуцкого.

продолжение книги ...






Добавлена книга известного в прошлом географа Ю. Г. Саушкина «Москва», под редакцией члена-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского, изданная в 1955 г.


Добавлена книга М. Д. Каммари, Г. Е. Глезермана и др. авторов «Роль народных масс и личности в истории», изданная Гос. изд-м политической литературы в 1957 г.


Добавлена книга «На заре книгопечатания» В. С. Люблинского, изданная "Учпедгизом" в 1959 г. и повествующая о первых книгопечатниках.


Добавлена книга «Я. М. Свердлов. Избранные статьи и речи», изданная в 1939 г. и содержащая речи и статьи известного политического и государственного деятеля.


Добавлена книга «Таежные походы. Сборник эпизодов из истории гражданской войны на Дальнем Востоке», под редакцией М. Горького и др., изданная в 1935 г.


Добавлена брошюра М. Моршанской «Иустин Жук», напечатанная издательством "Прибой" в 1927 г. и рассказывающая о деятельности революционера.


Добавлена книга М. А. Новоселова «Иван Васильевич Бабушкин» о жизни Бабушкина, напечатанная издательством "Молодая Гвардия" в 1954 г.